Утверждение в радости

Главная \ Новости \ Утверждение в радости
Утверждение в радости

Единственная в мире кружка

«У нас не такой формат, что мы-работаем-с-инвалидами, поэтому такие-бедные-несчастные-помогите-нам-пожалуйста, – спокойно, без пафоса говорит хозяйка мастерской и одна из со­здателей проекта «Радость простых вещей» Катерина (не Екатерина – она уточнила!) Набокова. – Нет, мы понимаем, что есть искусство и эти дети могут делать произведения искусства. Кто-то лепит классно, кто-то рисует классно. Если им дать ресурсный навык, чтобы понимали, как работать с материалом, они создают удивительные вещи».

Работы особенных детей.В мастерской было светло, на полках стояли уже обожжённые заготовки, на подоконнике – готовые работы: кружки, тарелки, подставки… Катерина выбрала две своих работы и… налила в них чай.

«Все эти вещи можно спокойно использовать в быту, – заметила она моё удивление. – Только в таких кружках чай получается вкуснее, ведь это совершенно уникальная, единственная в мире кружка».

Мастерская начиналась во Фрязине, затем на полтора года переехала в Щёлково, и вот снова на чемоданах. Помещение хорошее, но слишком длинные коридоры и четвёртый этаж оказались неудобными для особых учеников. Многие испытывали стресс, только добравшись до кабинета. Сейчас помещение с отдельным входом и на первом этаже совершенно бесплатно предоставил благотворительный фонд «Доверяю».

Катерина Набокова.«Я сама волонтёр этого фонда, он помогает многим людям, – говорит Катерина, – а мы стараемся помогать ему: участвуем в проектах, ярмарках, выставках… Вообще идея создания мастерской пришла не сразу. До этого я как психолог занималась с детьми йогой. А в конце занятий у нас был творческий блок. Мы рисовали, потом это надоело и взяли глину. И это как-то само стало развиваться. Я увидела, как увлекаются дети, увлеклась сама, стала искать людей, которые умеют работать с глиной, учиться. И постепенно всё переросло в мастерскую. Сейчас у нас большая команда: педагог арт-терапевт Максим Субота, художник-керамист Галина Кузнецова, наша помощница Юлия Захарова и много людей, которые помогают продвигать наши идеи. Например, Алёна Королёва делает нам инфографику и иллюстрации, Даша Погожева переводит научно-медицинские статьи про аутизм, ведь на английском языке гораздо больше специальной литературы на эту тему».

Скалка для кружки – лопух для тарелки

Чай выпит, мы берёмся за дело. Чтобы сделать тарелку, раскатываем кусок глины обычной скалкой для теста. Такие есть в каждом доме. В некоторых есть скалочки с узором – тоже подойдут.

«Да абсолютно всё идёт в дело – говорит Катерина. – Даже цветы, листочки можно облепить и получить удивительный узор. Вот лист лопуха – отличная тарелка! И упаковка от букетов может пригодиться. Кстати, то, что́ вы взяли, – это как раз от букета».

Раскатав плоскую лепёшку, я выбрала кусочек кружевного материала, чтобы нанести узор на заготовку. С внешней стороны будет паутинка, внутри – цветочки… Потом обжиг, а сверху – глазурь…

«Какой-то миф ходит, что глина – это что-то высокохудожественное, – продолжает мастерица. – Нет, всё элементарно просто, даже дети могут лепить из глины. Сложность – только обжиг. Но есть мастерские, куда можно приносить на обжиг вещи, сделанные дома. Если есть огород, можно и на огороде обжигать: собрать конструкцию из кирпичей. Глину мы покупаем в Гжели, там почти все закупаются. Хотя можно даже на берегу реки глины накопать и лепить, просто такую глину нужно будет подготовить.

Теперь продавливаем скалкой узор, затем скальпелем обрезаем края и укладываем в форму, пальцем затираем острые края – и всё: пусть сохнет».

Арт-терапия и с чем её едят

– Арт-терапия – это не только глина, но и рисование, вязание, всё, что связано с творчеством, – включается  в разговор Максим Субота. – Она снимает зажимы, развивает моторику и у детей, и у взрослых. Клиент выражает свои чувства не словами, а через работу. Это же не просто занятие: в конечном итоге получаешь продукт.

– Если у меня на душе кошки скребут, я и слеплю какую-то гадость? 

– Так тоже может быть, – смеётся Максим.

– Но почему тогда у вас гадостей нет? Кругом красивые вещи.

– Ваша внутренняя гадость за счёт эстетизации с каждым занятием становится прекрасней, приобретает формы, делается произведением искусства. Я следую за клиентом и помогаю ему освоить какой-то процесс. Клиент погружается в работу; у него внутри происходит какая-­то история, и она целительна. А результат бывает гораздо важней даже не для детей, а для их родителей, примиряет их с тем, что у них особенные дети. Родители, видя, что их ребёнок делает что-то красивое, как им восхищаются окружающие, уносят эти вещи домой и легче принимают ребёнка таким, какой он есть. Мы просто делаем жизнь ребёнка насыщенней, даём ему пространство, в котором он может самовыражаться. Я – за каракули. У меня нет задачи научить их рисовать правильно. Мне нравятся каракули. Это полная свобода. Художественные техники – инструмент. А у творчества есть свой ресурс; и он гораздо больше, глубже, чем видим.

«Мы делали проект к Всемирному дню распространения информации об аутизме: в кафе “Фабрика”, которое на первом этаже, было особое меню “Радость простых вещей” и выставка картин Сони Никитовой. Это меню подавали на тарелках и в кружках, сделанных детьми с ментальными нарушениями развития, – рассказывает Катерина. – Наливали в них посетителям молочные коктейли, на тарелках подавали десерты… Было очень необычно. А главное – показатель того, что это крутое искусство и функциональный продукт. Мы вообще хотим привлечь как можно больше людей в других городах для подобных проектов. Потому что чем дальше от Москвы, тем ситуация плачевней. Мы сами зарабатываем: проводим платные занятия, чтобы обеспечивать аренду помещения. А уже в нём можем преподавать, платить зарплату сотрудникам, помогающим нам работать с особыми детьми. Все, кто приходит к нам на платные занятия, знают, что помогают особым детям. Есть у нас в Интернете магазинчики, где продаются изделия мастерской. Посмотрите: вот эти тарелки, изразцы сделали дети с синдромом Дауна, дети-аутисты. Но это же произведения искусства! Международный рынок очень интересует такая продукция. Наш, к сожалению, не очень».

От эскиза до сервиза

– Ну а взрослых-то чем цепляет керамика?

– Как и для детей, это сенсорная разгрузка, а потом итоговый продукт, – объясняет Катерина. – Всё вылеп­лено руками, всё расписано. Сделано с нуля. Ничего не умея, можно слепить вещь, которой потом можно пользоваться. Это классные подарки. Мы делали новогодние игрушки – получились такие, что не стыдно из поколения в поколение передавать. Для снятия стресса есть много техник, много тренингов: можно просто лепить, можно работать на гончарном круге, завязав глаза, ощущать, как это всё кружится… Взрослые люди погружаются в процесс настолько, что два-три часа пролетают незаметно, после работы чувствуешь себя отдохнувшей.

Ещё раз говорю: не обязательно что-то уметь. Есть же мастер-классы типа «Нарисуй картину за час»: никто не умеет, но все приходят и рисуют. А керамика – это очень гибкий, пластичный материал. Фарфор, красная, белая или чёрная глина – разница только в температуре обжига. Тем, кто приходит учиться, мы все эти тонкости, конечно, объясняем. Лепим сервиз от начала до конца: от эскиза, с росписью, глазировкой…

Вот девушка пришла поучиться, а теперь открывает свою мастерскую. Стараемся сделать занятия максимально доступными. И не ограничиваем по времени: столько, сколько просидим в творческом экстазе.

Мой творческий экстаз прервала необходимость высушить и обжечь свою тарелку. Только доделывать её стану уже на новом месте: на Лесной улице, 2, что во Фрязине. Кто со мной?

Ольга СМИРНОВА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.