Была молочка – теперь консерватория

Главная \ Новости \ Была молочка – теперь консерватория
Была молочка – теперь консерватория

В редакцию «Впрямь» написала многодетная щелковчанка, не смирившаяся с судьбой молочной кухни.

 

Спасибо Натэлле Тихомировой за статью «Корм с раздаточного пункта» (см. «Впрямь» № 28/2019. – Ред.). Будь таких публикаций много три или четыре года назад, может, на прошлой неделе она бы и не понадобилась.

В одном американском боевике герой говорит: «Если тебя назвали лошадью один раз, ответь тем же. Назвали дважды – ударь, так как слова не помогают. Если тебя назвали в третий раз – становись под седло».

Ощущение, что мы, матери-щелковчанки, куда бы ни отправились: в женскую консультацию на пятой неделе беременности, в молочную кухню с трёхмесячным младенцем, в детскую поликлинику за прививкой, в соцзащиту за пособием – каждая становимся под седло.

Сложилось так, что молочной кухней я пользовалась почти семь лет: с 2012-­го по 2019 год. Сначала со старшим ребёнком, потом со средним, и вот недавно младшему исполнилось три. Все годы прилежно ходила на Парковую улицу, ежедневно, кроме воскресенья. Подруги-москвички, приятельницы из Липецка и Краснодара, родственники из Ивантеевки мне завидовали: где ещё, говорили, нынче найдёшь настоящую молочную кухню с собственным производством?

Город наш сейчас расцвёл немного, а шесть или семь лет назад совершенно не располагал к чадоводству. Сами посудите: тротуарные панели задраны кверху сантиметров, бывает, до тридцати; пандусы если есть, то непременно мимо пешеходных переходов или только с одной стороны зебры; детские площадки скучные, в грязи и ржавчине. Чтобы устроить ребёнка в сад, нужно было становиться в очередь, а для этого тоже надо выстоять очередь – уже буквально, в душном коридоре комитета по образованию. О щёлковском роддоме на один добрый отзыв – двадцать пять страшилок. В общем, радовало новоиспечённую мать только одно: молочная кухня.

Я даже начала мастерить специальную сумку с отделениями для бутылочек (подсмотрела идею у всемирно известной художницы). И тут грянуло: молочку закрывают. В пункте выдачи на Парковой собирали подписи к письму в администрацию, организовали митинг. Миновало: ни в 2014-­м, ни в 2017-­м не закрыли.

«Не закроют, – успокаивала меня медсестра в детской поликлинике. – Это рабочие места. Куда они людей будут трудо­устраивать?»

«Не закроют, – говорили знакомые матери. – Они теперь сделали платные рецепты и продукцию свою стали продавать».

«Почему бы не расширить производство? – писали в соцсетях. – Возить продукцию в Ивантеевку, в Пушкино. Кто, получая набор консервов “Агуша”, откажется купить свежеизготовленный йогурт, полностью натуральный?»

А скептики отвечали: «Закроют. Хоть по сто писем каждая мать напишет в администрацию или минздрав – кто оставит недвижимость почти в центре города за молочной кухней? Думаете, администрацию ваши дети волнуют сильнее возможной выгоды?»

Валов (бывший глава Щёлковского района) отмалчивался.

Когда облицевали плиткой Парковую улицу, ко входу в молочку не то что пандуса – ступеньки не сделали. Как только не приходилось туда пробираться! По щебёнке, по глине, по настеленному строителями картону. Случалось оставлять старшего ребёнка на противоположной стороне присмотреть за коляской, а младшего нести через улицу на руках. Ответом на жалобы в щёлковских соцсетях было «Потерпите, мы работаем для вас».

Когда молочку перевели в 29-­й дом Парковой улицы, легче не стало: коляску невозможно было завезти внутрь, приходилось оставлять под строительными лесами. Завсегдатаи «Типичного Щёлкова» и прочих интернет-групп корили: «У вас что, мужика нет, чтоб он в субботу приехал и всё забрал?» Так ведь понедельничный кефир с трёхдневным сроком хранения не останется свежим в субботу!

Зато теперь хоть раз в месяц приходи – не скиснет. Правда, пока дойдёшь, круги намотаешь. Ремонт во второй больнице сделали красивый, только указателей, где что находится, там отродясь не было. Отличная получилась у Екатерины Пошиваловой фотография: сама за себя говорит. И подпись под ней – огонь. Ведь и в голову не придёт, что раньше в подъезде жилого дома было отделение комбината лечебного питания, а теперь, на территории больничного пищеблока – всего лишь консервораздаточный пункт. Была у нас молочка, а стала консерватория.

И ладно бы раздавали там действительно «Агушу». Мне думается, даже те, кто в соцсетях обвинял компанию «Вим-Билль-Данн» в монополизме, а производимую ею «Агушу» – в низких вкусовых качествах, сейчас предпочли бы получать продукцию этого молочного магната. Заблуждение, что соками надо поить младенцев с двух месяцев, почти искоренено. А щёлковская молочка – что, тщится надуть паруса и плыть против прогрессивных научных течений? Видимо, ловит финансовые потоки…

Во всём происходящем я вижу вопиющее неуважение к женщине. К кормящей матери, которая вынуждена периодически превращаться то в савраску, что месит грязный снег городских сугробов, то в покорную ослицу, бегущую за бесплатной консервированной морковкой. А чуть заупрямится, её охворостят: «Слышь, яжемать, не выпендривайся! Мы налоги платим, а ты халяве не рада».

А сумку для бутылок я всё-таки сшила. Есть кому её подарить – да теперь уже незачем.

С уважением
читательница «Впрямь» щелковчанка
Марина СМИРНОВА.
17 августа 2019.
 
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.