Дело – труба

Главная \ Новости \ Дело – труба
Дело – труба

Об этом никто из жителей не знал и не был уведомлен, когда подписывал протокол общего собрания собственников. Все были уверены, что ремонт фасада предполагает покраску здания, ремонт плитки и балконов.

 

Против правил

 

О балконах, к слову, жители старых домов Центральной улицы писали в ДЕЗ ЖКУ неоднократно. В 45-­м и 47-­м домах люди, не дождавшись действий УК, ремонтировали балконы за свои деньги.

Капитальный ремонт 43-­го дома был назначен ещё на 2017 год. Тогда кое-что было сделано, но проблемы остались: не заменили, например, стояки в подвале. Следующий этап, включающий ремонт фасада, перенесли с 2018-­го на 2019-­й. В пятницу двадцать шестого июля он почти начался – но не с кровли или аварийных балконов, а с попытки заменить газовые трубы.

Правила программы капремонта гласят: «Газовые трубы переносят из подвалов в безопасное место, а также заменяют или восстанавливают трубы подачи газа на фасадах зданий». В сталинках Центральной улицы газовых труб на фасадах нет, следовательно, ни заменять, ни восстанавливать их не надо. Переносить из подвалов тоже нечего: трубы находятся под асфальтом около цоколей.

Однако предварительного осмотра участка работ не проводилось, дефектной ведомости жители не видели, протокол собрания никто из ответственных лиц не принял во внимание. Заявку на капремонт подавала прежняя управляющая компания «Квант», договор подписывала уже новая: УК «ДЕЗ ЖКУ», а подрядчиком выступила, по словам жителей, какая­то газовая контора: бригадир Алексей так и не смог точно её назвать: не то «РегионГаз», не то «СитиГаз». А когда в договоре председатель совета дома Вера Янонис обнаружила чужую подпись под своей фамилией, рабочие, поняв, что потеряли подряд, собрались и уехали.

Жители дома вызвали администрацию на разговор.

 

Местечковый интерес

 

На собрание, устроенное во дворе дома в понедельник, при­ехали работники Управления ЖКХ: заместительница начальника Елена Галаганова и Михаил Чулков. Уговаривали жителей согласиться на все проводимые работы, потому что деньги на них выделены и, вероятно, уже освоены, а работы, дескать, необходимы. Расстроенный Чулков так и сказал: «Понимаете, жаль средств, выделенных фондом капитального ремонта на проведение новых газовых труб».

«Интересно, а почему ФКР выделил деньги именно на трубы, ему кто­-то жаловался на трубы?» – недоумевали жители домов № 43, 45 и 47 Центральной улицы. Никакой экспертизы не проводилось, поэтому определённо сказать, сгнили они или нет, никто не может. Администрация кивает на УК, а УК, новые сотрудники которой вообще не в курсе, кто что подписывал, кивает на газовщиков.

Галаганова настаивала: «В связи с тем, что в прошлом году было много случаев взрыва бытового газа, ремонт труб – обязательное условие при ремонте фасада. Газовики совершенно правы: трубы должны быть вынесены наружу. Их будут тянуть по фасаду и врезать в каждую квартиру. А в квартире это уже ваше квартирное имущество. Дальше сами».

Вынести трубы наружу можно, хоть и непросто: придётся долбить асфальтобетон. Зачем это делать? Вряд ли газовые трубы могли сгнить, если они находились в земле под асфальтобетоном, не были доступны воде, их никто не трогал и толщина стенок у таких труб четыре с половиной миллиметра. Новые, кстати заметить, вдвое тоньше.

Другой вопрос: насколько фасад дома – безопасное место? Домам № 43, 45 и 47 Центральной улицы по 63 года. Стены покрыты трещинами, крыши не отремонтированы, фундамент не укреплён.

«Видите, какие трещины по стенам? И вид у домов перекошенный, – сказала работникам администрации председатель совета дома № 47 Центральной улицы Ольга Никонова. – А нам на стены хотят дополнительно вешать ещё что­то. Какая будет облицовка дома? Почему стекловата? Зачем гранитная плитка? Стены ничего этого не выдержат. А зимой лёд с крыши будет падать ровно туда, где пройдут трубы. Один удар по этой трубе – и взрыв дома».

И, наконец, третье: трубы будут подводить к кухням. В то время как газовые колонки в большинстве квартир находятся в ванной. После ремонта жители должны будут делать перепланировку за свои деньги. Или самостоятельно тянуть трубу до ванной. По проекту БТИ ещё в 80­х годах колонки должны были перенести из ванных на кухни. На это выделялись деньги. Но ничего не было сделано, а ремонтники находились в полной уверенности, что колонки у всех на кухнях.

– Я три дня назад заключила договор с газовщиками! – негодовала Вера Янонис. – Работники обслуживающей организации пришли, осмотрели газовое оборудование в квартире, сказали, что всё в порядке, и ушли. А теперь мне говорят, что мне нужно всё менять, да ещё за свой счёт.

– Вы сейчас путаете свой местечковый интерес с общим интересом собственников всего дома, – возразила Галаганова.

– Какой местечковый?! – удивилась Янонис и продолжила под одобрительный гул своих соседей: – Тут собрались собственники, которые платят деньги за капитальный ремонт. Мы собственники. И мы против такого ремонта. Что нужно сделать, чтобы приостановить работы?

– Когда вам отключат газ, тогда вы передумаете, – опрометчиво сказала Галаганова.

Пришлось оговаривать: это, мол, не угроза, не наказание и даже не предупреждение, а просто такое вполне может случиться.

Чулков уточнил:

– Это все жители дома? И все против?

Да, все собравшиеся жители – и 43-­го, и 45-­го, и 47-­го домов – выразили несогласие с происходящим и спросили работников администрации, какими будут их дальнейшие действия.

– Никаких наших действий, – невозмутимо ответила Галаганова. – Ремонт делаем не мы, а фонд капремонта. Если вас не устраивает, то живите в таком…

 

Такое мы не выбирали

 

В таком щёлковские сталинки живут уже несколько лет: крыши старых трёхэтажек протекают, балконы рушатся, в подвалах стоит вода (см. «Впрямь» № 9/2019: «Текущая вода и лежачий камень». – Ред.). Жители пишут, по словам Ольги Никоновой, везде: в ДЕЗ, в ГЖИ, в прокуратуру, в областное правительство. После таких жалоб случается внезапный прилив текущего ремонта, обычно мало результативного. Чиновничьи проверки кончаются ничуть не успешнее. «Дорогие собственники, неужели вы не можете выбрать себе хорошую УК?» – наивно вопросили административные делегаты. Никонова (в который уж раз) терпеливо разъяснила:

– Мы не выбирали ДЕЗ ЖКУ. Наши одиннадцать сталинских домов отдали ей без согласия жителей, проголосовавших на общем собрании за другую управляющую компанию. Но результаты этого собрания проигнорировали. А протокола того собрания, на основании которого была выбрана УК «ДЕЗ ЖКУ», нам не показали – вероятно, потому, что наших подписей там нет. Подписи подделали.

Одна из собравшихся жительниц добавила:

– Валов взял на себя право решать, какие УК убрать, а какие оставить в городе. Так и объявил во всеуслышание.

С темы плохой работы ДЕЗ ЖКУ Елена Галаганова свернула на разговор о дальнейших действиях:

– Сейчас вам нужно донести до каждого жителя, что вы отказываетесь от этих работ. И ждать следующего…

– Года? – перебили её нетерпеливо.

– Почему года?

– Пятилетки?..

 

Чтобы не улетело в трубу

 

Жители трёхэтажек Центральной улицы заняли позицию активных наблюдателей: что́-­то будет с 43-­м домом? Предполагают, что от старых труб проведут новые, но уже не под землёй, а по фасаду. Отрезок новой трубы уже висит на наружной стене. А старые, видимо, в земле так и останутся, потому что демонтировать их затратно.

«Возможно, ФКР потребует вернуть деньги, если мы откажемся проводить работы, – говорит Ольга Никонова. – А они, скорее всего, уже освоены. Но точно этого не знает никто. Во всяком случае, возвращать их администрация не торопится, поэтому и приехали уговаривать жителей. Им не хочется перед выборами такого казуса с деньгами. А после восьмого сентября мы никого не дозовёмся».

О Никоновой её соседи по дому, двору и улице говорят так: «Тебе цены нет!» Поднаторевшая в борьбе с коммунальным бездействием щелковчанка рекомендует всем следующий порядок действий:

«Если администрация предложит вам писать заявление напрямую в Фонд капитального ремонта, не верьте!

Протокол общего собрания собственников многоквартирного дома по поводу капитального ремонта совершает следующий путь:

1) сначала в УК;

2) потом в администрацию местного самоуправления (где и происходит основное составление проекта плана капремонта на следующий год);

3) далее в Министерство ЖКХ Московской области;

4) в областное правительство, которое обязано план утвердить;

5) только после этого план на год отправляется в фонд капремонта, который выделяет средства. 

ФКР – это кошелёк, который только выделяет деньги, но ничего не решает. Всё решает местная администрация».

Этому нисколько не противоречат слова Елены Галагановой: «Решение принимают собственники. Они первые и главные».

Вот и Никонова не сомневается: «В первую очередь на капремонт ставят дома, в которых живут работники администрации и Общественной палаты».

Интересно, в упомянутых Ольгой домах тоже делают всё по одной гребёнке, без экспертиз и дефектных ведомостей? Или здравый смысл кое-где может побеждать и сборы на капитальный ремонт не уходят в трубу?

Кристина НЫРКОВА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.