Оставить учителя в покое

Главная \ Новости \ Оставить учителя в покое
Оставить учителя в покое

Классная руководительница ударила ученика. Другая довела ребёнка до слёз оскорблениями. Первоклассника избила учительница. Последние недели СМИ галдят и проклинают, задают каверзные вопросы и строят злоречивые прогнозы: российская педагогика катится в тартарары, российские школы полны психопатов, российские учителя распоясались ничуть не слабее российских учеников. Как выжить в этом кошмаре? Кто нас спасёт? Что делать и кто виноват? Традиционные российские вопросы, от банального выяснения «Ты меня уважаешь?» до сложного распределения ролей, кто в школе тварь дрожащая, а кто – право имеет.

***

В Хабаровском крае за дело взялись родители: создали петицию в поддержку учительницы, избивавшей ребёнка: «Она не избивает ученика, а применяет меры воспитательного характера. В ней нет гнева, она не задаётся целью нанести вред здоровью ученика. Её действия не проходят ни по статье 116 УК РФ “Побои”, ни по статье 115 УК РФ “Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью”».

А что же тогда случилось? Кончился ресурс? Началось так называемое выгорание? Другими словами – учителя устали? Они ведь тоже люди. Это мать многодетная психанула, наорала, обозвала и отшлёпала. Через пять минут обняла ревущих, расцеловала и из углов повытаскивала. В следующий раз – через четверть часа, а потом, обвык­нув, и по часу в углу потомит. А у учителя ни углов, ни права на ремень и шлепки (даже из класса выставить в коридор по закону нельзя!), ни сил на слёзы и объятия не хватит: в классах 30 человек, у каждого в голове по 30 тараканов, у каждого таракана по 30 поводов поболтать, полениться, сострить, обнаглеть и вообще. Вот и умножьте.

***

«В связи с высокой психологической нагрузкой учителей и участившимися случаями агрессивного поведения учителей по отношению к школьникам прошу вас рассмотреть возможность внедрения федеральной программы “Психолог для учителя” и учреждения должности психолога для педагогического состава школ», – пишет в своём обращении к министру Ирина Волынец. По её словам, специалисты должны будут проводить системное обучение по работе с гиперактивными учениками, школьниками с дефицитом внимания, а также помогать педагогам решать проблемы в отношениях с подопечными.

В Министерстве просвещения идею назвали «неплохой». Родительская общественность в тех же СМИ разошлась в комментариях от рекомендаций «Лучше брать из МЧС, они там пострадавших из беды вытаскивают, уж с учительскими бедами справятся» до возражений «В школе итак полно дебилов, чтоб ещё на учителей этих идиотов-психологов повесили. Оставьте учителей в покое».

***

Учительское сообщество пока не высказалось. Наверное, потому что неясно, как будет реализована инициатива и будет ли реализована вообще. Все прекрасно помнят, как в своё время была убита система школьных психологов для учеников – убита банальной бюрократией, дискредитирована бесконечными отчётами. Теперь школьный психолог перестал быть обязательной в каждом учебном заведении штатной единицей. Кое-где они остались, хочется верить, остались за нужностью и полезностью. Учителя без того обременены отчётной писаниной, меньше работы у них не станет. Кроме того, никто не знает ситуацию изнутри так хорошо, как знает её сам учитель. А тут ему придётся еженедельно (или как будет положено) посещать кабинет, в котором пришлый со стороны специалист по мозгам и душам станет его, учителя, учить, как жить, чтобы не сойти с ума и не бить детей. Потом этот специалист поставит галочку «Тренинг пройден» и тоже пойдёт писать отчёт. И вся недолга. Задача выполнена, точка абсурда достигнута.

***

Другой вопрос: хватит ли в стране психологов на каждую школу? Скажут: сейчас этого добра полно, вузы пачками штампуют, дипломы раздают – только свист стоит. Так ведь надо ж ещё, чтоб дипломированные специалисты были профессионалами. Чтобы умели работать и знали, как и что им делать.

«Должны быть чётко прописаны временные рамки и условия, на которых психолог работает в школе. Опасно, если высококвалифицированный специалист окажется со всеми потрохами вовлечён в жизнь школьных педагогов. Его начнут рвать на части, он будет волей-неволей втянут в подковёрные игры, – сказала в эфире радиостанции «Говорит Москва» психолог Ирина Корчагина. – Я думаю, что не надо прикреплять его к школе. Он должен быть гостем: гостю всегда рады, к гостю не выйдут в потрёпанном халате… Но такой гость должен иметь специальную подготовку и чётко знать свои обязанности. Не должно быть конфронтации, все элементы инфраструктуры должны быть чётко прописаны. Чтобы не было вреда ни для учителей, ни для психологов».

***

По словам Ирины Волынец, работа с психологом должна быть включена в рабочий график учителя, «чтобы не злоупотреблять его личным временем». Примерно представляем себе рабочий график учителя и остающееся «личное время» – и понимаем: трудную ситуацию, в которой оказываются педагоги, разрешать нужно быстро. Если не получается сразу вылечить глубоко и досконально, то для начала хотя бы обезболить. Да, чайник остывает нескоро, удалять накипь после остывания – тоже долгий процесс, но снять его с огня, чтобы пар не разрывал свисток, можно и нужно быстро. Вот как видит это Ирина Корчагина:

«Разобраться в ситуации профессиональный психолог сможет очень быстро. Главное – снять напряжённость и провести расслабляющие тренинги. Это не модный сейчас “тим­билдинг”. Это ориентация именно на психологическую разгрузку. Нужно немного по-другому расставить акценты. Должна быть нацеленность на групповую работу, а не на индивидуальную».

Иными словами, опытный специалист приходит в школу, собирает учителей в кружочек и проводит с ними релаксирующее занятие. Все до поры до времени спокойны и счастливы. И в такой кондиции вполне могут быть пущены в клетку со львами… Ой, в класс.

***

«Я бы обрадовалась на месте педагогов, что с них снимают часть эмоциональной нагрузки. Что их оставляют в покое», – говорит Корчагина.

Так-то оно так, но вот вопрос: а можно ли было помочь тем учителям, о которых мы узнали из недавних скандальных новостей? Специалисты в этом случае говорят: всегда есть 20 процентов тех, кому помочь нельзя, и 20 процентов тех, кому помощь оказывается не нужна. А оставшиеся 60 процентов – это как раз те, с кем надо работать. К какой группе отнести учительницу, гнобящую девочку из-за дыры на кофте, или завуча, отбирающего у школьника смартфон из-за «неправильных» обоев? Хочется верить, что к тем небезнадёжным 60 процентам...

Представьте, что, начиная урок, учитель расстилает перед детьми яркую, разноцветную скатерть-самобранку, приглашая к знаниям, как к богатому застолью. Или разворачивает карту неизведанных земель. А ученики – кто кисель разольёт, кто вилкой продырявит, кто фломастером разрисует. Стирай потом, вычищай до дыр потом. Чтобы скатерти не вылинять и не огрубеть, а карте не выгореть, – о них должны заботиться умелые руки.

***

Нужен ли школам эффективный образовательный процесс? Нужен. Нужна ли родителям успеваемость ребёнка? Нужна. Нужны детям «нормальные» учителя, а учителям – нормальные дети? Нужны.

А вот конфликты не нужны никому. Никому нормальному.

Следует ли отсюда, что умная психологическая помощь нужна учителям? Безусловно. 

Все технические проблемы решаемы. Главное, чтобы у специалиста были голова и сердце. Чтобы СМИ и общественность поддержали хорошую идею, не дали ей потонуть, забыться или окриветь.

А учителей нужно ввести в состояние внутреннего покоя. И в таком покое оставить.

Кристина НЫРКОВА,
корр. «Впрямь».
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.