Чтобы больше успеть

Главная \ Новости \ Чтобы больше успеть
Чтобы больше успеть
Всё было торжественно, но в то же время без пафоса. Наверное, потому что у Вечного огня в Чкаловском собрались люди, которые знают о жизни и смерти больше, чем остальные. Пришли вдова и сын Олега Ильина, сослуживцы и вдовы сослуживцев, приехал доктор Леонид Рошаль, который тоже был в Беслане, ветераны… В почётном строю замерли военнослужащие 8­-й авиационной дивизии особого назначения, Лётно-испытательного центра имени В. П. Чкалова, курсанты Московской областной школы-интерната с первоначальной лётной подготовкой имени А. И. Покрышкина, школьники.

Анна-Ильина-с-сыном-Сергеем-2Вдова героя Анна Ильина была в чёрном. Она слушала внешне сдержанно, почти не отводила глаз. Но когда Леонид Рошаль делился воспоминаниями о том, как оперировали смертельно раненного подполковника Ильина, сын героя подал матери воды.

Своих узнавали по глазам

«Я занималась парашютным спортом, а в 90­-е, когда работы не было, пришла вместе с мужем служить, – рассказывает Светлана (её фамилию указывать нельзя: она одна из немногих женщин, служивших в подразделении «Вымпел»). – С Олегом познакомились как раз на прыжках. Он пришёл к нам после службы в Медвежьих Озёрах, был десантником. Я его сразу выделила: вроде обычный человек, но всегда улыбчивый, а на прыжках и на поле, и с поля – бегом. На вопрос “Зачем?” отвечал: “А чтобы больше успеть”. И всю жизнь так: чтобы больше успеть. Потом я с десантной службы ушла в боевой отдел. Через некоторое время он тоже перешёл туда и стал моим начальником. Нас только две женщины было в управлении, не все готовы были с нами работать. Отслужив 17 лет, я точно знаю, что с женщинами в армии очень непросто. Но Олег ничего не боялся, взял нас к себе. Служили вплоть до его гибели. Он всегда рвался туда, где опасно. Он пришёл в “Вымпел” из ВДВ, и это было сознательное решение. Участвовал в событиях в Первомайске, Будённовске, в Театральном центре на Дубровке...

Мы всегда находились в боевой готовности, должны были по сигналу тревоги прибыть в отдел в течение часа. И в тот день было именно так. Меня оставили на дежурстве: берегли. Но я понимаю, что ходить на штурм наравне с мужчинами – глупое занятие, конкурировать с ними невозможно. Я по тревоге убежала с линейки старшего сына. У Олега должен был быть отгул. Он уставший был. Глазами встретились, когда я выдавала оружие, попыталась улыбнуться: “Олег, ты же вроде отдыхать хотел”. Он ответил: “Ну вот отдохнул”. А дальше мы, кто остался, смотрели телевизор.

Несмотря на то, что все ребята были в масках, глаза своих узнаёшь. Информацию по телевизору выдавали дозированно, мы старались больше смотреть. Вначале всё нормально: идёт бой, рабочий порядок. А где-то ближе к вечеру ловлю взгляд одного из ребят и понимаю: что-то случилось – глаза уже не те. Позже приходит информация: есть погибшие. Ночью сообщили, что погибли Олег и мой сосед по кабинету Денис Пудовкин. А всего “Альфа” и “Вымпел” привезли десять гробов. Тяжело было. Да и сейчас не легче.

Но потом удивительный случай произошёл, можно по-разному к нему относиться. Были поминки: 40 дней. Я дежурила по отделу. У всех тогда были пейджеры. И вот в одном из кабинетов начал работать пейджер, предупреждая, что села батарейка. Оказалось, это у Олега Геннадьевича. Кабинет закрыт был, дверь открыли, когда начальник вернулся с поминок. И у нас в руках прибор разрядился и умер окончательно. Как будто Олег так простился с нами.

Были потери и потом, мы не забываем никого. А там, в Беслане, кто бы что ни говорил, ребята сделали всё, что было в их силах. Ещё один наш сотрудник, из другого отдела, лёг на гранату, а его в это время дома жена беременная ждала. Вы придите как-нибудь на Николо-Архангельское кладбище в Балашихе, там на центральной аллее все наши лежат, и памятники им – как терракотовая армия. Как будто и оттуда они нас защищают».

Нельзя, чтобы это повторилось

«Не могу сказать добрый день, – начал своё выступление Леонид Рошаль. – Это день скорби и день памяти. Первого сентября я уже был в Беслане и начал переговоры с террористами. Мы не хотели кровавой развязки – её спровоцировали. У меня сейчас перед глазами весь тот ужас и звериный оскал тех, кто ненавидит людей, кто ставит под угрозу жизнь и здоровье ни в чём не повинных детей и их родителей. Я не хотел бы, чтобы подобное про­изошло ещё когда-нибудь. Я сегодня был в нескольких школах и каждый раз думал: нельзя, чтобы это повторилось. Это звери, звери!..

Террористы написали записочки, что они хотят, чтобы я прилетел в Беслан. Я сделал это: прилетел. То была мировая трагедия. В результате погибло более двухсот детей. А если посчитать взрослых и спасателей, – почти триста человек. В Беслане есть кладбище. Если когда-нибудь вам представится побывать там, то вы увидите, что такое зверство. У меня не хватает слов… Столько лет прошло, а комок подходит к rEH3NuAcwZU-(1)горлу. В одной могиле мать, отец, дети… Иногда родители без детей, иногда дети без родителей. Это был страшный кошмар!.. Только раненых было около восьмисот человек.

Наши парни из спецслужб бежали под огнём спасать детей из горящей школы, хватали их, отстреливались – это было месиво. Они по-настоящему защищали Родину, и каждый достоин быть увековеченным в памяти народа.

Я был в операционной, когда туда привезли Олега Ильина. Я не знал ни его фамилии, ни отчества… Я сразу увидел: ранение, не совместимое с жизнью. Четыре хирурга пытались его спасти, но это было выше наших сил.

Вечная слава!»

«Он вдруг взглянул на меня…»

Анна Ильина поблагодарила всех, кто пришёл почтить память её мужа. Она сказала:

«Сразу было понятно, что жизнь с Олегом никогда не будет тихой. Только жёны боевых офицеров могут понять, насколько это тяжело осознавать: вокруг мирная жизнь, а твой муж – на выполнении боевого задания. Я всегда понимала, что рядом со мной не просто хороший парень и заботливый муж, но и личность большого масштаба. Он умел покорять, был лидером, умел находить нестандартные решения. В мастерской скульптора Салавата Щербакова он вдруг взглянул на меня со своего постамента… Очень похож».

И вот покрывало сдёрнуто, цветы легли к подножию памятника. Народ стал расходиться, и у Ильиных появилось время для разговора.

 «Действительно похож, взгляд такой серьёзный у отца был, – говорит сын Олега Сергей Ильин. – Самое яркое воспоминание детства – когда отец возвращался из командировок. Мне всегда говорил, что я должен быть мужчиной, защищать мать, отстаивать честь семьи… Мне тогда было шесть лет. Все три дня я вместе с другими смотрел телевизор, не всё, конечно, понимал. Но чувствовал: происходит что-то страшное. Сейчас мне двадцать, учусь в Рязанском десантном училище, стараюсь быть достойным отца. Хотя сыном героя быть очень трудно: я постоянно чувствую ответственность за свои поступки, даже за те, которых ещё не совершил».

«Конечно, я испугалась, когда сын решил пойти в десантное, – говорит Анна Ильина. – Но это его решение. Когда вспоминаем Олега, часто смеёмся: он ведь солнечный был человек. Но при этом нёс ответственность за людей вокруг него, даже в плохом настроении не позволял себе появляться, поэтому было так: или улыбка, или предельная концентрированность. Я всё понимала, потому что сама тоже служила в ФСБ. Мы с Олегом там и познакомились. А когда он погиб, ушла: не смогла больше носить форму. А памятник этот скульптор по видео делал. Олег тут молодой. Спасибо, что не забываете о нём!»

Сквер Памяти и аллея Героев

«Для меня это тоже очень личное событие, – поделился руководитель администрации городского поселения Фряново Олег Болотин. – Я принимал участие в боевых действиях в Афганистане и Чечне. Когда произошла трагедия в Беслане, уже был на пенсии, но следил за новостями. В эти дни не один миллион мужиков в форме, да и без формы, гражданские, готовы были отдать всё, чтобы только это не коснулось наших детей».

«В нашем районе 15 Героев современной России, – говорит глава городского поселения Щёлково Рушан Махмутов. – И есть цель: всем им установить памятники на этой аллее. Чкаловский, Медвежьи Озёра – это один Щёлковский район, и мы не делим, лётчик это или спецназовец… Мы обсудили с ветеранами, с депутатами, с главой района перспективы расширения этого сквера. Сейчас дорабатывается проект, тут будут организованы ещё дорожки, поставим скамейки… У каждого бюста установим таблички с описанием подвига, чтобы люди могли не просто прочесть имя-фамилию, но и узнать, что́ именно совершил этот человек. Когда проект будет готов, кинем клич, станем собирать пожертвования. Такое место, как сквер Памяти и аллея Героев, обязательно должно быть в любом городе».

Тем временем Анна Ильина с друзьями навела порядок у памятника мужу: расставила цветы в вазоны, разложила аккуратно те, что не поместились, сняла целлофановые обёртки, чтобы не разлетались по дорожкам сквера.

Когда она уехала, к постаменту подошли сфотографироваться школьники.  Они пояснили: сегодня на уроке им рассказали о том, что́ произошло в Беслане и об открытии бюста Героя России. Вот они и приехали сюда после уроков.

Наталья ДРУЖИНИНА,
корр.  «Впрямь».
Чкаловский.

 

Теги Щёлковский район аллея Героев Леонид Рошаль. Чкаловский Ильин
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.