Разыграйте и убирайтесь!

Главная \ Новости \ Разыграйте и убирайтесь!
Разыграйте и убирайтесь!

Марина Сулиманова получила комнату в новостройке на улице Нахимова четыре года назад. Новенькие метры достались ей после того, как один из бараков на улице Горького снесли по программе расселения ветхого жилья. Во Фрязине Сулиманова работала учительницей сперва в гимназии (тогда ещё школе № 6), а потом в седьмой школе, которая нынче зовётся лицеем. Покинуть негостеприимный барак удалось, не дожидаясь расселения: особо не рассчитывая на скорое новоселье, Сулиманова пере­ехала в Коломну.

К счастью (как тогда казалось), перспектива сменить затхлые стены барака на новые, светлые замаячила на жизненном горизонте вполне отчётливо. В 2014 году барак снесли и женщине дали комнату в просторной трёхкомнатной квартире. Вторая комната была опечатана застройщиком, а третья досталась соседу по бараку: алкоголику Володе с нижнего этажа.

Мужчины долгое время не было видно. Лишь спустя два года после передачи ключей, когда, как поговаривали соседи, его дама сердца умерла, он обустроился на выделенных муниципалитетом двадцати метрах.

Сулиманова так и осталась жить в другом городе. За её комнатой присматривала знакомая. Женщины беспокоились, что неблагополучный сосед порой закрывался изнутри на щеколду и тогда открыть квартиру было невозможно. Не два ли раза так и случалось: поставленная для пригляда женщина приходила, но попасть в квартиру не могла: та была закрыта изнутри.

Двадцать пятого марта прошлого года соседа нашли мёртвым в его комнате.

«Тревогу забил мужчина из соседней квартиры, – говорит Сулиманова. – Он полицейский, сказал сотрудникам управляющей компании, что из квартиры идёт трупный запах. Можем предположить, что труп пролежал в комнате около месяца».

Женщина тут же обратилась в комитет по управлению имуществом с письменной просьбой выкупить её комнату: жить там после случившегося она раздумала окончательно. В комитете сперва согласились, но потом сказали, что покупка жилья – дело хлопотное: надо проводить аукцион и заполнять кипу бумаг.  Но, скорее всего, у города просто не было денег.

Тогда Сулиманова попросила провести в комнате умершего санитарную обработку и уборку: с момента смерти мужчины в комнате ничего не убрали. На полу так и лежит ковер, на котором почти месяц разлагалось тело, ламинат залит какой-то жидкостью кроваво-жёлтого цвета. Квартира, если закрыть все окна, даже спустя год наполнится трупным запахом.

Сперва поглазеть на комнату без трупа приехал Александр Адылин, возглавлявший в прошлом году комитет управления муниципальным имуществом. Вернувшись на рабочее место, он сообщил, что ничем таким в коммунальной квартире не пахнет, мол, у Сулимановой на нервной почве и по причине повышенной мнительности развились обонятельные галлюцинации.

Отчего же тогда семья того самого полицейского заклеила малярным скотчем периметр дверного проёма протухшей квартиры? Даже глазок залепили! Очевидно, просто так, для развлечения.

«Тогда я попросила проехать со мной заместительницу Адылина Ирину Лафицкову. Так она не смогла здесь находиться: ей стало плохо. Комната муниципальная, – говорит Сулиманова. – Почему администрация не занимается своим имуществом, мне непонятно. Почему я должна бегать к ним уже второй год и просить навести порядок на их же площади? Это коммуналка. Как остальные жильцы должны жить в таких условиях? С другой стороны, во Фрязине огромная очередь на муниципальное жильё, в ней сотни человек. И она не двигается. А тут уже почти два года простаивает просторная комната, с хорошим ремонтом. Надо было сразу сделать санитарную обработку, убраться».

Спустя год и восемь месяцев в комитете сообщили новость: для уборки комнаты и вывоза из неё мусора, оказывается, надо разыграть аукцион, чтобы выбрать компанию, которая наведёт порядок.

Провести аукцион должны были в ноябре. И вроде бы, по словам председателя комитета Светланы Левшиной, даже провели. Уже Новый год обивает пороги, а уборки как не было, так и нет.

«Отчего умер мужчина, никто не знает, – беспокоится Сулиманова. – Ведь он мог быть болен. Здесь может развиться какая-то инфекция. И этот запах распространился уже не только по комнате, но и по всей квартире. Обрабатывать надо не только его 20 метров, но и остальную площадь. Я в комитете говорю: вы обработаете одну комнату, но запах то останется. Ну вот, когда останется, тогда и посмотрим, а сейчас зачем деньги тратить, – ответили мне».

Представители Общественной палаты Екатерина Самохина и Александр Колодинский посоветовали Сулимановой пригласить на уборку комнаты прокуратуру. Там мётлы такие особенные есть, что и в комитете сразу чище станет.

Олеся КОРОЛЁВА,
корр. «Впрямь».
Фрязино.

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.