Завтра без молодёжи не наступит

Главная \ Новости \ Завтра без молодёжи не наступит
Завтра без молодёжи не наступит

Старшеклассники щёлковского отделения православной гимназии «Ковчег» и лицея № 7 дискутировали на тему «Свобода и ответственность».

Лицейская учительница истории и обществознания Марьям Текеева сказала:

«Мои ученики, пришедшие сегодня, люди подкованные, почти все – участники дебат-клуба. У каждого из них сформировано своё мнение. Да, мне порой из-за этого бывает с ними трудновато. Но несмотря на все их сформировавшиеся мнения, а может, благодаря им, я общаюсь с ребятами на одном уровне. Мы часто спорим, я уважаю их убеждения, у них тоже имеются авторитеты. Сегодня пришли желающие – они сами захотели принять участие в мероприятии».

«Подкованные люди» заранее раскрывать карты не стали. «Мы не скрываем своего мнения, но просто не торопим событий. Мы готовы, скорее, отстаивать свои взгляды, чем формировать новые», – сказали лицеисты перед началом круглого стола. Ученика 11-­го класса Дмитрия Боброва удалось вывести на более или менее откровенный разговор. Он сказал:

– Молодёжь и современность не всегда противопоставление. Да, есть новые веяния, которые даже нам претят. Например, псевдонаука, которая навязывает новые теории происхождения человека или плоской Земли. Думаю, эти теории создаются в рамках эпатажа, чтобы показать себя. Как и нынешняя мода – больше эпатаж, чем действительно своё мнение.

– А в какой степени эпатаж сейчас свойствен молодёжи? Где та граница, когда без эпатажа никак? Бывает ли, что ты вынужден эпатировать, хотя тебе это претит?

– Всё зависит от ситуации. Вот, например, сегодня. Я опоздал на первый урок, и меня не пускали в школу. Вернее, не выпускали из раздевалки. Сначала я вступил в спор, но до эпатажа дело не дошло: я понял, что разговариваю с людьми старой формации, которым мало что докажешь. Спорить с ними сложно. Они не признают за молодёжью способности на собственное мнение, знания своих прав и вообще претензии какой-то на права. Им неинтересно, что ты там думаешь и что ты вообще из себя представляешь как личность.

***

Почётный гость мероприятия благочинный церквей Щёлковского округа протоиерей Андрей Ковальчук поздравил именинниц – Екатерин, коих оказалось две, и сказал в напутствие:

«Сегодня и у вас, как у святых великомучеников, есть возможность проявить свою духовную силу и таланты».

Настоятель Державной церкви во Фрязине, ответственный за образование и катехизацию в Щёлковском благочинии, священник Димитрий Поповский был ведущим дискуссии. Он успокоил:

«Вы не волнуйтесь, я сильно не кусаюсь, зубы у меня не острые. Поговорим, поспорим, главное – чёрными словами не ругаться. Может, по каким-то вопросам вы даже спорить не захотите».

Председатель районного комитета по образованию Гавриил Поляковский обратил внимание, что столы в конференц-зале стоят не кругом, а буквой «Н».

«А кто придумал круглый стол?» – спросил он у директора учебно-методического центра Веры Зерковой.

Ответили ему со зрительских мест: «Король Артур!»

***

Команды расселись по обе стороны от ведущих – отца Димитрия Поповского, Гавриила Поляковского и Веры Зерковой: гимназисты справа – лицеисты слева. Тем самым распределились дискуссионные стороны, как выяснилось вскоре. 

Тема стала неожиданностью для «левых»: им сообщили её более широкой – «Молодёжь и современность». Сюрпризом оказались и пять основных проблем, сформулированных в вопросах для обсуждения: «Можно ли быть свободным без ответственности?», «Свобода и ответственность в искусстве», «Субкультура в молодёжной сфере», «Селфи – зависимость или развлечение?» и «Молодёжные сленги и великий русский язык».

Однако лицеисты не струхнули, смело кинулись в бой и в грязь лицом не ударили, выступив в целом ничуть не хуже гимназистов. Да, формировать мнения и высказывать суждения им приходилось прямо по ходу дискуссии. Поэтому иные путались в терминологии, цитатах и ссылках: если бы они перепроверили и подтвердили аргументы загодя, может быть, их выступления выглядели бы более гладко. Но эмоции, страсти, убеждённость в своей правоте и искреннее желание сейчас и всем эту правоту доказать брали своё и маскировали белые пятна.

Команда «правых» вооружилась основательно: каждому участнику заранее был выдан свой вопрос, на который он должен был подготовить аргументированный ответ. Но ковчеговская тяжёлая артиллерия под командованием Анны Кузьминой и Арины Курнаевой оказалась не такой уж тяжёлой, потому что у лицея в арсенале имелась система залпового огня по имени Алёна Мастерова.

Алёна порой говорила наобум, в сердце и голове её гудел пламенный мотор, не дающий закрываться рту. Оппонентка Арина из «Ковчега», напротив, контр-аргументировала авторитетно, спокойно и основательно. Видна была серьёзная работа, проделанная ею перед диспутом. Но без таких зажигалочек, как Алёна, пожалуй, не было бы столь живо и искромётно.

***

Да, не всё у школьников получалось. Бывало, говорили взрослые: сами себя спрашивали, сами себе отвечали. Бывало, диспут срывался в спор, уходил в смежные темы, видимо, более близкие и животрепещущие.  Учитывая, что всё это впервые и вновь, ведущие подстёгивали молодёжь, но не строго, а поучительно-ласково, иногда позволяя себе пошутить и побалагурить на сленге, мастерски создавая иллюзию равенства, близости, общей площадки, общих радостей, огорчений, проблем и идей.

Обсуждали темы свободы и ответственности; толерантности, зависимости, даже половой ориентации. Как пример ведущие – Гавриил Поляковский и отец Димитрий – привели гипотетическую выставку «Антирелигия». Можно такую открыть или нельзя? Этот вопрос, как световой луч, участники пропускали сквозь все темы, преломляя так и эдак, разворачивая и выворачивая, наблюдая, каким выйдет ответ, как он высветит итог.

«Ваша свобода махать кулаками кончается у кончика моего носа», – привёл цитату Димитрий Поповский. Насколько хорошо мы, взрослые, помним эту фразу? Обычно вспоминают другую: моя свобода кончается там, где начинается свобода другого. А где эта последняя начинается? Кто ответствен за то, чтобы расстояние между носом и кулаком не сократить? Как балансировать на грани между уважением к свободе ближнего и равнодушием к его проблемам? И его ли это проблемы – или не только его? Зависимость – грех, вина или беда? Помогать или не мешать?

Участники круглого стола пытались понять. Не подрались. Может, потому, что сидели в разных концах стола. Тут уж до носа не дотянешься…

По ходу обсуждения школьники спутали свободу с толерантностью. По мнению молодёжи, толерантность – это терпимое отношение к привычкам, манерам, образу жизни и самой свободе окружающих. С точки зрения отца Димитрия, толерантность – наибольшее зло, ибо, пользуясь лексиконом юных, представляет собой крайнюю степень пофигизма и в полном своём воплощении может присутствовать только на кладбище: мёртвым ведь всё равно.

Надо сказать, отец Димитрий оперировал заимствованными неологизмами порой лучше школьников: 11­класснице Алёне он растолковал значение слова фейспалм, удачно подвернувшегося ему в приводимом красочном примере. Ловко выводил разговор на горячие, хайповые темы. Нимало не смущаясь, ввернул дидактику в спор о гей­парадах, свернув с беседы о пропаганде. «Это в действительности совсем не такие забитые, угнетённые, обиженные миром, глубокого внутреннего содержания люди, как вам представляется, – разъяснял священник. – И потому, мол, им очень нужен для самовыражения радужный парад. Это обычные, уверенные в себе люди, умело ведущие пропаганду». Оппонировала ему в основном Алёна, но отец Димитрий обставил всё так, будто школьница сама инициировала разговор на вроде бы неловкую тему.

«Это вы про “голубых”, что ли?» – удивлённо оторвался от конспектирования аргументов Поляковский. – Я это явление не поддерживаю».

(Алёна, кстати, едва не огребла за свою активность: по слухам, на неё сгоряча почти написала докладную учительница истории Валентина Зыбина, наблюдавшая диспут из зрительного зала. Да всё быстро разрешилось миром.)

А выставку «Антирелигия» дети так и не запретили: и «правые», и «левые» сошлись на том, что она весьма важна и нужна – для саморазвития, для самовыражения, для понимания, чем живёт ближний. К такому выводу пришли, обсудив множество нюансов: различие в понятиях «религия» и «вера» (в чём большую осведомлённость выказали гимназисты); цели, с которыми люди могут посетить или не посетить такую выставку; задачи, которые могли ставить её организаторы; прецеденты, которые могли бы случиться на самой выставке или в связи с ней; общественный резонанс, наконец. Большинством голосов выставка была разрешена. Хотя Поляковский выступил против.

Взрослым, сидящим в зале, хотелось тоже выступить, высказаться, поправить, помочь или возразить. А ученикам просто нравилось. Они погрузились, жили в этом споре, как малыши с головой, со всем, что есть у них, перемещаясь из кроватки за стол, из детсада на улицу, из дома в гости. Они твёрдо и до конца отстаивали свои суждения, порой неказистые, сбивчиво высказанные, подкреплённые сомнительными ссылками на подозрительные источники. Действительно: никакого нового взгляда. Только стоять на своём!

Вряд ли в этом споре родилось много истин, но одна подтвердилась: дети должны быть услышаны. Они этого хотят. Они не пустят в свой мир никого, чей интерес наигран, кто так, для поддержания разговора забежал на минуту. Они требуют воспринимать себя всерьёз.

***

После круглого стола Гавриил Поляковский обсудил его итоги с Верой Зерковой. Единодушны были, что первый блин всё же не комом, что нужно повторить, и не раз, а то и вовсе проводить на регулярной основе. Отметили необходимость усовершенствований: нужны модераторы, нужно привлекать зал, дать ему слово, нужно, чтобы дети выступали, а не выкрикивали. «Я специально всё время вставал и высказывался стоя, чтобы взяли с меня пример и тоже вставали – так видно, кто говорит, слышно лучше, о чём говорит. Но дети пока моему примеру не последовали. Им нужно уделить больше внимания. Каждому выступлению», – резюмировал Поляковский.

Решили проводить круглые столы ежемесячно, не оставляя их только в рамках Рождественских чтений.

«А выставку я вам не прощу!» – уже в дверях шутливо попенял Поляковский не успевшим убежать дебатёрам. И погрозил пальцем.

Погрозил, припомнил и десятого декабря, когда на церемонии закрытия Рождественских чтений награждал лицеистов и гимназистов почётными грамотами.

***

Какой всё же должна быть молодёжь сегодня и завтра, участники круглого стола и зрители не решили. Понятно, что это завтра без молодёжи вряд ли наступит. Без той молодёжи, которая есть сегодня, – такая, какая она есть. А завтра будет новая молодёжь.

Станет ли прошедший диспут значимым? Даст ли детям знак, что их умеют услышать? Поймут ли взрослые, что дети готовы к диалогу не только с ровесниками?

Время покажет. Оно у нас, надеемся, будет. 

Кристина НЫРКОВА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.