Путешествие в ад

Главная \ Новости \ Путешествие в ад
Путешествие в ад

«Освенцим» и «Аушвиц», «Бжезинка» и «Биркенау»

Недавно я рассказывала о своей поездке в Польшу: писала о красотах Балтики, замках и заповедниках. А вспоминала другой отпуск, проведённый в этой стране несколько лет назад. Тогда мы остановились в Кракове – специально, чтобы побывать в одном из самых древних польских городов: Освенциме.

Его название неизменно ассоциируется у нас с названием концлагеря. Но поляки обижаются, когда мы говорим так. Они подчёркивают: Освенцим – город, а лагерь – «Аушвиц» (так Освенцим называли немцы). И «Аушвиц II» – «Биркенау», построенный немцами на территории деревни Бжезинка в трёх километрах от Освенцима (по-немецки Бжезинка и есть Биркенау).

Наша экскурсоводка – полька. Её отца выселили из Бжезинки, как и остальных местных жителей, когда немцы готовили большую стройку. Теперь она, смахивая слёзы, рассказывает нам, во что фашисты превратили её малую родину.

Внутри газовых камер

Вчера, третьего мая, в российский прокат вышел фильм Константина Хабенского «Собибор» – о другом нацистском лагере смерти в Польше. И единственном успешном восстании заключённых, организованном красноармейцем Александром Печерским. Режиссёр, сыгравший в фильме главную роль, признавался, что самыми трудными и для него, да и для других актёров тоже, были бытовые эпизоды жизни в лагере. Потому что очень сложно сыграть ожидание смерти. Так вот в «Аушвице» я поймала себя на том, что пыталась почувствовать, понять, каково это – знать, что каждый день, каждый миг может стать последним. И пытаться выжить.

Это понимание к узникам приходило не сразу. Их привозили якобы на поселение, на работу. Даже надпись над воротами «Аушвица» «Arbeit macht frei» переводится как «Труд освобождает». Они даже не сразу понимали, что являются заключёнными. Они думали, что идут с дороги «в душ», на дезинфекцию, на самом деле отправляясь в газовые камеры.

На территории «Биркенау» фашисты взорвали все крематории и газовые камеры, пытаясь скрыть свои преступления. На территории «Аушвица» сохранилась одна, небольшая.

Заходим внутрь. Сердце начинает биться медленней, ноги подкашиваются, и ты буквально задыхаешься, представляя, как из душевых отверстий распыляется смертоносный газ «Циклон-Б». А наша экскурсоводка рассказывает:

«Далеко не сразу удалось определить ту дозу, которая убивает в кратчайшее время: заключённые из первой партии умирали несколько дней, и было слышно, как люди стонут и кричат от боли».

Первая партия – 600 советских военнопленных. Их умертвили, увеличив дозу пестицида. Эксперимент признали успешным и поставили на поток. Банки из-под гранул, пропитанных смертоносным газом, теперь экспонаты музея.Банки из-под гранул, пропитанных газом Циклон-Б.

Сжигали трупы сами заключённые, которые входили в так называемые «зондеркоманды». Так, работая около печей, они пытались сохранить собственную жизнь.

Казармы и 11-й барак

Идём по территории «Аушвица». Между кирпичными бараками, раньше бывшими польскими казармами. Вот площадка, на которой играл оркестр из полуживых людей. Вот за стеной дом коменданта и виселица, на которой его вздёрнули уже после закрытия фабрики смерти. Вот Аушвиц. Здесь играл оркестр заключённых.расстрельная стена, где были казнены тысячи человек. Рядом – блок номер 11, в нём и выносили смертные приговоры. И блок № 10 – место, пожалуй, страшнее, чем даже газовая камера и крематорий. Тут «вели приём» профессор Карл Клауберг и доктор Йозеф Менгель, прозванный «ангелом смерти». Бесчеловечные опыты над беременными женщинами, близнецами и карликами… Три тысячи несовершеннолетних погибли в результате этих экспериментов.

Но дети (так же, как инвалиды и старики) были нежелательными узниками, поскольку не могли работать и приносить пользу рейху. Поэтому всех их по прибытии отправляли сначала «в душ», а затем – в печь. Из женщин  оставляли лишь тех, кто мог работать прислугой, на сортировке личных вещей заключённых или подходил для экспериментов.

Мы рассматриваем выставленные за стеклом горы обуви, оправ от очков, тростей и протезов, чемоданов, которые люди заботливо собирали, отправляясь «в новую жизнь». Тут же – рулоны полотна, сотканного из человеческих волос… Даже пепел из крематориев шёл в дело: на удобрение полей. Безотходное производство.

Разгрузочная платформа

Людей в лагере маркировали, придумав целую систему опознавательных знаков: для евреев, цыган, румын, советских военнопленных, политических заключённых и уголовников, тех, кто склонен к побегу, и так далее. Сначала на одежду пришивали бирку и номер. Но поток заключённых был таким большим, что очень скоро решили делать татуировку на руке, а у малышей – на ноге или на ягодицах, чтобы читалась... На тех, кто не подходил для проживания в лагере, не тратили даже чернил: их не ставили на учёт сразу отправляли в печь.

Мы садимся в машину и едем в «Биркенау». Биркенау. На месте бараков - печные трубы.Первое, что видим, – так называемые «ворота смерти». Разгрузочная платформа. Её построили перед прибытием самой крупной партии узников – евреев из завоёванной фашистами Венгрии. Рельсы протянули прямо в лагерь. На шпалах свежие розы. Недалеко – группа израильтян. Собравшись в круг и сцепив руки, они шепчут молитву.

140 гектаров. Больше трёхсот деревянных бараков, от которых остались лишь торчащие печные трубы: фашисты сожгли этот город смерти. Несколько бараков удалось восстановить из сохранившихся досок. На самом деле бараки – это конюшни, их  привозили в лагерь в разобранном виде, и заключённые собирали себе жильё. Одна конюшня была рассчитана на 50 лошадей – фашисты загоняли в неё до тысячи человек. Нары в три ряда, последний – на земле, для самых безнадёжных. В качестве подстилки – гнилая солома. Шаткие стены, несколько окон. Стёкол в них нет, поэтому стены не спасают от ветра. Две небольшие печи практически не дают тепла. В сравнении с этим казармы «Аушвица» кажутся чуть ли не дворцами.

Нас ведут вдоль бараков, которые использовали как склады. «Это место называлось Канада, – говорит экскурсоводка. – Потому что у поляков в то время Канада считалась богатой страной, у многих там жили родственники из эмигрантов и присылали оттуда подарки. Работали на складах женщины. Это место считалось самым лучшим для выживания, потому что можно было украсть для себя какую-то тёплую вещь или что-то выменять на еду».

Ещё одно здание – барак для отправления естественных потребностей. В туалет можно было ходить только по команде; людей, как правило, загоняли сюда перед началом работ. Даже человеческие испражнения шли на переработку.

Биркенау. Восстановленный барак.Но и в этих скотских условиях – среди вечного страха смерти, недоедания, боли и пыток – люди умудрялись любить. Нам рассказали историю побега двух узников. Польский политзаключённый Эдвард Галинский и еврейка из Бельгии Маля Зиметбаум сбежали летом 1944-го. Через две недели их поймали и казнили. Но их история, несмотря на печальный конец, дала надежду многим. Из концлагеря было совершено около семисот попыток побега, успехом увенчались менее половины из них. Родственников беглецов арестовывали и тоже отправляли в лагерь. Но те, кто бежал, рассказали правду о том, что творится за колючей проволокой. Донести правду им помогали члены подполья: местные жители.

Ещё одна история: о бунте зондеркоманды. В октябре сорок четвёртого года, незадолго до освобождения лагеря, ей удалось уничтожить нескольких эсэсовцев и разрушить один из четырёх крематориев. Остальные – взорвали сами фашисты.

В конце 1944 года, когда Красная Армия шла в наступление, в концлагере стали уничтожать улики: жгли документы, разбирали бараки, взрывали газовые камеры и печи. Узников, которые могли передвигаться самостоятельно, эвакуировали в тыл.  В лагере остались около семи тысяч человек.

Мы стоим у развалин одной из газовых камер. На мемориальной плите надписи на нескольких языках, в том числе и на русском:

«Да будет на века криком отчаяния и предостережением для человечества это место, где гитлеровцы уничтожили около полутора миллионов мужчин, женщин и детей, большей частью евреев, из разных стран Европы. Аушвиц – Биркенау, 1940 – 1945 год».

Наталья ДРУЖИНИНА,
корр. "Впрямь".
Щёлково – Освенцим.
 
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.