В природе горького разлада

Главная \ Новости \ В природе горького разлада
В природе горького разлада

Если вы решили, что ваши дети или престарелые родители, сами не способные содержать себя, вам не дороги (или, наоборот, дороги не по карману), судебные приставы к вам придут. Пенять не станут: опишут какое ни есть имущество, может, машину арестуют, отправят уведомление в бухгалтерию на вашу работу. Если вас не окажется дома сего­дня, явятся завтра. Вас найдут везде через два месяца после того, как выплаты на содержание вашего ребёнка (матери, отца, супруга или супруги) были назначены судом.

В одном из недавних рейдов мне довелось принять участие.

***

Судебный пристав-исполнитель Борис Бурнашев сказал:

«Злоумышленные уклонисты от выплаты алиментов могут получить до 15 суток административного ареста или 150 часов обязательных работ. Иногда при обнаружении должника в ходе розыскных мероприятий он впервые узнаёт о том, что в отношении него вынесено судебное решение о взыскании алиментов».

Так случилось с щелковчанином Алексеем, проживающим на Пролетарском проспекте. Алексей развёлся с женой в январе. От содержания своего четырёхлетнего ребёнка не отказывается, но никто ему о назначении выплат не сообщил: ни бывшая жена, ни почта. Да и платить было не из чего: на работу Алексей устроился только в апреле. Но теперь не отвертеться: постановление вручено, подпись в протоколе визита приставов имеется, протокол по требованию пристава Бориса Бурнашева снят должником на фотокамеру. Факт съёмки зафиксирован. Никто не подрался и даже не поругался. Присутствия понятых не потребовалось. Обещания даны. В бухгалтерию предприятия, где работает Алексей, направлен запрос – теперь алименты станут вычитать из его зарплаты.

В понятых, к слову заметить, могут оказаться ваши соседи, если вы должник по алиментам. А можете и вы, если должник – ваш сосед. Как воспримете это во втором случае, ваше дело: как неприятную процедуру, которой лучше избежать, или почётную обязанность поучаствовать в защите материнства, отцовства и детства. Что от вас потребуется? Быть свидетелем, как приставы описывают имущество должника в тех случаях, когда долг превышает десять тысяч рублей. Бывает, арест накладывают на дорогой автомобиль или телевизор, а бывает, что и описывать нечего.

Так получилось с Аллой, живущей в однокомнатной квартире на улице Шмидта.

– Мы опишем ваше имущество. Сейчас приведём понятых… – сказали приставы Алле.

– Ну давайте попробуйте, – горьковато усмехнулась Алла, поправляя застиранный халатик. Она будто не сомневалась, что никого приставы не приведут.

Стучимся в соседние двери – без результата. Проходим по этажам – получаем единственный недовольный ответ из-за двери, которую нам не открыли: «От этих соседей только шум и неприятности, я отказываюсь им в чём-либо помогать».

Хотелось объяснить: вы помогаете не надоевшей соседке, а ребёнку, которому она несколько месяцев не перечисляет ни копейки. Ребёнок живёт у опекунов, он не ваш сосед и даже если шумит, вам уж точно не мешает. Звук шагов за дверью гаснет.

У Аллы и мебели-то почти нет – лишь письменный стол да комод. Комод детский, арестовать его нельзя – это необходимое в быту имущество. Единственный шкаф – он не изымается. Кровать, будь она у Аллы, тоже не описали бы – но Алла спит на брошенном на пол матрасе. Кроватка в квартире только детская, в ней стоит годовалая дочь должницы. В вырезе линялой рубашонки виден послеоперационный рубец. Девочка – инвалидка. На неё мать получает пенсию в 14 тысяч рублей, а с пенсии платит алименты на содержание старшей дочери. Но денег мало, поэтому платит не всякий раз.

– У вас задолженность по алиментам в пользу Полины П., – пристав зачитывает материалы дела.

– А кто эта Полина? – спрашиваю.

– Опекун ребёнка, на которого вот эта гражданка лишена родительских прав, – ровным голосом отвечает Бурнашев.

Алла всплёскивает руками и будто выдыхает накопившуюся ненависть:

– Это тварь!

Следует рассказ о тварях: об отце девочки, который её пропил, а уж вторая дочь-инвалидка ему и вовсе не нужна; о бабке, с готовностью отдавшей внучку чужим людям; об опекунше, регулярно выламывающей дверь в квартиру Аллы, орущей на весь этаж. Им всем, заверяет должница, нужна её однушка в новостройке, почти в центре города.

Приставы описывают телевизор с пузатым кинескопом и выломанными кнопками. Алла успокаивается и обещает прийти за квитанцией. Ворчит и возмущается: почему нельзя прийти в Службу судебных приставов в воскресенье? Почему надо стоять в очереди в душном помещении, когда ещё и ребёнка некуда девать?

– Я всё выплачу. Вот получу детские – и выплачу, – на лице Аллы виноватость.

Малышка в кроватке улыбается. Приставы покидают прокуренную однушку должницы. Алла провожает их тоскливым взглядом.

– Многие строят из себя законопослушных, – говорит Бурнашев уже в лифте. – Это никак не означает, что завтра она побежит за квитанцией. И уж тем более, что в ближайшее время выплатит хотя бы часть. А от отца ребёнка здесь ждать и вовсе нечего. Он по месту прописки относится к отделу приставов в Королёве. Мы его ловить не полномочны. А они поймать, видимо, не могут. Да и что с него брать? По документам он безработный. Такие обязаны встать на учёт в центре занятости. Но его сперва залови, чтобы поставить на учёт… А у матери детское пособие – с него мы имеем право взимать процент для выплат.

Алла в декретном отпуске. Службе судебных приставов это известно. Потому визит к ней дневной, как и к безработному Алексею.

К тем, кто занят днём, приставы обычно приходят рано утром или поздно вечером. Рейды по закону разрешено проводить с шести утра до десяти вечера.

Адрес должника Максима был в списке дневного рейда, но Максима в квартире не оказалось.

Почтовый ящик, судя по всему, опустошается регулярно. Соседка из квартиры напротив не знает, где Максим может быть и был ли сегодня дома. Зато знает, что человек он порядочный, сына любит. Сын часто приходит к отцу. Они проводят вместе выходные, а по будням отец возит мальчика в школу. В общем, у сына претензий нет.

А бывает так, что у детей-подростков претензии к отцам-должникам большие. Был случай в Жегалове: под дверью отца-должника дежурил тринадцатилетний сын с одноклассниками, срывал звонок и барабанил кулаками. Поджидал родителя у подъезда. Соседи опасались драки.

«У одного из должников в собственности имелась машина, которую он парковал в различных местах, подозревая, что её могут забрать за долги, превысившие миллион рублей, – рассказывает Бурнашев. – Сын должника, который никогда не получал алиментов от отца, сообщил, что может узнать, когда отец вернётся с заработков и где поставит свою машину. Так и вышло: он сказал об этом матери, та сообщила нам – и на следующий день машина была арестована и опечатана, а должнику была вручена повестка на составление протокола и уведомление об ограничении водительского удостоверения».

Автомобиль Максима, как и было сказано соседкой, стоит во дворе в кустах.

– Мы его сейчас описывать не станем, – бесцветным голосом говорит Бурнашев. – Знаете, какие бывают инциденты из-за машин? Это хорошо, если не наносят приставам телесных повреждений.

И показывает в смартфоне видеозапись, на которой плотный мужчина в самом расцвете сил ожесточённо машет руками, кричит, что сейчас же побежит в прокуратуру, но машину свою не даст арестовать ради каких-то алиментов.

Зря кричит, поясняют приставы. Лицам, злостно уклоняющимся от уплаты алиментов, судебный пристав приостанавливает действие водительского удостоверения. Тормознут такого сотрудники ГИБДД – тут и выяснится, что есть у него подзабытый должок. Сразу же будет составлен административный протокол, а должника, скорее всего, на два года лишат водительского удостоверения.

А может случиться и так, что соберётесь вы в отпуск за границу, а вас не выпустят из-за долгов. Долги по налогам или кредитам, коли они менее десяти тысяч рублей, в некоторых аэропортах можете оплатить на месте. Но с долгами по алиментам Борис Бурнашев таких случаев не припомнит. Обычно разворачивают: оставайся дома!

Не все знают, что судебные приставы самостоятельны. Бывает, граждане вызывают полицию или обращаются в прокуратуру, предполагая, что судебный пристав действует незаконно. Например, гражданин, у которого не вышло скрыться через окно, сначала попытался отнять у приставов документы, а прибывшим полицейским заявил, что, дескать, приставы занимаются рэкетом, а содержание детей – его право и ему решать, нужно ли тратить на это деньги.

Приставы работают ежедневно по будням. В рейды выезжают рано – возвращаются поздно. Пухлые папки с личными делами алиментщиков у них под мышкой. На сочувствие скупы и ко всему привычны: к равнодушию, слезам, алкогольному опьянению, сквернословию, даже рукоприкладству. Знают о должниках всё. Всегда готовы к встрече.

Ирина ЯКУШИНА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.