Тариф неизменен, потому что он верен

Главная \ Новости \ Тариф неизменен, потому что он верен
Тариф неизменен, потому что он верен

«Хартия» в очередной раз созвала щелковчан: обещала разъяснить тарифы на обращение с отходами.

Не в пример прошлым собраниям, народу пришло мало, а разъясняющих – много. Были среди них и представители Министерства ЖКХ, и Мособлеирца, и Госжилинспекции, и Госадмтехнадзора. Только Комитет по тарифам опять никого не отрядил.

Впрочем, всё оказалось просто. Тариф у «Хартии» один из самых дешёвых: 7 рублей и 39 копеек за квадратный метр жилья. Складывается сумма так: 60 процентов за сбор и вывоз мусора, 38 – за хранение, сортировку и утилизацию. На оставшиеся два содержатся офисы «Хартии». Придумала такой тариф не «Хартия», а Комитет по тарифам и ценам на основании статистических расчётов.

Всё это не ново, всё говорилось на прошлых собраниях (см. «Впрямь» № 8/2019: «Хартия мусороуборочных обязанностей» и № 10/2019: «Издержки межеумочного периода». – Ред.). Поменялись персонажи в президиуме – все, кроме представителя «Хартии» Алексея Кочеткова. Появились новые лица в зале. А драматургия всё та же, вплоть до отдельных реплик.

Разделяй и жги

зВЯГИН Собравшиеся жаждали битвы. Седлали любимых коньков: говорили о горах мусора вокруг контейнеров, о необоснованности тарифа, о метрах, которые мусорят вместо людей, о том, кто богатеет на народном рубле. Осёдланные коньки раздували ноздри и били копытом: в бой, в бой!

«Вы не на митинге, а на разъяснении», – надеялся утихомирить зал исполняющий обязанности заместителя главы городского округа по ЖКХ Аркадий Собенников, но только раздражил пришедших.

Противник за бруствером президиумного стола имел вид невозмутимый и готовый на любые условия капитуляции. В качестве белого флага выбросил на большой экран презентацию: подробный рассказ о строящихся и построенных в Подмосковье мусороперерабатывающих заводах, об их задачах и принципах работы. Наукообразно описали процесс переработки мусора, а потом огорошили:

«На четырёх заводах области будет ежегодно сжигаться 2,8 млн тонн мусора».

 Сколько у сжигаемого мусора степеней очистки, ответить никто не смог.

Рассказ дотянулся до пяти минут, когда зал почуял подвох. «Хватит нам зубы заговаривать! – потребовали собравшиеся. – Зачем нам знать, где вы деньги зарабатывате? Давайте про нас, про Щёлково. Куда уходит наш мусор?»

Наш мусор везут сначала в Балашиху – разделять на фракции. Потом – на полигон «Тимохово». Там его пока и складируют, до лучших времён: эры полной переработки любых отходов. Пообещали, что таковая наступит уже в 2022 году. Консультант из областного Министерства экологии Илья Тырников попытался рассказать о стандартах раздельного сбора отходов, но слова о синем и сером контейнерах потонули во всеобщем: Так у нас их нет! Ну, на нет и рассказа нет, вероятно, решил консультант и больше про это ничего не рассказал. Продолжил мямлить про дегазацию и рекультивацию.

Слово контейнеры было брошено в зал, как спичка в муравейник. Никто уже не слушал, все обменивались подробностями мусорных невзгод. Контейнерные площадки не освещаются. Мусоровозы работают неаккуратно, за собой не убирают. Управляющие компании тоже не убирают. Крысам вольготно, особенно там, где их не теснят бродячие псы. Магазины организуют себе мусорные площадки, где им угодно: у подъездов жилых домов, например. Следить за ними не успевают.

В деревнях и посёлках многодетных контейнерных площадок нет, кое-где и внутренних дорог нет. В отсутствие подъездных путей оператор мусор не вывозит, а почтальон платёжки приносит. Те, у кого нет контейнеров, мусор из деревенского дома забирают с собой и везут в город, где контейнер имеется. Но платят-то они за два контейнера!

Жительниц девятого дома Центральной улицы, по их словам, достали все: «Баки, которые стоят у каждого подъезда нашего дома, вдруг оказались контейнерными площадками. Таковых площадок у нашего дома никогда не было, и баки не должны стоять круглосуточно. У нас мусоропровод, за который мы платим. Но все пятиэтажки несут мусор в наши баки. Потому что их контейнерная площадка далеко. Наши баки ходят ходуном, крысы бегают. Никто ничего не делает: УК “Каскад” сидит на нашей шее, а теперь туда и “Хартия” усядется».

К слову, из управляющих компаний городского округа Щёлково не пришёл никто. Вопрос: почему же их не пригласили и даже не оповестили? Встречное недоумение Собенникова: «А зачем они нам тут?»

«Мы вас не хотим!»

Главный в глазах щелковчан злодей – Мособлеирц – вышел на сцену в третьем акте, то есть на третьем собрании.

Говоруха «Встреча не подготовлена, – язвительно итожил ещё не начавшееся собрание активист посёлка Бахчиванджи Сергей Говоруха. – Зато руководство Мособлеирца красиво смотрится».

Начальница щёлковского управления Еирца Наталия Вахранеева выразила готовность ответить на любые вопросы. Вопросов у Говорухи, судя по его усмешке, было много, но люди хором свели их в один:

– Когда вы уже закроетесь?!

«Мы вас не хотим! – твёрдо высказался зал. – Мы хотим прямые платежи. Пусть по двадцати платёжек будемСтаричкова получать, но не от вас». Ольга Старичкова, председатель совета дома № 10 Комсомольской улицы Щёлкова, выдвинула ультиматум: «Наш дом на общем собрании проголосовал за прямые платежи. Но решение собрания никто не признаёт. А потому ждите: бо́льшая часть жильцов нашего дома с сентября вообще платить не будет. Никому. Пока не исчезнет Еирц».

Похожая ситуация сложилась в Жегалове: дом № 29 улицы 8 Марта договоров на обслуживание с «Хартией» не заключал, контейнерную площадку закрывали на магнитный замок.

Юлия-Кабина А «Хартия» всё равно домовой мусор вывозит, взломав ворота контейнерной площадки. И счета выставляет – в одной платёжке со счетами фонда капремонта. Разделить платёжки Еирц отказывается, потому что по закону, говорят, не положено. И решение общего собрания жильцов дома принимать во внимание тоже по закону не положено. У старшей совета дома Юлии Кабиной о законе другая информация. «Закон для всех», – твердят Вахранеева и Собенников. «Разный», – логически завершают жители.

Не дожидаясь конца встречи, помочь Кабиной решил помощник депутата Антон Луковский. Дал дельный совет: выяснить на сайте «Хартии» её платёжные реквизиты и перечислять деньги напрямую, минуя Еирц. Последний, безусловно, станет выставлять жильцам долг. В итоге суда не миновать, но его решение наверняка будет в пользу жегаловцев, имеющих на руках документы, подтверждающие оплату услуг непосредственно «Хартии».

Луковский,-жуков,-васин «У Мособлеирца и “Хартии” заключён агентский договор», – сказал Собенников. Жители тут же припечатали этот договор словами крепостное право.

А дело в том, что у каждого, кто пользуется коммунальными услугами, есть лицевой счёт в Еирце. На этот счёт перечисляются платежи. На сайте Еирца можно войти в так называемый «Личный кабинет» и расплатиться.

А у «Хартии» такого нет: лицевых счетов не заведено ни на одного из двух миллионов абонентов. Потому что два миллиона – это много, а полгода, прошедшие с начала мусорной реформы, – мало. И пришлось

«Хартии» присоседиться к Еирцу: к уже имеющимся лицевым счетам абонентов. Когда цифровая эпоха возьмёт своё, «Хартия» присвоит каждому абоненту лицевой счёт, тогда и можно будет платить ей напрямую, минуя Еирц. А пока заполняйте еирцевые платёжки и прекратите думать, что кому-­то, называемому вами посредником, с каждого вашего рубля капает немножечко в зарплату.

О людя́х и площадях

Жительница Леонихи кандидат экономических наук Галина Кунцевич решила отыскать в тарифах научную базу. Спрашивала, какой НИИ замешан в том, что нормативы накапливаемых жителями объёмов мусора, лежащие в основе тарифов, вдруг повысились втрое. По подсчётам Галины Васильевны выходит, что денег с людей собирают на пятьсот тысяч больше: всё из-­за превышения СНиПов. Оказалось, вовсе не НИИ разрабатывает тарифы, а комитет по тарифам: на основании, указанном в его названии.

«Мусор мой. Есть он у меня – плачу, а нет его – не плачу. Вы докажи́те, что у меня его такие объёмы, как в ваших нормативах», – заявила Кунцевич. Конечно, она была не права. Собенников враз от её логики камня на камне не оставил: «Вы живёте – значит, обязаны платить за жилищно-­коммунальные услуги. Даже если не проживаете в квартире, вы мусорите в объёме, установленном нормативами». Нормативы для мусора – это как прибор учёта для воды или электричества.

Безусловно, оптимально было бы платить не за метраж, не за количество душ, а за фактический объём вывозимого мусора: не предполагаемый, не обусловленный тарифом, а измеренный. Но «Хартия», судя по всему, до такого разумного понимания ещё не дошла.

Щёлковский пенсионер Виктор Амелин предположил, что дело не в людя́х или площадях, а в объёмах. Нужно проводить контрольные рейды по маршрутам мусоровозов. Ведь они одни и те же, количество жителей день ото дня почти не меняется – следовательно, можно посчитать объём вывезенного мусора и решить, соответствует он заявленному тарифу или нет. Может статься, тариф завышен или занижен? И вообще, сколько мусора за месяц вывозит «Хартия» по факту?

В ответ было предложено перейти к следующему воп­росу.

Перешли не к следующему, а к вечному: почему плату берут с квадратного метра? На этот раз ответили: из­-за сезонной миграции населения в Московской области. Москвичи имеют собственность в области, а регистрацию, то бишь прописку, – нет. И кто бы за них, не числящихся, скажем, в ближней Загорянке или дальних Рязанцах, платил, будь расчёт в людя́х? Те, у кого прописка есть. Но поскольку расчёт в площадях, столичные жители свои мусорящие метры оплачивают сами. Даром что вне дачного сезона они всё­-таки жители столичные.

Старичкова спросила: «У меня трёшка в Щёлкове и полдома в Потапове, где никто не живёт. А с меня берут за два места. Почему с дачников-­москвичей не берёте, а с меня берёте? Значит, собственникам больших особняков вы перерасчёт делаете, а с нас, простых людей, берёте от души?»

Берут по полной с тех, у кого участки предназначены под ИЖС. А если ты дачный садовод­огородник, то и за мусор платишь только в дачный сезон.

– Вы перерасчёт для частного сектора делаете? – спросил Собенников у Кочеткова.

– Нет, – удивил его ответом Кочетков.

В защиту жителей выступил помощник депутата Мос­облдумы Павел Жуков: убедительно попросил представителя «Хартии» пойти навстречу населению и перерасчёт всё же провести.

Житель Алексеевки­2 Алексей Звягин был удивлён: всю жизнь, сказал, у москвичей были дачи в Подмосковье. Область заключала договоры со столицей, согласно которым прокладывались дороги и оказывались коммунальные услуги. А теперь, выходит, проще переложить финансовую нагрузку на людей, чем заключать договор с Москвой: просто, по мнению Звягина, посчитали, сколько мусорят москвичи, сформировали на этом основании тариф и жителям области в счёт поставили. «Все ваши тарифы придуманы, действия ваши незаконны!» – резюмировал под общие аплодисменты Звягин.

А вот Говоруха информацию о расценках и объёмах выслушал внимательно, провёл нехитрый расчёт и представил результат компетентному президиуму:

– Одной 20-­кубовой машины хватает примерно на 37 мусорных площадок. В Бахчиванджи таких площадок семь. Получается за неделю одна полная машина, а за год – 70. То есть за год из посёлка вывозится максимум полторы тысячи кубов отходов. Итого миллион двести надо собрать с жителей Бахчиванджи, чтобы услугу оплатить. Делим эту сумму на количество жителей. Получается, что с жителя за год вы должны брать сто рублей. А не четыреста в месяц, как сейчас.

Слегка опешившие разъяснители ответили Говорухе:

– Неправильные у вас подсчёты. Тому подтверждением наши тарифы.

Кристина НЫРКОВА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.