Ушедшего не вернуть, но память живёт

Главная \ Новости \ Ушедшего не вернуть, но память живёт
Ушедшего не вернуть, но память живёт

Священник храма Иоанна Предтечи во Фрянове Алексий Рукавицын освятил обновлённый памятник и отслужил панихиду по погибшим.

Священник Алексий Рукавицын освятил обновлённый памятник.«В такие минуты хочется не говорить, а молчать, – сказал глава городского поселения Фряново Дмитрий Васин. – Война – это самое страшное в жизни каждого человека».

На гранитных плитах высечено: Гудков, Долгов, Егоров, Волков… Не просто фамилии – судьбы, за которыми сломанные жизни, осиротевшие семьи, разорванные болью души.

«Мы не хотим войны, – сказал отец Алексий. – Но войны случаются. Происходит этого оттого, что люди кровожадны. Не умеют терпеть, смиряться. Превозносятся, завидуют. Идут на вой­ну, чтобы утвердить свою волю. Нельзя забывать, какие ужасы довелось пережить нашим предшественникам. Надо твёрдо идти по предначертанному пути, следовать нашей православной вере – и тогда Россия не будет сломлена».

У старого памятника в Аксёнове все шесть фронтовиков, вернувшихся с войны. 1968 год.Отец Алексий напомнил, как часто Господь помогал выжить верующим в Него солдатам. Бывало так, что бойцам приходило видение: вскоре в их место дислокации упадёт снаряд, и воины меняли расположение. После войны было немало тех, кто ушёл в монастырь, посвятив себя служению Богу.

***

У аксёновца Александра Мариночева на войне погиб дядька Александр Григорьевич, в честь которого назвали племянника. Боец попал в Вяземский котёл. Сотни тысяч наших солдат оказались в кольце противника.

Александр МариночевДмитрий Васин.«И застрелиться было нечем, – говорит Александр Фёдорович. – Многих взяли в плен. Дядька сбежал из эшелона: товарищи на ходу помогли выпрыгнуть. По нём стреляли, но не попали. Просидел в грязной канаве с водой. Потом пришёл в деревню Змеёвку Гомельской области, что в Белоруссии. Там жила колхозница Марья Антоновна Дятлова. У неё какое-то время скрывался. Затем подался в партизанский отряд, где геройски погиб. У моего дядьки была непреодолимая ненависть к захватчикам. Он готов был рвать их зубами».

Александр Григорьевич Мариночев покоится в братской могиле одного из посёлков Гомельской области.

На плитах нового памятника высечено сразу несколько Мариночевых. Их в Аксёнове много. А ныне живущие Владимир Мариночев и Александр Мариночев не родственники – друзья со школьных лет.

«Мы не знали ужаса, который довелось повидать участникам войны, – говорит Владимир. – Играли в войнушку, делали себе деревянные автоматы и хотели воевать так же, как наши старшие товарищи».

Раньше недалеко от нынешнего памятника стояла деревенская школа. Вместо памятника был пустырь. На нём оба Мариночевых играли в футбол.

«Однажды наши учительницы Анна Фёдоровна и Клавдия Фёдоровна предложили разбить на этом месте парк», – вспоминает Владимир. 

Было это 55 лет назад. Первую попытку предприняли осенью. Но деревья не прижились. Попробовали на следующий год. Упорство школьников, местных жителей и учителей было вознаграждено: деревья укоренились.

Владимир Мариночев показывает старые снимки.А в 1968 году в этом сквере уже стояла памятная стела с выгравированными на ней фамилиями погибших. На чёрно-белых снимках, сбережённых Владимиром Мариночевым, около монумента стоят пионеры и женщины, а из мужчин только шестеро вернувшихся фронтовиков.

Владимир помнит 9 Мая у прежнего монумента, когда он, молодой, недавно вернувшийся из армии, увидел, что у памятника нет ни одного мужчины: никого не осталось. Он написал стихо­творение, посвящённое женщинам, не дождавшимся мужей и сыновей.

Много лет прошло, но всё же
Позабыть она не может
Сына младшего, Серёжу,
Не пришедшего домой.
 
И сейчас у обелиска,
Голову склоняя низко,
Мать-старушка молча плачет
Над могилой не родной.
 
Это не его могила,
Но надежду мать хранила,
Что траву его могилы
Мать другая напоила
Материнскою слезой.
 
Слёзы падают и падают,
Отражая солнца радугу.
Мать-старушка тихо плачет,
Низко голову клоня…

Фряновцы рассматривали старые снимки. Сегодня уже никто и не назовёт имя фотографа. Помнят только, что позаботился он обо всех: занёс карточки в каждый дом. Но не каждый дом сохранил их.

– Да это ж дядя Ваня!

– Так он же без глаза был: с войны без глаза пришёл.

– Он к нам домой приходил. Я даже не узнал его.

– А вот наши учителя. Вот муж Анны Григорьевны...

– Вот дядя Женя. Тоже вернулся живой. Но теперь нет уже никого...

Оксана МАЛЬЦЕВА,
корр. «Впрямь».
Аксёново.

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.