Правда о Ходынской трагедии*)

Главная \ Новости \ Правда о Ходынской трагедии*)
Правда о Ходынской трагедии*)

18 (30) мая 1896 года на Ходынском поле (северо-западная часть Москвы, начало современного Ленинградского проспекта), на окраине Москвы, проходили торжества по случаю состоявшейся 14 (26) мая коронации императора Николая II. Народу должны были раздавать царские гостинцы, которые состояли из пакета с колбасой, сайкой, большого пряника, леденцов и орехов. К этому подарку прилагалась и памятная «коронационная кружка» с гербом и инициалами Государя-Императора Николая II.

Ходынское поле 18 (30) мая 1896 года.Для раздачи подарков были построены палатки, ограждённые (чтобы сдерживать людские толпы) рвами и траншеями, которые были здесь выкопаны уже давно для учений войск Московского гарнизона. Когда рассматривался вопрос об охране порядка и привлечения для этого сил армии, то один из организаторов коронационных торжеств великий князь Сергей Александрович, дядька молодого Императора, заметил, что он верит в благоразумие народа и потому будет достаточно сил одной полиции.

У него были основания так считать. Коронационные торжества проходили по сценарию торжеств 1883 года, когда на царство венчался отец Николая Второго Император Александр Третий. Тогда на Ходынском поле раздача царских подарков прошла без происшествий. Но на всякий случай раздаточных палаток в этот раз было построено больше, чем в 1883 году.

***

Раздача подарков была назначена на 11 часов дня восемнадцатого мая, но уже к вечеру семнадцатого мая у Ходынского поля собралась огромная масса народа: свыше пятисот тысяч человек, решивших провести здесь всю ночь. Среди собравшихся были не только бедные, неимущие люди – пришли сюда и ремесленники, и рабочие, и мещане. Многие были пьяны.

В своих «Дневниках» известный публицист и издатель А. С. Суворин отмечал:

«С вечера было много народа. Кто сидел около костра, кто спал на земле, кто угощался водкой, а иные пели и плясали».

Тем временем подарки из буфетов начали потихоньку разворовываться. «Артельщики баловали, – записал А. С. Суворин со слов очевидца. – Стали выдавать своим знакомым и по нескольку узелков. Когда же народ это увидел, то начал протестовать и лезть в окна палаток, и угрожать артельщикам. Те испугались и начали выдавать <подарки>».

Лауриц Туксен. Коронация Императора Николая II и Императрицы Александры Фёдоровны 14 (26) мая 1896 года. 1898.Таким образом, узелки с подарками вместо одинна­дцати часов дня стали раздавать около шести часов утра. Когда это началось, то вместо того чтобы получать подарки по очереди, для чего были сделаны специальные проходы, по свидетельству того же Суворина, «народ с наружной стороны перелезал через палатки и набегал к проходам палаток с внутренней стороны. И с той и с другой стороны давили друг друга… Кто падал, того топтали, ходили по нему… Многие влезали на палатки, ломали крыши и доставали узелки».

Весть о том, что подарки уже выдают и их может на всех не хватить, молниеносно облетела весь более чем 500­тысячный народ, собравшийся на Ходынском поле. И тогда, как следует из записи историка С. С. Ольденбурга, сделанной со слов очевидца, «толпа вскочила вдруг как один человек и бросилась вперёд с такой стремительностью, как если бы за нею гнался огонь. Задние ряды напирали на передние: кто падал, того топтали, потеряв способность ощущать, что ходят по живым ещё телам, как по камням или брёвнам. Катастрофа продолжалась всего 10 – 15 минут. Когда опомнились, было уже поздно. Погибших на месте и умерших в ближайшие дни оказалось 1 282 человека, раненых – несколько сот».

***

Когда Царь Николай II узнал о случившемся, он был потрясён. Смерть в дни национального праздника более тысячи людей казалась ему невероятной. В полдень он лично поехал на Ходынское поле, чтобы разобраться в случившемся. По дороге ему встретились телеги с телами погибших. Он остановился, поговорил с теми, кто вёз их, но толком ничего не узнал.

А на самом Ходынском поле к этому времени всё было уже убрано: развевались флаги, радостная толпа, хлебнувши пива и вина в обустроенных здесь же буфетах, кричала «Ура!», оркестр играл «Боже, Царя храни» и «Славься»…

В тот день Император Николай II записал в своём дневнике горькие слова:

«Толпа, ночевавшая на Ходынском поле в ожидании нача́ла раздачи обеда и кружки, напёрла на постройки – и тут произошла давка, причём, ужасно прибавить, потоптано около тысячи трёхсот человек. Я узнал об этом в десять с половиной часов… Отвратительное впечатление осталось от этого известия».

Конечно, иначе как отвратительной не назовёшь причину этой трагедии, вызванной алчностью толпы. И уж тем более отвратительно было Государю осознавать, что вместо вразумительного доклада о случившейся трагедии на Ходынском поле его встречали с оркестром и «радостно кричала толпа».

***

В этом положении четыре дня назад венчавшийся на царство Николай II по­человечески мог бы растеряться и сделать неверные распоряжения. Но Самодержец, проявив твёрдую волю, назначил справедливое расследование, вследствие которого за плохую организацию охраны порядка был отстранён от должности оберполицмейстер и наказаны подчинённые ему стражи порядка. Хотя, казалось бы, что́ могли они сделать, когда такая огромная толпа, более чем в полмиллиона людей, проявив нетерпение, рванулась за подарками и, став неуправляемой, в диком, стадном порыве передавила множество людей?

Но, поскольку расследование выявило непредусмотрительность властей, к полицейским были приняты меры строгого наказания, а к семьям погибших проявлено истинно христианское сострадание. По распоряжению Царя Николая II было выдано по тысяче рублей на семью погибшего или пострадавшего в Ходынской трагедии. Кроме того, погибшие были похоронены за государственный счёт, а их дети при необходимости определены в приют.

***

Надо сказать, что раненые и пострадавшие в Ходынской давке осознавали свою вину в случившемся. После посещения их в больнице мать Царя Николая II Императрица Мария Фёдоровна записала в своём дневнике:

«Они были такими трогательными, не обвиняя никого, кроме их самих. Они говорили, что виноваты сами и очень сожалеют, что расстроили этим Царя! Они как всегда были возвышенными; и можно более чем гордиться от сознания того, что ты принадлежишь к такому великому и прекрасному народу».

***

Так уж совпало, что в самый день катастрофы у французского посла в России графа Густава Монтебелло должен был состояться приём, который готовился задолго до коронации и которому придавалось важное межгосударственное значение, так как он должен был способствовать налаживанию союзнических отношений между Россией и Францией. После приёма давался бал.

Что было делать в этой сложной ситуации русскому Государю?

«Сердце Царёво в Божией руке» – говорит нам Священное Писание. Император Николай Второй долг царского служения Отечеству и вверенному ему Богом народу поставил выше сиюминутной личной репутации среди придворной знати, которая отговаривала его от присутствия на приёме.

Современный публицист А. Степанов справедливо отмечает:

«Приём у посла иностранной державы для руководителя государства – не развлечение, а работа. Конечно, можно было отменить приём. Но нужно иметь в виду, что у России и Франции только налаживались союзнические отношения и всякая шероховатость могла

быть использована враждебными государствами, чтобы расстроить возникавший союз. И Государь в этой непростой ситуации нашёл достойный выход. Он посетил приём, чем подчеркнул верность России союзническим отношениям и заинтересованность в их развитии, но вскоре уехал, предоставив христианской совести каждого сделать выбор: веселиться ли в день скорбного события».

***

На следующее утро Император и Императрица были на панихиде по погибшим в Ходынской трагедии, а позже несколько раз посещали раненых в больницах.

Когда они, обходя палаты, разговаривали с пострадавшими, многие из них «со слезами на глазах просили Царя простить их, неразумных, испортивших такой праздник».

В том же 1896 году на Ваганьковском кладбище Государь-Император Николай Второй возвёл храм в память жертв давки на Ходынском поле.

***

Таким образом, поведение Царя Николая как политика и как православного христианина было безуко­ризненным.

При объективном взгляде на факты следует признать, что Ходынская трагедия явилась следствием тяжёлого несчастного случая, произошедшего из-за действий народа, собравшегося на поле.

В этой катастрофе лишь отчасти виноваты полицейские чины, понёсшие наказание за непредусмотрительность. Вины Императора Николая Второго беспристрастный исследователь не увидит.

Однако нынешние либералы – духовные наследники большевиков ленинского призыва – продолжают измышлять клеветнические мифы в отношении Государя-мученика, продолжают возводить хулу как на него, так и на всю святую Царскую Семью.

Но Господь поругаем не бывает. Не бывают поругаемы и Его угодники, прославленные праведники, преподобные и мученики.

Игорь ЕВСИН.

____________________________________

*) Эта статья продолжает серию публикаций «Впрямь», посвящённых 150-­летию Государя­-Императора Николая Второго и 100-­летию мученической кончины Царской Семьи. См. № 20/2018: Государь; № 21/2018: Владимир Вельможин, «Духовный щит России» и «На путях добра» (случаи из жизни семьи Николая Второго); № 22/2018: Владимир Вельможин, «Николай Второй – не кровавый».

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.