От вакуума – к твёрдому телу

Главная \ Новости \ От вакуума – к твёрдому телу
От вакуума – к твёрдому телу

Часть I.

Оцените свои плечи

Пишу эти строки потому, что судьба Фрязина мне небезразлична. Город, в который я из деревни Старая Слобода, будучи ребёнком шести лет, ходил за хлебушком. Фрязино дало мне путёвку в жизнь: здесь я проходил преддипломную практику после окончания ученья в Щёлковском электровакуумном техникуме у талантливого учёного-физика Николая Васильевича Рабодзея. И сегодня город движет науку к новым высотам… Наконец, здесь живут прекрасные люди, достойные самой комфортной жизни.

Читая статьи, отмеченные мною, прихожу к выводу: жителям города не везёт в последнее время с главами, которые выдвигают свои кандидатуры не ради возрождения его трудовой славы, а преследуя собственные выгоды, ради карьерного роста, хотя и рекламируют себя на фоне развёрнутого баннера «Я люблю тебя, Фрязино!».

Я как бывший старший инструктор исполкома Щёлковского горсовета (когда-то Фрязино входило в состав Щёлковского района) помню имена тех, кто всецело отдавал себя интересам города. К ним отношу Петра Ульяновича Лободу, Валентину Дмитриевну Башлыкову (почётную гражданку города Фрязина), Николая Ивановича Карозина – заместителя председателя исполкома Фрязинского горсовета. Эти люди всячески зарекомендовали себя и остались в памяти многих фрязинцев. Они были поистине народными избранниками; в их бытность город строился, развивалась инфраструктура, жители чувствовали себя защищёнными. Это были борцы за интересы Фрязина. Мне думается, что они не позволили бы издевательств над городской библиотекой и не отменили бы с трудом принятое решение о создании в наукограде – гордости науки страны – Музея электроники и фотоники, который бы успешно сосуществовал с краеведческим музеем, если бы и таковой был организован.

Хочу посоветовать: прежде чем взваливать на свои плечи тяжёлую ношу руководителя, следует знать, насколько они хрупки, знать тяжесть последствий, то есть, говоря военным языком, необходимо оценить обстановку. Вам и вашим последователям, ближайшему окружению, надо помнить: город Фрязино – достояние России, так же как и Звёздный городок, посёлок Чкаловский и Монино... Труженики Фрязина внесли своей работой неоценимый вклад в развитие радиоэлектроники страны.

Часть II.

Надо многое успеть

На примере жизни одного человека из Фрязина я хочу показать тот самый народ, ради которого чиновникам следует трудиться. Мой герой – Владимир Иванович Былкин, кандидат технических наук, лауреат Государственной премии СССР, выпускник Щёлковского электровакуумного техникума, Московского энергетического института, комсомольский вожак в техникуме, институте, на предприятии, активный участник художественной самодеятельности, комсорг отряда ЩЭТ-МИФИ на целине, главный редактор и издатель фрязинской историко-краеведческой газеты «Молва».

Владимир Иванович – человек неуёмной энергии, которому хотелось всё пробовать, везде бывать, экспериментировать, человек, который своими делами, поступками, внутренним обаянием может легко расположить к себе собеседника.

Владимир Иванович родился 15 октября 1944 года в городе Горьком. В канун юбилея комсомола ему исполнилось 74 года. Вроде бы и много. А по его словам, ещё не очень: «Имеется масса незавершённых дел. Надо многое успеть».

Отец его – участник трудового фронта, мать – учительница начальных классов. Отец всю войну делал танки на Горьковском автозаводе.

«Как он мне рассказывал, у него в цеху была раскладушка; он, по сути, жил на заводе. Дома мы его не видели, – говорит Владимир Иванович. – Помню любимую песню матери: “Под городом Горьким, где ясные зорьки…” После войны родители переехали в подмосковный Можайск, родной город отца. Там я и пошёл в первый класс. В Москве-реке ловил пескарей, окуней. Река нас, мальчишек, завораживала. Мы сбегали в Бородино: там на один-два часа останавливались эшелоны, идущие из Германии. Бойцы приводили себя в порядок, потому что поезда прибывали в Москву на Белорусский вокзал, где их встречали с оркестром. В момент встречи на вокзале было многолюдно. Мы любили смотреть на бойцов, людей мужественных, мы их боготворили, несли им из дома хлеб, огурцы, яблоки, яйца – одним словом, у кого что было.

Со второго по седьмой класс я учился в школе города Железнодорожного, куда переехали родители. А в 1959 году поступил учиться в Щёлковский электровакуумный техникум, располагавшийся в усадьбе Гребнево».

Целинская постель была лучше

В техникуме учащихся встретила классный руководитель Лидия Ивановна Бухвалова, и поныне здравствующая. Она – историк по образованию – помогала каждому понять себя. Хорошо знала семейное положение всех подопечных, а ведь это было очень важным, потому как многие после войны остались без отца (или вообще без родителей). Так вот она видела, кого надо пожурить, кого поддержать, кого наказать, а кого похвалить.

Именно тогда, как заверяет Владимир Иванович, у него стали появляться жизненные принципы: умей победить себя, работа должна приносить удовольствие, цени в человеке не только ум и талант, но и его энергию, чистоту мысли и чувство долга.

Из разговора я узнал, что Владимир Иванович, ещё будучи учащимся техникума, побывал по путёвке ЦК ВЛКСМ на целине в составе отряда техникума и студентов МИФИ.

– Да, это было, – скромно произнёс он.

– И наверное, как у человека чрезвычайно организованного, есть дневник того времени? – поинтересовался я. – Если «да», то нельзя ли полюбопытствовать, что там отмечено, хотя бы заглянуть одним глазком.

Он открыл стол, достал аккуратно сшитые листы. На титульном листе было написано «Дневник БВИ».

Вот некоторые из записей.

«21 июня – добились поездки. Бригаду из ЩЭТ (15 человек) соединили со студентами МИФИ. Будем строить.

12 июля. Вчера с поезда нас забрали. Погрузили в автомашины и повезли в совхоз “Изобильный”. С интересом наблюдал степь. Трава маленькая, дышащая зноем. Ехали 140 километров. Четыре раза останавливались, хотелось пить.

14 июля. Рыли погреб. Почва сухая, сплошной песок. Работа подходила к концу. Случился оползень. Работа пропала. Палаточный городок строим на берегу реки. Поставлена задача строить птичник.

16 июля. Рабочий день начат с рытья траншеи. Работали хорошо, даже успели забутить траншею. Вечером играли в футбол, волейбол с геологами.

21 июля. Закончили кладку цоколя. В сроки уложились.

27 июля. Проводили двух студентов МИФИ домой: стало плохо с сердцем. Теперь нас 39.

19 сентября. Положен последний камень, вылиты последние носилки с раствором. Чтобы понять чувства, охватившие нас, надо быть на нашем месте. Сфотографировались.

20 сентября. Уезжаем. Нам вручили Знамя.

22 сентября. Мы уже в пути, едем домой. Через окно смотрю на Урал. Какая красота!

24 сентября. Я дома на кровати. Чувствую, что целинская постель была лучше».

Владимир Иванович отметил, что дружба группы (7ЭП-11 набора 1959 года) продолжается и по сей день:

– Мы собираемся в моей квартире, чтобы вспомнить юность. Надю Решетько я считать не буду, поскольку это моя жена. А так – Надя Болтенкова, Таня Якунина, Лида Аксёнова, Наташа Черемных, Валя Осипова (староста группы), Люда Костылёва, Юра Копылов, Илья Зильберглейт, Слава Осипов, Борис Карцев. Иных уж нет, но мы сильны дружбой. Кроме названных ребят, на целине были Саша Зарецкий, Женя Махачёв, Борис Гсеничев, Володя Седов, Нина Позднякова.

– Как вам было на целине? – спросил я.

– Всего за три месяца, проведённых там, мы сделались взрослее на несколько лет, – заключил он.

После ЩЭТ Былкин поступил в Московский энергетический институт. Его соблазнили лазеры. В МЭИ были превосходные учёные-­преподаватели, среди них трудился основоположник этого направления Валентин Фабрикант. Уже потом я услышал шуточный куплет, сочинённый студентами МЭИ:

Гордится Франция Фабри,
Германия гордится Кантом,
А наше славное МЭИ
Гордится Фабрикантом.

В МЭИ была своя целина: электрификация. Ездили в Липецкую область, проводили электричество в деревнях. Ставили столбы, натягивали провода, делали разводки в домах.

Первый лазер на парах меди

После МЭИ, в апреле 1970 года, Былкина направили на «Исток» – профпредприятие во Фрязине. А уже в декабре на его испытательном стенде работал первый лазер на парах меди. Потом к нему приехали специалисты из Физического института и началась работа по созданию технологического оборудования: лазерного проекционного микроскопа.

Однако с комсомолом он не прощался, несмотря на занятость научной работой. И снова три года подряд избирался комсоргом подразделения, председателем совета молодых специалистов предприятия. Чего только не проводил Совет! Но главной движущей силой было соревнование за звание «Лучший молодой специалист». В этой работе Владимиру Ивановичу помогали академик Николай Дмитриевич Девятков и генеральный директор предприятия Сергей Иванович Ребров.

В 1976 году произошло значительное событие в жизни Былкина: его назначили на должность заместителя начальника отдела координации разработок института. Он курировал всё экспериментальное производство.

– Владимир Иванович! А за что вы были удостоены Государственной премии СССР? – поинтересовался я.

– Моей любимой темой были лазеры и оборудование. В 1980 году мне и группе товарищей за создание лазеров на парах металлов и оборудования на их основе была присуждена эта высокая награда. Кандидатскую диссертацию я защитил в 1985 году. В 1991- м вернулся на разработки, начал заниматься твёрдотельной электроникой. Мой научный интерес сместился от вакуума и газового разряда к твёрдому телу.

Лихо сменилось на тихо

В 90-е Былкину, как и всей науке, пришлось лихо. Выживал, как и все. Подрабатывал агентом в страховой компании, даже выпускал газету «Молва». В тот период горе настигало его семью одно за другим.

«В 1996 году умер мой отец, – поделился Владимир Иванович. – В 1997-м – моя тёща Алевтина Васильевна Туманова. Умер мой младший брат Борис, работавший на Курской АЭС, где он был специалистом по чистым помещениям. Когда случилась трагедия на Чернобыльской АЭС, он был направлен туда с молодыми солдатами с целью заменить всё грязное оборудование на чистое. За три месяца работа была выполнена, но Борис получил большую дозу радиации, у него обнаружили рак лёгких, и спустя несколько лет он ушёл».

В те трудные годы не предали своего научного дела учёные-фрязинцы, которых, по представлению Былкина, если не знают, то должны знать все. Таланты в науке: Кармазин, Гельвич, Кантюк, Парашкуро, Голант, Лопин, Воскобойник, Жарый, Новоселец, Ашкенази, Юхвидин, Фогельсон, Тагер, Родионов, Русаков, Перегонов, Будзинский, Алексеенко, Мякиньков…

«Перед глазами по сей день, – вдохновенно вспоминал Былкин, – стоят Панас, Покровский, Уточкин, Батыгин, Прохоров, Зеликин, Дюбуа, Кисилёв, Королёв, Зайцев, Потапов, Решетина, Лисс, Рободзей, Сазонов, Черепнин, Амосов, Самородов, Силин…»

Показал мне Владимир Иванович и свою «Молву». Это были номера за январь 1997-го, февраль и июнь 1998 года. Объём небольшой, тираж – 500 экземпляров. Но как велика, наверное, была роль газеты в период разрухи и культурного упадка в стране! Мне как историку по образованию она показалась интересной. Некоторые факты были и для меня новинкой. А я подумал о том, что в краеведческом музее наукограда ей было бы отведено достойное место.

Владимир Иванович вздохнул полной грудью лишь в начале нулевых, когда как-то стала налаживаться жизнь. Он, его друзья, коллеги по работе создали немало приборов. К примеру, взамен английских – усилители мощности для спутников системы ГЛОНАСС, которые успешно работают.

Былкин рад тому, что всего достиг собственным трудом. На садовом участке по собственному проекту сам построил дом, в котором отдыхают все: дети, внуки и даже правнуки. Посадил плодовые деревья и кустарники.

О сегодняшнем времени он говорит, цитируя Маяковского:

У нас
          ещё
                  не Эдем и рай —
мещанская
                     тина с цвелью.
Работая,
               мелочи соразмеряй
с огромной
                    поставленной целью.
Олег СОРОКИН,
кавалер общественной медали
«За сохранение исторической памяти».
Анискино.

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.