Случись война – будет кому идти

Главная \ Новости \ Случись война – будет кому идти
Случись война – будет кому идти

Есть у нас армия!

Житель Медвежьих Озёр Юрий Пермяков вырос в семье военного, как и его жена Ольга. Он рассказывает о себе и своей семье:

– Мы с женой оба из Чкаловского. Наше поколение – почти все из семей военных. У нас обоих – у меня и у жены – военные династии. Мой отец был военным, отец жены – полковник, дед – генерал. Я служил в мотострелковых войсках, воевал в первую чеченскую. Жена служила старшим авиационным техником эскадрильи. Восемь лет работала, а когда начался развал, ушла. Отец её, командир дивизии, штурман дальней авиации, воевал в Афганистане. У нас две дочери. Старшую готовим в Росгвардию.

Ольга Пермякова говорит:

– Когда я устроилась на службу в гарнизон, отец со мной три месяца не разговаривал: очень не хотел своим детям судьбы военных: мотаний по гарнизонам и прочего. Моя мать училась в Щукинском училище, её утвердили на одну из ролей в фильме «Сладкая женщина». Но отца отправили в Тикси, и она улетела с ним. Везде, где мы жили, мать работала в драмкружках: вела и сама организовывала. Никогда не жаловалась на жизнь. И не была против продолжения династии. Когда отец ушёл в Афган, я была маленькой и воспринимала это обыденно: папа ушёл на службу, как всегда.

– Как вы воспринимали своё участие в чеченской войне? – спрашиваю у Пермякова.

– Согласно присяге, – отвечает он. – Я защищал конституционный строй, народ и Отечество. Выполнял приказ. Попал в госпиталь после обстрела мотоколонны – угодили в засаду, нас обстреляли. После госпиталя к службе не вернулся. Сейчас работаю в охранном бизнесе. Иногда снятся армейские времена, но особой боли не чувствую. Повоевали, выжили – слава Богу. Есть обида и жалость. За развал Советского Союза, за то, как переживали офицеры уничтожение гарнизонов. Всё это через нас прошло. Среди генералитета нормальных командиров не было. Офицеры же были нормальные. Я был старший сержант тогда. А рядовыми отправляли в Чечню ребят, сделавших по три выстрела из малокалиберной винтовки. Те из них, кто выжил в первом бою, уже получили опыт, могли драться. А остальных, выходит, просто подставили.

Юрий Аркадьевич замолкает. Продолжает на новом вдохе, раздумчиво:

– Но если ты дал присягу, то всё: обязан. Это почётная обязанность каждого гражданина. Нас, детей из военных городков, с детства приучали к этой мысли. Мальчик рождается в семье офицера – значит, идёт служить. Если ты вырос в семье комбайнёра, ты мечтаешь быть комбайнёром, как отец. В Чечне были дети комбайнёров – парни из далёких деревень, они о войне не знали ничего. Я-то уже год отслужил к началу всего этого. Там никто нас не испугался. Мы не бежали – мы бились. И сейчас есть ребята, которые не побегут, а будут биться. Это всё ерунда, что говорят: армии у нас нет. Есть у нас армия! Есть русский дух. Случись война – будет кому идти. Много таких ребят.

Родина одна, как мать

Внук Татьяны Васильевны Макаровой, третьеклассник семнадцатой школы Щёлкова Ярослав Гаврилов состоит в Юнармии. Занятия с юнармейцами проходят в щёлковской школе № 10, и Ярослав почти ежедневно, по словам бабушки, летит туда после уроков: «Он в восторге от всего: от занятий, от формы, от руководителя, Алексея Николаевича Васильченко».

Семнадцатого февраля юнармейцы десятой школы возлагали цветы к памятнику «Скорбящая мать» в Щёлкове. Ярослав Гаврилов прийти не смог, а бабушка его пришла: сфотографировать Алексея Васильченко с ребятами и поблагодарить.

Алексей Николаевич преподаёт ученикам десятой школы ОБЖ. Высокий мужчина в форме спецназа, тридцать три года. Строгий тон. О своей службе в армии почти не говорит: служил чуть-чуть, и, кажется, даже в «горячей точке».

Своим ровно выстроившимся ученикам-юнармейцам рассказывал про Афганскую войну, к тридцатилетию окончания которой цветы и возлагались.

– Дети историю знают. Я им сам всё рассказывал и объяснял. Наши солдаты выполняли приказ. Армия нужна для защиты своего народа и выполнения приказов правительства. Почти все наши старшеклассники идут либо в армию, либо в военные институты, в институты структур МВД. Может, кто-то просто хочет сделать карьеру. Но наверняка воспринимают себя как будущие защитники Отечества. И если что случится, они выполнят приказ. Потому что у солдата нет выбора, а есть присяга. Русский солдат, русский человек вообще всегда стоял за свою Родину. В России много национальностей, значит, российский солдат, – уточняет Васильченко. – О российском солдате скажу так: никто никого никуда не гнал. Родина как мать: она одна.

Кристина НЫРКОВА,
корр. «Впрямь».
Щёлково – Медвежьи озёра.
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.