Варвара КАРАУЛОВА: «Казнить их не надо. Но и отпускать просто так тоже нельзя»

Главная \ Новости \ Варвара КАРАУЛОВА: «Казнить их не надо. Но и отпускать просто так тоже нельзя»
Варвара КАРАУЛОВА:  «Казнить их не надо. Но и отпускать просто так тоже нельзя»

Почему об этом надо рассказывать в местной газете? Потому что в России сейчас нет района, в котором не знали бы, кто такая Варя Караулова. Она и сама призналась на первой после освобождения пресс-конференции: моё имя идёт впереди меня.

Однако напомню. В июне 2015 года Варвара Караулова пыталась попасть на подконтрольную ИГИЛ территорию Сирии, но была задержана в Турции и отправлена в Россию. Варвару нашёл и вызволял лично её отец Павел Караулов. Если бы дело было поручено одним лишь правоохранительным органам, всё могло сложиться иначе. В декабре 2016­-го она была приговорена к четырём с половиной годам заключения в колонии общего режима по обвинению в попытке примкнуть к ИГИЛ. Варя отправилась в колонию со студенческой скамьи философского факультета МГУ.

***

На третий день по возвращении на условно-досрочную свободу Варвара говорит: «Очень рада вернуться. Конкретных планов нет. Буду учиться, работать. Оказывать помощь людям. Отдыхать не планирую. И так много времени ушло впустую».

Сейчас она студентка-заочница двух вузов. «Не уровня МГУ, конечно, – вздыхает девушка. – Надо как-то переводиться». По лицу читаем опасение: не возьмут.

После возвращения с отцом с миграционного пункта Турции, на котором обнаружили и задержали Варвару, в 2015 году ей пришлось сменить имя на Александру Иванову. «Меня не брали ни на работу, ни на учёбу, – говорит Варя. – Все знали, что идёт громкий уголовный процесс. Моё имя по сей день идёт впереди меня. И самое горькое, что так теперь будет всегда. Но больше имени менять не буду».

В. Караулова настроена жить своим именем и своим умом.

– Вы понимали, куда бежите, к кому бежите? – спрашивают журналисты.

– Мне стыдно, но я настолько мало интересовалась политикой и происходящим вокруг, что не знала о существовании ИГИЛ. Что война идёт в Сирии, слышала краем уха. Считала, гражданская. Я ехала к мужу.

Это говорит успешная студентка ведущего вуза страны. Она училась на философском и не интересовалась происходящим вокруг. Новостей не смотрела. Вы всё ещё думаете, что телевизор зло и его надо выкинуть?

«Варя с нами. Она окружена любовью. Она добрая, хорошая, милая девочка. Роковая ошибка в прошлом», – говорит Павел Караулов.

Он не скажет про себя так, а я решусь: это тот отец, который вытащил свою дочь из пропасти, когда над ней уже нависли толщи воды… песка… камня… – того, что поглотило бы и следов не оставило.

«Ко мне за помощью обратилась тысяча человек, – рассказывает П. Караулов. – Тысяча семей искала способы вызволить дочь – каждая свою. Вот масштаб катастрофы. Страшной для нас ценой – оглаской, позором даже – очень многих детей удалось спасти. Об ИГИЛ стали говорить. Как отца меня везде принимали, слушали. Интерпол откликнулся оперативно. Люди самого высокого уровня принимали меня в шесть утра. Не теряйте присутствия духа. Бейтесь за своих детей!»

– Что вы можете сказать девушкам, которые собираются в Сирию? – спросят Варю.

– Надеюсь, за четыре года моей катастрофы таких желающих больше нет. Моя история стала показательной. Не надо куда-то ехать и верить малознакомым людям. А те, которые уже там… Жаль, что, в отличие от меня, они доехали. Надо возвращаться. Здесь могут встретить по-разному, но это лучшая судьба, чем там.

– Но по возращении в 2015­-м вы собирались уехать повторно, – напомнят Варваре.

– Повторно никто никуда не собирался, – объяснит мать В. Карауловой. – Это спецслужбы просили Варю повторно выйти на контакт и общаться с вербовщиками. Она почувствовала, что её затягивает. В сентябре 2015 года Варя сдала все гаджеты в мой сейф.

И полтора года в ожидании приговора она провела с кнопочным телефоном.

«Мы сотрудничали со спецслужбами, но, кроме моей дочери, они что-то никого не нашли. Искали ли?» – сквозь слёзы задаётся вопросом Кира Караулова. Зачем и кому понадобилось повторное окунание Вари в сети вербовщиков?

Когда Варвара перестала выходить с ними на связь, её, девятнадцатилетнюю девушку, арестовали в шесть утра силами ОМОНа. Она помогала следствию сколько могла, но, оказывается, нельзя было признаваться правоохранительным органам, что сил быть наживкой для ИГИЛ больше нет.

– Когда убегала в Турцию, маму жалко не было? – журналисты делают своё дело.

– Я была уверена, что вернусь, – отвечает Варя. – Теперь и сама понимаю, как это глупо сейчас звучит. А ещё я думала, что без меня дома будет лучше. Но потом я увидела в Турции папу… Как низко и глупо я поступила! Никакого права не имела так поступать.

Родителей тоже спросят, как же так надо жить семьёй, чтобы не заметить, что дочь собирается убежать к жениху в Сирию.

– Мы ни о чём не спрашивали дочь, – ответит отец. – Думали, надо хранить какую-то ауру. Есть взрослеющая дочь, есть вещи, о которых спрашивать её не следует. Следует! Спрашивайте. Не разговаривайте с своими детьми о кино и оценках, не берегите какое-то эфемерное личное пространство, а именно спрашивайте. Самым лучшим другом твоего ребёнка не должен быть планшет. Планшет как раз спрашивает и требует однозначных ответов: будешь? Любишь? Поедешь? Когда?..

***

А вот эти заключительные слова Варвары покажите своим детям, если они не читают газет без вас, то есть если они, как и Караулова в 2015-­м, настолько мало интересуются политикой и происходящим вокруг, что не знают о существовании ИГИЛ:

«Нельзя придумывать жизнь вокруг себя. Не подруга твоя опора, а отец и мать. Подруга завтра и не вспомнит, что ты была. А отец, бросив всё, прилетит спасать тебя из Турции.

Если при взгляде на меня какая-нибудь девочка задумается, зачем ей это всё написали в Интернете, значит, я страдала не зря. На своих ошибках учиться очень больно. Но если кто-то спасётся… Значит, страдала не зря. Библия – это не мифы Древней Греции. К Богу я шла долго, раненная».

Очень многих удалось спасти, заметил отец осуждённой. Очень многих из не успевших уехать. Но есть и успевшие.

На вопрос «Как следует поступить с женщинами, которые по сей день живут в сирийских лагерях?» освобождённая В. Караулова отвечает: «Казнить их не надо. Но и отпустить просто так тоже нельзя. Наказать их надо. По закону».

В колонии с похожими приговорами отбывали наказание ещё четыре девушки. Между собой они не общались.

Майя ИЛЬИНА,
корр. «Впрямь».
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.