«Панорама» – хамроплюйка

Главная \ Новости \ «Панорама» – хамроплюйка
«Панорама» – хамроплюйка

Нахожусь в смущении и растерянности, ощущаю себя в покинутости и некоем недолюбе.

Бывает: думаешь, что всё хорошо, а разок поскользнёшься на банановой кожуре – и мир не тот, как будто осколок тролльего зеркала и тебе попал в глаз и в сердце. Явится пред тобой в бескрайней Сети какой-нибудь Элвис Хамро – и всё: культура умирает, рыба в реках плавает кверху брюхом. А Элвис – жив.

А вы не верили, что Элвис жив. Жаль, что не тот.

Явился. А с ним сподвижники, так сказать. Плохо, говорят, нам, тоскливо жить, дышать ищем рыбьими ртами на безводье, смотреть ищем совьими глазами во мраке. А смотреть некуда: в книге – фиги, в Сети – эти… И нет ни фонаря на человеков, ни на рыбу невода. Да и рыбы-то, говорят, нету – «только раки пучеглазые в темноте в овраге лазают». И нет на дне овражьем опричь того ни дерьма, ни ложки.

И сами себе отвечают: не ле­зут раки – не жри. Изрыгай.

Иным словом, не читается – пиши.

И тогда собрал Элвис в кулак грешный свой язык, выломал себе пару рёбер, перемотал собственными жилами и кровью сердца по душе нацарапал – обронил по-княжески – золотое слово. Скрутил фибры душевные в «козью ножку», набил порохом из пороховниц словесных – да как даст прикурить! 

«Плюй!»

Плюй – и никаких гвоздей. Всегда и везде. Плюй могуче и свободно. Можно неправдиво. Главное, с величием и в цель.

И цель указал: газета «Впрямъ». (Почему она вдруг с твёрдым знаком, я не поняла. Вы переименовались? Или я не опознала в букве «ять»? Вас перепутали с другим уважаемым изданием? Или это другого смысла «ять»?)

Может собственных Катонов земля московская рождать – умеет: как пришёл прошлогодний февраль, так, не останавливаясь, круглогодично вертится колесо по стене Элвисовой страницы:

«Обращение к здравомыслящим людям.

Просьба ограничить распространение в районе газетного издания “Впрямъ”. Это боевой листок этнических преступных группировок»

Хоть умри – гудит-гудит-гудит!

Сперва подумала было, что война на носу. Терроризм и угроза национального истребления. Заминировали театр. Заложили бомбу в культуру. Всё. Икнулось.

Потом смотрю: портрет. Будто киношная Надюха, «чё и думать, не знаю». Судя по портрету, то ли группировки не «этнические» (не финикийские точно), то ли они вообще не боевые. То ли тут группировки совсем ни при чём, а «любовь одна виновата»…

Прочитала я заплёванную статью о театре в «омерзительной» «Впрямь», прочла рекомендованную сподвижниками в «плюйках» статью о прелестях «Панорамы-инфо» – так и есть: любовь. Тут вон и стихи, хоть и не совсем «в виде поэзии». Переделка Некрасова дурацкая и в глупости своей оскорбительная местами. Ну правда. Кто ж виноват, что стадия «прелесть какая дурочка» оказалась мимолётна, а «ужас какая дура» – убедительна и перспективна?.. Кто виноват, что тогда «Панорама» осталась холодна без упоенья (а шалавой прикидывалась!), а потому яд лобзаний весь достался деятельному Элвису сотоварищи?..

Вся жизнь моя была залогом свиданья верного с тобой – так давай, дели же, наконец, мой пламень поневоле!

И Элвис ритмично, хотя, впрочем, неубедительно, так сказать, пардон муа, трахает со своей страницы и отовсюду любимую газету, склоняя её редактора всячески, а сподвижников (один из коих всё надеется отыскать мало­мальского педофила, прикрываясь попами и ковчегами) ко всему, словоблудя, подозреваю, – на портрет. Фу!

И как-то даже стало мне неловко присутствовать, а захотелось убежать, залечь на дно рачьего оврага – и читать, читать, читать… По-русски, на русском, с русским – залюбить, забыть весь этот разврат и паскудство. С каждым правильным оборотом расцеловаться, каждую уместную запятую облобызать. И дорожить, дорожить мятежным наслаждением – а ведь и не знала я даже, насколько оно мятежное, и не ощущала себя этак диссидентски, читая раньше «Впрямь»…

Сплоховал Элвис. Не ешь, говорит, плод от древа. Не читай «Впрямь». Как будто не знает, что́ будет дальше. После своих-то монотонных тыканий…

Сподвижники тоже, выражаясь их же языком, доставили. Хотя, конечно, не доставили. И тем доставили. То ли ревностью, то ли, подумаешь, завистью. Давай туда-сюда трепать Вельможина. Да неумело так. То «русист» и «ЩМР» в одной строке, то – «высер» и «диалектика», а то, откуда ни возьмись, протяжное гунденье: «ряженный» (почему вы главреда так называете, вы ж его даже на коне не видели?). Ополчились, как гаражный кооператив на Хвостова: «Мы вам не дадим ничего показать! Мы вам сами всё покажем!» А мы и смотреть-то не хотим. Давай чмырить культурное пространство наше: безрыбье, мол, у нас. Да неправда! Вы попробуйте вместо того, чтобы всех раком ставить, удочки позакидывать.

***

Возвращаясь из своего лирического негодования, призываю Вас, Владимир Николаевич, перей­ти уже в наступление: не останьтесь в стороне нашего безрыбья. Тревожьте болота и омуты. Баламутьте и гоняйте чертей. Пусть у нас рыба заведётся. Везде! Ведь, не имея рыбы, имеют нас, читателей. А мы так не хотим. В хорошем смысле. Не оставьте нас на безрыбье и избавьте от лукавых.

Так что повторю снова: здравствуйте!

Читательница «Впрямь»
Надежда ГРИГОРЬЕВА.
Щёлково.

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.