Чем дальше, тем неоплатней память, меченная Войной

Главная \ Новости \ Чем дальше, тем неоплатней память, меченная Войной
Чем дальше, тем неоплатней память, меченная Войной

Говорят, ни в одном словаре мира нет аналога русскому слову подвиг. Верю. Думаю, ни в одной армии мира нет солдата решительнее, отважнее и сильнее духом, чем русский солдат. Поэтому и случилась наша Великая Победа. Наукоград Фрязино отмечал её    73-ю годовщину по-домашнему.

Понимаю ли я этот праздник? Насколько умею, пытаюсь представить, каково это: жить с постоянным страхом смерти, неусыпным чувством голода, холода и одновременно с неодолимой жаждой жизни, справедливости, победы.

«Кончилась война, у меня было три желания. Первое: наконец я не буду ползать на животе, а стану ездить на троллейбусе. Второе: купить и съесть целый батон. Белый батон! Третье: выспаться в белой постели, и чтобы простыни хрустели. Белые простыни...» – сказала одна из фронтовых медсестёр.

Можем мы прочувствовать это? Мы, выросшие в тёплых домах, спящие на мягких диванах. Мы негодуем, когда на два часа в доме отключают свет или лифт, и капризничаем, если в магазине вчерашний хлеб.

***

Фрязинский День Победы прошёл по традиционному сценарию: возложение цветов, Бессмертный полк, праздничная программа.

IMG_6852Первым на аллею Героев к памятникам Героям Советского Союза АлександруIMG_6857-копия Григорьевичу Дудкину, Борису Никандровичу Еряшеву и Ивану Ивановичу Иванову пришёл президент инвестиционно-строительной компании «Гранд» Григор Агекян. В ещё робкой тишине праздничного утра он поклонился солдатам Великой Оте­чественной войны и возложил цветы к их бюстам.

Праздничный митинг прошёл у величественного монумента участникам локальных конфликтов, что на Вокзальной улице. Руководитель фрязинского отделения «Боевого братства» Николай Смирнов вручил воинам-интернационалистам общественные награды. Слова благодарности прозвучали по адресу Григора Агекяна, выделившего около 30 млн рублей на создание этого монумента. По поручению Героя Советского Союза Бориса Громова за большой личный вклад и консолидацию ветеранского движения Смирнов вручил Агекяну самую высокую награду «Боевого братства»: Знак Почёта за номером 153 и именной кортик.

***

В торжественных городских мероприятиях участвовал фронтовик-фрязинец Алексей Сергеевич Штопоров. Он награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Кёнигсберга» и «За победу над Германией».IMG_7176-копия

Фронтовики не забывают о войне ни на день.

«В Белоруссии у меня утонула пушка, – сказал Алексей Сергеевич. – Я полез её доставать. Замёрз. На следующий день температура под сорок. Говорят: “Поехали в госпиталь”. А я ни в какую: “Хочу мстить фашистам!” Помню, как вошли в Восточную Пруссию. Наши самолёты отбомбились и возвращались. За ними увязался “фоккер”. А я был заместителем командира орудия. У меня была гашетка. Стал стрелять – и сбил вражеский самолёт! За это получил орден».

Да это же точь-в-точь такой случай, какой описан Александром Твардовским в главе «Кто стрелял?» из незабываемого «Василия Тёркина»! Помните, как он строго наказал:

Нет, товарищ, зло и гордо,
Как закон велит бойцу,
Смерть встречай лицом к лицу,
И хотя бы плюнь ей в морду,
Если всё пришло к концу…

И далее – словно про нашего Штопорова, фамилия которого здесь как нельзя кстати:

Ну­-ка, что за перемена?

То не шутки – бой идёт.
Встал один и бьёт с колена
Из винтовки в самолёт.
 
Трёхлинейная винтовка
На брезентовом ремне,
Да патроны с той головкой,
Что страшна стальной броне.
 
Бой неравный, бой короткий.
Самолёт чужой, с крестом,
Покачнулся, точно лодка,
Зачерпнувшая бортом.
 
Накренясь, пошёл по кругу,
Кувыркается над лугом, –
Не задерживай – давай,
В землю штопором въезжай!
 
Сам стрелок глядит с испугом:
Что наделал невзначай.
 
Скоростной, военный, чёрный,
Современный, двухмоторный
Самолёт – стальная снасть –
Ухнул в землю, завывая,
Шар земной пробить желая
И в Америку попасть.
 
– Не пробил, старался слабо.
– Видно, место прогадал.
 
– Кто стрелял? – звонят из штаба.
Кто стрелял, куда попал?
 
Адъютанты землю роют,
Дышит в трубку генерал.
– Разыскать тотчас героя.
Кто стрелял?
          А кто стрелял?
 
Кто не спрятался в окопчик,
Поминая всех родных,
Кто он – свой среди своих —
Не зенитчик и не лётчик,
А герой – не хуже их?
 
Вот он сам стоит с винтовкой,
Вот поздравили его.
И как будто всем неловко —
Неизвестно отчего.
Виноваты, что ль, отчасти?
И сказал сержант спроста:
— Вот что значит парню счастье,
Глядь – и орден, как с куста!
 
Не промедливши с ответом,
Парень сдачу подаёт:
— Не горюй, у немца этот —
Не последний самолёт…

 

Может, и наш воин Штопоров, отправивший фашиста в штопор, ответил так же.

На площади Победы Алексея Сергеевича Штопорова окружили дети – и вскоре в его руках набралась охапка гвоздик. Пусть ещё поживёт мужественный фронтовик. Пусть говорит с нами, рассказывает о войне, о её тяготах и лишениях, о маленьких радостях и большой – общей на всех – победе.

***

«Земля родная, помни нас. И всех и каждого отдельно», – звучал в динамиках голос Олега Ухналёва. И было жаль, что во Фрязине не нашли, кто спел бы это вживую.

Мы ждали нашу Победу 1 418 дней и ночей. В Великой Отечественной войне погибли 27 миллионов человек. Если каждого из них почтить минутой молчанья, то Россия будет молчать 50 лет.

Бессмертный полк – ещё одна акция памяти. Река из тысяч фрязинцев текла от аллеи Героев до площади Победы. Портреты отцов, дедов и прадедов горожане несли кто скорбно, кто гордо, а кто и радостно от того, что стал причастен к подвигу родного героя.

В Бессмертном полку города Фрязина вместе с приснопоминаемыми воинами плыла чудотворная икона Феодоровской Божией Матери. Она, как гласит предание, была написана самим апостолом Лукой. Отец Александра Невского благословлял ею сына. Она укрепляла волю к победе и силу русского духа. Именно этим образом благословляли династию Романовых на правление. В течение веков Феодоровская вдохновляла наш народ на победы.IMG_7031

«Сегодня этот образ даёт нам возможность воссоединиться с теми поколениями, которые видела Сама Царица Небесная в Своей двухтысячелетней истории», – сказал настоятель храма Рождества Христова протоиерей Сергий Киселёв.

В День Победы в храме прошла литургия, во время которой православные фрязинцы молились обо всех, кого взяла война. 

Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».
Фрязино.

Семьдесят третий День Победы в Щёлкове дробился на бессчётное количество мгновений.

Панорама_без_названия1Мельканье праздничных лиц; пятна красных гвоздик; маршевые звуки Щёлковского духового оркестра; волнующий голос Виктора Сухоноса, спевшего «Поклонимся великим тем годам»; малышня в военной форме; малое число фронтовиков, среди которых не увиделось главного из них – Петра Константиновича Византийского; воины среднего поколения; знамённая группа; ученики шестнадцатой школы вдоль дороги; фронтовик Василий Николаевич Фроловский, танцующий вальс с Надеждой Суровцевой, председателем Щёлковского райсовета; растроганный глава района Валов; полуслучайный сбор пирующих на торжественном обеде, организованном администрацией; тишина у свежей могилы последнего комбата пехоты Ивана Матвеевича Краснова; трагическое безмолвие на кладбище Чкаловского аэродрома, где вандалы безнаказанно продолжают творить своё бесовское непотребство; тёплые рукопожатья знакомых и незнакомых; объятья с друзьями; рюмка водки с главой района Валовым и бессчётное количество раз: «С праздником! С праздником! С праздником!..»

Война так отодвинулась во времени, что, кажется, виден весь её вселенский масштаб. Но уже нет с нами большинства долгожителей, встретивших 70-­ю годовщину Победы: генерал-лейтенанта Павла Алексеевича Загайного, сержанта Василия Ивановича Ястребкова, разведчика Николая Викторовича Беспалова, фронтовой медсестры Милицы Николаевны Вайтмаа, Героя Советского Союза Василия Сергеевича Котлова, связиста Александра Яковлевича Каркача, пулемётчика Виктора Николаевича Шаповалова, весельчака и балагура Станислава Александровича Княгинина… Нет их, с кем выпало не раз обняться, сердечно поговорить, услышать слова одобрения и советы…

Пришло моё время понимать, что утешения не найти нигде – лишь у Господа. И некуда стремиться в главном, кроме как к райским вратам. Вот что значит слово «Вперёд!»: к привратникам Рая – Петру и Павлу.

Воины, положившие жизнь за други своя, дошли – нам тоже поставлена эта задача.

Владимир
 ВЕЛЬМОЖИН.
10 мая 2018.

В шествии Бессмертного полка прошли 19 тысяч щелковчан.

Колонна растянулась на всю километровую Парковую улицу: когда впереди идущие ступили на площадь Ленина, многие ещё ждали начала движения у Дворца культуры. Наблюдать это было до того волнительно, что наворачивались слёзы и сбивалось дыхание.

IMG_8172Время, пока длилось шествие Полка, словно бы замедлилось. Щелковчане с фотографиями воинов­победителей шли, шли и шли… Взгляд едва успевал выхватывать фамилии: Плотников, Бедоев, Заздравных, Ельцов, Ерофеев, Бондаренко, Луковой, Кинеев, Шарутин, Кулешев, Иванов, Митрохин, Белоус, Литвинов, Романов, Матюшин, Муромский, Синягин, Гусин, Богданов, Редкин, Орлов, Яковлев, Петров, Беляев, Толстых, Краснокуцкий, Парамошин, Лисин, Молодцов, Самойлов Микешин, Столяров, Горбунов, Дорожко, Юрченко, Фомин, Васильев, Тюрин, Москалюк, Зиновьев, Купцов, Юркевич, Шаров, Корсаков, Месекайло, Казов, Панин… Господи, как страшно: конца перечню нет!

Более тридцати тысяч щелковчан ушли на фронт. Восемь тысяч не вернулись. Судьба половины из них неизвестна. В каждой семье своя история о своём победителе.

***

Всякий раз, глядя на потомков, помнящих историю своей семьи и чтущих своих героев, я восхищалась и досадовала на себя за то, что мне ничего не известно о воевавших из моей семьи. А спустя 73 года после Победы прояснело.

На Радоницу мы с моей тёткой пришли на могилу отца. И долго – часа полтора – стояли и толковали, будто бы всё папе рассказывали. Я возьми и молви:

– Надька, ну живём как чурки с глазами! Корней своих толком не знаем…

– Да, – ответила тётка. – Я вот только самого старшего деда Андрея, твоего прадеда, знаю. Сын у него первый был: Владимир. Он в войну пропал.

– Сын? Думала, что у них только один сын: мой дед Сергей.

Размышляя, как мне открылось всё это, не исключаю, что на том свете брат моего деда – воин Владимир – встретился с моим отцом и попенял ему: «Племянник, что же я всеми забыт?»

Красноармеец Владимир Андреевич Колмаков призывался Аннинским военкоматом Воронежской области. Погиб 20 марта 1943 года в селе Дюки Спас­Деменского района Калужской области. Похоронен в братской могиле. 

В следующем году я тоже пойду в Бессмертном полку.

А фотографию твою, дед, сыщу. Не сомневайся! 

Разбирая с сестрой архив, мы обнаружили, что и наш родной дед – Сергей Андреевич Колмаков – тоже участник Великой Отечественной войны. В его военном билете написано: «С мая 1944 по январь 1945 в Великой Отечественной войне в составе в/ч 25537». Награждён медалью «За победу над Германией».

Если такие сведения появляются спустя десятилетия после Победы, если до сих пор находят и перезахоранивают бойцов, если к шествию Бессмертного полка присоединяется всё больше и больше народу, – значит, слова «Я помню! Я горжусь!» не просто звук. 

***

К огорчению, в рядах Бессмертного полка прошли притворщики: те, кто нёс плакатик с фотографией неизвестного им солдата. Кто бы, вы думали, вручал эти плакатики? Учительницы! Которым всё по фигу. Вот диалог, я слышала его своими ушами:

– На возьми (фотографию. – Е. К.)! С этим пойдёшь! – говорила училка.

– Кто это? А если меня спросят о нём? – сомневался ученик.

– Бери, сказала! Не спросят.

Правильным было бы ей покинуть школу.

Екатерина КОЛМАКОВА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.