Фряновские пути

Главная \ Новости \ Фряновские пути
Фряновские пути

Увлечённые люди всегда интересны. Вдвойне интересно, когда их увлечение оказывается в нашей повседневности: они со стороны лучше видят то, что мы в дальнозоркости привычки упускаем.

Павел Конаков родился и вырос в Москве, живёт в Сергиевом Посаде, путешествует по всему миру, но особую любовь питает к Фрянову. Окончив Государственный университет по землеустройству и дослужившись до главного геодезиста, он вдруг понял: расти дальше в своей профессии ему некуда, поэтому можно смело развивать и реализовывать себя в любимых делах.

О том, что любо

«Я люблю туризм всех видов ещё с детства, – рассказывает Конаков. – Родители иногда не знали, что со мной делать: я постоянно куда-то сбегал. С малых лет увлекался географией, историей, этнокультурами и палеонтологией».

Владимирская-церковь-в-Маврине Павел стал открывать для себя и других родную землю. Как текут по Подмосковью Воря, Веля, Пажа, Шерна или Мелёжа, так разбежались его пути – в поисках следов тех, кто дал рекам эти имена. Оказалось, на северо-востоке области, участвуя в этногенезе великороссов, порядочно наследил древний народ меря. Конаков стал участником мерянских этнокультурных проектов и сам создал сообщество «Любогост».

В марте 2018 года он купил в этнопарке «Кочевник» у своего друга и соратника Алексея Ежелева настоящую монгольскую юрту. Установил во Фрянове, на Кукуевке, и жил в ней целый месяц. Тогда и придумал свой «Любогост»: проект, посвящённый эко­ и этнотуризму во всевозможных формах.

«Название нашего сообщества состоит из слов любовь и гостеприимство. В рамках «Любогоста» мы решили совместить краеведческую экскурсию и автомобильный туризм: проводить автомобильные выезды и туры по интересным маршрутам, изучать локальную историю и культуру. В голове быстро выстроилась модель и даже название: люботуры».

Люботуры стали совместным проектом Павла и руководителя сети московских автосервисов Андрея Смирнова. У Андрея и его коллег есть собственный экспедиционно-исторический автоклуб и большой опыт в организации активных и познавательных автотуров.

Таких нигде больше нет!

Люботуры подразумевают три класса путешествий. Для люботура № 1, получившего название «Фряновские пути», был выбран второй класс: дороги общего пользования, заснеженные и грунтовые.

К посёлку Фряново Павел Конаков, по его словам, питает давнюю любовь. Ещё в школе он увлекался изучением топографических карт. Родители подарили ему двухкилометровку, и окру́га с центром в посёлке с необычным названием привлекла его внимание сразу и навсегда. Ка к только в 2009 году у Конакова появился собственный автомобиль, он с друзьями выехал на северо-восток Щёлковья. «И тогда Фряново было таким же уютным, тихим посёлком, как сейчас, – вспоминает Павел. – За десять лет жизнь, среда, архитектура здесь мало изменились. Местные жители иногда называют свой посёлок медвежьим углом. И неслучайно: здесь, всего в шестидесяти километрах от шумной Москвы, ощущаешь себя тихим провинциалом, словно где-нибудь на Валдае».

Фряново – одно из уникальных мест Подмосковья. Географически именно здесь встречаются Клинско-Дмитровская гряда и Мещёрская низменность. И потому природа здесь особенная: лиственные леса, суглинки и холмы гряды и хвойные боры, пески, богатые черникой болота низменности.

А Павлу Конакову особенным здесь кажется всё: от топонимики до пейзажа. «На Фряновском шоссе с обеих сторон то хвойный лес, то милые старинные деревушки мелькают домиками, украшенными резными наличниками. Их названия тоже говорят о Юрта Конакова в Кукуевкесамобытности этого края: Огуднево, Малые Петрищи, Мосальское. Таких я нигде больше не встречал, хотя объехал на своём автомобиле немало разных мест».

Очевидно ведь: меряне

Маршрут первого люботура – от Булакова до Фрянова. От Красноармейского артиллерийского полигона до Владимирской церкви села Маврина; от обросшего дачами Степанькова, где некогда проходил Троицкий тракт, до живописных родников Костышей; от Рязанцев до Могутова – всюду, где проезжали люботуровские «Нивы», Конаков видел удивительное. На полигоне испытывали «БМ-­13» («Катюши»), на которых воевал в годы Великой Отечественной войны его дед. В Маврине живёт Галина Валентиновна Горелова, она сорок лет учит школьников младших классов. Вода костышевских родников освежает и бодрит. А в Рязанцах местные активисты сами восстанавливают пруды и благоустраивают пойму Мелёжи, они даже страницу села – Ryazantsy village в социальной сети Facebook создали.

И почти всюду Павел, кажется, находил, что искал. Так, булаковцы раздобыли ему флаг Фрянова.  Эка невидаль, скажете: его и в Интернете легко найти, с геральдическим описанием. Но для того, кто правильно задаёт вопрос, ответ становится не столько открытием, сколько подтверждением собственных предположений.

«Красный и белый – это древнейшие цвета русского народа, символизирующие жизнь на белом свете под красным солнышком. Ель же была священным деревом древнего народа меря, населявшего эти места вплоть до XVII века», – толкует Конаков символику фряновского флага. И ссылается на своего друга и соратника Андрея Малышева, который восстанавливает мерянский язык и культуру древних мерян, много лет активно изучает антропологию, быт, материальную культуру и предания Владимирской, Ивановской, Костромской, Тверской, Ярославской областей и северо-восточных районов Московской области. Малышев выдвинул версию, что меряне никуда не исчезли, а попросту приняли русские имена и русский язык. И стали называться русскими. Павел Конаков утверждает, что подобная практика русификации малых народов применялась не так давно, а может быть, применяется и сейчас: «У меня есть знакомая, родители которой записаны в документах русскими. У них русские имена и разговаривают они на русском, но сами рассказывают, что по происхождению они коми-зюздинцы. Они ещё помнят, как бабушки и дедушки моей подруги говорили на языке коми. Вот так! Пришли, написали – и ты уже русский!»

Очередной мерянский след Павел Конаков нашёл в Могутове. На берегу речки Ширенки, в двухстах метрах от края села расположена Балясова гора и связанный с ней археологический комплекс «Шерна-городок». Именно здесь когда-то было найдено огромное количество свинцовых печатей, принадлежавших различным новгородским князьям, множество монет древних государств, включая Золотую Орду. «Их больше, чем найденных во Владимире, который был в те древние времена центром Владимиро-Суздальского княжества, – утверждает Конаков. – Очевидно, поселение на месте древней слободки существовало задолго до появления Московского государства и было населено ещё древними мерянами».

Кому – Кукуй, а кому – пирожок

С севера на восток, с востока на юг – и вот оно, любимое Фряново. Рассказ Павла Конакова полон исторических справок: даты постройки и реставрации церквей, фамилии фабрикантов и помещиков, этимология названий:

«История Фрянова – история ткачества: фряновский шёлк, снискавший славу по всей Российской Империи и за её пределами, поставлялся царскому двору. Сооружений, подобных усадьбе Фряново, в Подмосковье ещё только два: дворцы Шереметьевых в Кускове и Останкине. Двухкупольная церковь Иоанна Предтечи, имеющая форму латинского креста, построена в 1797 году на средства семьи Лазаревых в память о сыне Артемии, погибшем в первую русско-турецкую войну». 

На пороге усадьбы люботуровцы неожиданно встретили единомышленницу: работница музея, категорично попросившая представиться, оказалась подписчицей интернет-сообщества «Любогост» в социальной сети. «Узнав, кто мы, она радостно рассмеялась», – рассказывает Конаков.

В фотографы участники «Фряновских путей» взяли жительницу Аксёнова Анну Пенскую. Путешествие стало для неё открытием родного края. «Не думала, что у Фрянова такое богатое прошлое, – сказала Анна. – О многих местах я даже не знала. Например, что за Костышами есть деревня Степаньково. И даже не могла подумать, что через Степаньково можно попасть на полигон. Не подозревала, что в микрорайоне Жилкоп есть Кукуевка. Мне казалось, это вымышленное название. А за ним, выясняется, целая история: это финно-угорское слово, так называли холм, на котором разжигали костёр в честь солнца. Потом Кокуем называли места игрищ во время праздника Ивана Купалы, а ещё позже – древние захоронения, где люди погребены не по христианскому обряду. И Шерна-городок стал для меня открытием. А ещё я узнала о том, что у нас было пять деревень, которые просто исчезли: Липовец, Гридино (оно же в разные времена Бравино, Бровкино или Гридково), Копылово, Лунёво и Болохрыстово. Последнее смешное название можно перевести как “добро Христово”».

А для Павла Конакова и его друзей открытием стали фряновские пирожки. «Это какое-то чудо! – восхищается Павел. – Всегда свежие, вкусные, с самыми разнообразными начинками: и традиционными (лук, капуста и яйцо, мясо, творог, различные виды повидла), и необычными – из карамели и банана. Я не мог упустить возможность дать друзьям попробовать эту прелесть. Они выпекаются и продаются в двух столовых. Первая находится в районе Горы, около церкви Иоанна Предтечи, а вторая – в районе Аксёновского Поля, что на въезде в посёлок со стороны Москвы, в красном одноэтажном кирпичном здании. Я сам купил полтора десятка и друзья примерно столько же. До сих пор вспоминаем их вкус».

Вкус открытия, познания, неожиданного откровения дарит не только неизведанная земля, но и та, на которой живёшь. Наверное, во втором случае чувствуешь себя особенно: будто понимаешь собственную значимость, ощущаешь своё место в истории и географии, мифологии и этнографии, в природе и топонимике родины. Этот вкус крепко цепляет на крючок: в проекте Павла Конакова всё больше участников, планы сообщества серьёзны и далеки. Есть в них налаженный экотуризм во Фрянове, мерянское городище на территории посёлка и ещё много всего интересного.

Кристина НЫРКОВА,
корр. «Впрямь».
Фряново.

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.