Вцепились

« Назад

Вцепились 08.06.2018 17:00

Ответчиков по этому делу оказалось аж восемь. Среди них федеральное унитарное предприятие «ЖЭУ ИРЭ РАН», Росимущество и ресурсоснабжающие организации. В своё время они стали кредиторами ФГУПа и теперь через распродажу имущества унитарного предприятия хотят получить назад деньги. Автор  Александр ТАРАНЦЕВ.Помещение библиотеки, которое нынче числится в хозяйственном ведении ФГУПа, оказалось в списке оставшегося добра одним из самых больших. Следовательно, его продажа принесла бы немалую прибыль. Никого из ответчиков не заботит, что яблоком раздора стал не склад, не магазин, не офис в конце концов, а библиотека. Словно стая хищников, они, сосредоточившись в одном углу судебного зала, жаждали расправы над адвокатишками, решившими лишить их лакомого куска. Есть в этой группе ответчиков и одно физлицо: некий Юрий Великанов. В своё время унитарное предприятие вместо жилья предложило ему денежную компенсацию. Да так и не выплатило. Великанов ждёт денег, и вопросы культуры его заботят мало.

***

Тем временем Сергей Смирнов и Максим Сидоров представили суду письменное возражение на применение срока давности по этому делу. Именно так апеллировали ответчики: ФГУП оформил право хозяйственного ведения помещением библиотеки ещё в 2011 году. Сегодня, мол, оспаривать этот факт поздно.

Правозащитники обратили внимание суда на то, что библиотека находится в доме № 19 Вокзальной улицы с 1961 года. Да и сам исполняющий обязанности директора ФГУПа Егор Чижов подтвердил в суде, что помещение планировалось под библиотеку. Следовательно, фактическим владельцем помещения все эти годы непрерывно была библиотека.

В подтверждение этого Сергей Смирнов пригласил свидетельницу Галину Фролову. Галина Ивановна – коренная фрязинка. Она сообщила, что стала читательницей библиотеки ещё в 1974 году, то есть с четырнадцати лет.

«До этого я с родителями всегда приходила в читальный зал на различные мероприятия, – сказала Фролова. – Библиотека никогда не меняла адреса, да и площадь помещения не изменилась. Сохранился всё тот же просторный зал абонемента, книгохранилище, большой читальный зал».

***

Несостоятельными назвали адвокаты доводы Росимущества о том, что помещение библиотеки относится к федеральной собственности. Оно никогда не использовалось для нужд РАН или её подразделений. Нельзя ведь в самом деле считать, что муниципальная библиотека все эти годы существовала исключительно для членов Академии наук. К федеральному имуществу могут относиться только библиотеки федерального значения. Например, Российская Государственная библиотека.

ЖЭУ ИРЭ РАН, как выясняется, не было никогда и балансодержателем библиотеки.

«Мы знали, что библиотека принадлежала НПП “Исток”, – сказала на суде Галина Фролова. – Даже штампы на книгах были истоковские. И на моём абонементе тоже было написано, что он выдан профкомом “Истока”. Потом её владельцем стала фрязинская администрация. С 2010 года я трудоустроилась в библиотеку специалистом по кадрам. Тогда уже она была при администрации. Это написано в уставе библиотеки, да и все мероприятия мы согласовываем с Управлением культуры при фрязинской администрации. Она же назначала и директора библиотеки. В трудовых книжках сотрудников тоже сперва было написано “Исток”, а потом стали писать “администрация города Фрязина”. Когда я уже работала в библиотеке, там прошёл косметический ремонт. Деньги на него выделяла администрация. Никакое ЖЭУ работы не финансировало».

Согласно представленной ответчиком карточке учёта основных средств, помещение библиотеки было принято на баланс ЖЭУ только в прошлом году.

***

Максим Сидоров сказал, что право муниципалитета владеть помещением библиотеки возникло ещё в 1991 году на основании постановления Верховного Совета РФ № 3020­1.

– Оформление объекта в муниципальную собственность не является сделкой по распоряжению имуществом, – сказал он. – Это техническая процедура. Право как таковое возникает в силу закона независимо от нахождения имущества на чьём­либо балансе или учёте.

Адвокат представил суду копию документа от 25 марта 1992 года. В тот год Институт радиотехники и электроники РАН решил взимать с библиотеки деньги за аренду помещения. Председатель профкома «Исток» А. П. Балыш отправила замдиректора института письмо. Начинается оно словами «Возвращаю вам договор за оплату аренды помещения библиотеки». Далее сказано, что помещение это, согласно постановлению Верховного Совета РФ от 1991 года, принадлежит муниципалитету. Поэтому если уж администрация и решит взимать с библиотеки деньги, то сама установит величину арендной платы.

– Есть заключение, в котором написано, что библиотека не находится в муниципальной собственности, – сказала представительница ответчика Великанова.

– Что значит не находится? Это предмет спора, – возразил Сидоров.

– Я хотел бы уточнить, – вступил исполняющий обязанности директора ФГУП «ЖЭУ ИРЭ РАН» Егор Чижов. – Администрация Фрязина не является кредитором. Кредиторы – это ответчики. Поэтому я считаю, что администрация затягивает процесс погашения кредиторской задолженности через реализацию имущества судебными приставами.

Для Чижова главным вопросом остаются деньги.

***

Адвокаты аргументировали, что акт приёма­передачи от 10 сентября 1993 года, представленный Чижовым, никак не доказывает принадлежность помещения библиотеки к федеральной собственности. Судя по его содержанию, ЖЭУ ИРЭ РАН приняло только жилой фонд, то есть квартиры дома № 19 Вокзальной улицы. Сведений о передаче нежилого фонда либо всего дома целиком нет. Становится странным, как вообще произошла регистрация права хозяйственного ведения на помещение библиотеки. Это случилось вопреки уставным задачам ответчика. Управляющая компания «ЖЭУ ИРЭ РАН» была создана для обслуживания жилого фонда Института радиотехники и электроники. Помещение библиотеки никакого отношения к таковому не имеет, следовательно, о его передаче в хозяйственное ведение не должно было идти и речи. К слову сказать, не отражёнными в акте остались и ныне проданные магазины, расположенные в этом же доме, а также бывшее помещение городской администрации.

***

Представительница Юрия Великанова поторопилась представить суду судебное решение о расторжении договора аренды между ФГУПом и центральной библиотекой.

– Библиотека регулярно не погашала арендную плату, поэтому суд вынес решение о расторжении договора и выселении библиотеки, – сказала она.

– А какое это отношение имеет к нынешнему делу? – спросил адвокат Смирнов.

– А где у вас выселение библиотеки в резолютивной части? – спросил адвокат Сидоров. – Здесь об этом ничего не сказано.

– Ваша честь, – обратился Смирнов к судье. – Можно сколько угодно представить документов, но какое отношение они имеют к делу? ЖЭУ ИРЭ РАН какие­то бумаги приобщает, где ни слова не сказано об отдельном нежилом помещении библиотеки. Теперь – какое­то решение суда.

– В настоящее время библиотекой получено постановление о выселении, – вмешался Чижов.

– Вы представитель Великанова? – осёк его Смирнов. – Сейчас разбирается вопрос о ходатайствах от представителя Великанова. С каких это пор вы стали защищать его интересы? У вас сговор?

***

Чтобы ознакомиться со всеми представленными участниками заседания документами, суд перенёс слушания на 10 часов утра десятого июля.

– Ваша честь, срок оценки имущества кончается первого июля, – сказал Чижов. – Есть ли возможность заслушать дело до первого июля?

– У суда нет такой возможности, – ответил судья.

Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».
Фрязино.