Нет акта – не было и факта

Главная \ Новости \ Нет акта – не было и факта
Нет акта – не было и факта

В редакцию «Впрямь» обратился пенсионер из Щёлкова Виктор КОСТИН: больше года он добивается от суда разумного решения, принятого на основании достоверных и допустимых доказательств.

 

В Щёлковский городской суд Костин пришёл в девять утра в среду третьего июля. Заседание по его делу было назначено на десять минут десятого, но почему-то в расписании судьи Эллы Адамановой Костина не оказалось. Вышла накладка. Но что такое сорок минут в сравнении с годом ожидания? Костин был готов ждать – был бы суд готов его выслушать.

«Согласно Гражданскому процессуальному кодексу, в суде нужна состязательность, надо сопоставить показания, – уверен Костин. – Статья 35­я говорит, что я имею право задать вопросы. Я тебе вопрос, ты мне вопрос – и отсюда истина. Я так понимаю. А если не так, что ж…»

Квартиру Виктора Михайловича в доме № 5 улицы Комарова в мае прошлого года залил верхний сосед. Потолок в ванной отсырел и покрылся пятнами. Костин вызвал работников управляющей компании «ДЕЗ ЖКХ». Те осмотрели помещение, составили акт и локальную смету, которые потом подписали главный инженер и тогдашний директор ДЕЗа Круглов. Ущерб был оценён в 3 700 рублей.

Последствия залива Костин устранил с помощью рабочих, ремонтировавших в то время подъезд в его доме. Деньги пытался получить с соседа – тот не отдал. Сказал, что нет у него ни работы, ни денег, и пусть пенсионер Костин, которому за восемьдесят, войдёт в его положение, а из своего выкручивается сам. Костин ждал месяц, ждал другой, а затем подал на соседа в суд. К сумме ущерба запросил тысячу рублей за моральный вред.

Судебные тяжбы затянулись до марта 2019­го. Мировой судья Зульфия Ибрагимова иск Костина удовлетворила. Сосед именем Алексей, фамилией Симонов на заседание не явился – потом подал апелляцию. Решение Ибрагимовой, ушедшей на больничный, отменил судья Фомичёв, а выздоровевшая Ибрагимова вдруг с коллегой согласилась. Коммунальщики, составившие акт о наличии протечек, внезапно от него стали отказываться. В журнале заявок не обнаружилось отметки о том, что житель квартиры № 1 Виктор Костин заявлял о заливе. Акта осмотра специалистами квартиры ответчика тоже нет. Поэтому утверждать, что залив произошёл по причине халатности Симонова, нельзя.

Новый директор управляющей компании Александр Табатадзе рассудил: если Костин, как свидетельствует журнал, о заливе не заявлял, значит, никакого залива и не было. Судья Ибрагимова с Табатадзе согласилась. Получается, раз директор бывший, то и подпись его бывшая; у настоящего инженера подпись ненастоящая; а залив квартиры и небывший, и ненастоящий. Журнал заявок предстаёт безмолвным свидетелем: чего он не припомнит, о том пусть и старожилы позабудут.

«Но это же не моя вина! – восклицает Костин. – А они вменяют мне это в вину. Ибрагимова моих доказательств – стопроцентных, конкретных, точных, допустимых – слушать не захотела. Она приняла как обстоятельства дела доказательства ответчика».

С ответчиком по иску Костина ещё интереснее: в квартире № 5 официально проживает Алексей Симонов, а фактически – семья из трёх человек и собака, которым Симонов сдаёт жилплощадь уже три года. Двадцать третьего мая глава этой семьи неосторожно принимал ванну и устроил потоп. Именно он открыл дверь Костину, спустился в его квартиру и убедился, что с потолка течёт.

Но для суда этих людей, по всей видимости, не зарегистрированных официально на арендуемой жилплощади, как бы не существует.

«Симонов вводит суд в заблуждение, – убеждает Костин. – На суде говорит, что это он в квартире на Комарова проживает, что к нему никто не обращался и он акта не подписывал. Коммунальщики оправдываются: когда они приходили, мол, никого в квартире не было. Так говорят, когда не хотят встречи: Я приходил, но вас не было. Вот и они обращались к металлической двери. А квартирантов, которые надо мной живут, в суд никто не зовёт и у них не спрашивает, был потоп или не было, сколько бы я ни ходатайствовал».

Ответчик Симонов на заседания не приходит – многочисленных повесток, отправленных по адресу, где он якобы проживает, отчего-то не получает. Вот и в этот раз он, по выражению судьи Адамановой, не известился. На телефонный звонок судьи не ответил. А ежели ответчик ответить не может, так и истцу нет повода объясняться.

– В письменном виде будете давать какие-то пояснения? – спрашивает судья Адаманова.

– Я письменно всё дал, в деле всё есть. Хотел бы устно, – настаивает Костин.

– Давайте свои объяснения в письменном виде. Устно лучше это делать в присутствии второй стороны. Ничего другого представлять не будете?

– Если надо…

– Мне не надо.

«Вы хотя бы уточняющие вопросы задаёте, – сказал мне Виктор Михайлович в коридоре суда, – а мировой судья в последнем заседании вообще не дала мне слова. Всё время затратила на то, чтобы коммунальщики вспоминали, какого цвета пятна на стенах и потолке у меня в ванной».

Стены и потолок в ванной Костина расцвечены где тёмно-серым, а где жёлтым. Некоторое время назад Алексей Симонов делал у себя в квартире перепланировку. Поменял полы, постелив ламинат без гидроизоляции. В ванной заменил железную трубу стояка на пластиковую. Чтобы состыковать новую трубу с трубой соседа снизу, Симонов, по словам пенсионера, убедительно потребовал и его железную трубу заменить пластиковой. Сделали всё не по закону, утверждает изучивший санитарные нормы и правила (СНиПы) Виктор Михайлович. Старый патрубок остался, в отверстия течёт вода, труба покрывается грибком, а потолок – пятнами. Иногда, по свидетельству Костина, соседи надолго запирают в ванной собаку – потому пятна могут быть и жёлтыми, предполагает пенсионер.

В сто шестом листе дела Костина так и написано: «Зазор между стояком и гильзой не уплотнён несгораемыми материалами. Имеется свободное пространство, через которое из соседнего помещения могут проникать посторонние запахи и звуки. Данное состояние нарушает СНиП “Технологическое оборудование и технологические трубопроводы”».

Звукоизоляции после ремонта тоже почти нет. Виктор Михайлович показывает акты приёма-передачи ремонтных работ и, сравнивая их со СНиПами, резюмирует: «Ламинат уложен так, что ребёнок бегает фактически по железобетонным перекрытиям».

Однако выводов о халатности Симонова, проявленной во время ремонта его квартиры, никто, кроме Костина, не делает.

«Добросовестные люди, когда перестраивают квартиру, не идут на такую гадость, а используют хорошие материалы и работают по нормам и правилам, – сказал Виктор Михайлович, когда судья удалилась для принятия решения. – Недобросовестных многие терпят. А я решил не терпеть. По закону, если сосед по даче сделал навес на заборе, а с навеса льётся вода и заливает вашу грядку, так он обязан этот навес убрать. Это про грядку. А мне на голову льётся чуть ли не ежедневно! В статье 304­-й Гражданского кодекса сказано, что нарушенные права надо восстановить. Сейчас нарушена масса моих прав и законных интересов: я не смогу продать квартиру по нормальной цене».

Щёлковский городской суд оставил апелляционную жалобу Костина без удовлетворения. Виктор Михайлович не удивился: скорее, был разочарован, что удивиться не пришлось. Робкую надежду на иной исход дела пенсионер будто охранял от сглаза: только выйдя из здания суда, поведал почти шёпотом: «А Елена Мокринская меня уверяла: Вы победите».

Виктор Костин подозревает, что его хотят вынудить продать свою однушку подешевле, чтобы освободить жилплощадь для оборотистых дельцов. При этом продолжает верить, что достоверное соответствует действительности, допустимое – закону, а Гражданский и Жилищный кодексы говорят прежде всего о разумности.

А если не так, то что ж?..

Кристина НЫРКОВА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.