Вся проблема из­-за птиц!

« Назад

Вся проблема из­-за птиц! 01.07.2019 14:52

Тема захоронения и утилизации бытовых отходов обсуждалась двадцатого июня на круглом столе в Государственной Думе. Собрание открыл депутат Госдумы Валерий Рашкин. Он сказал:

«Вопросы экологической безопасности выходят на первое место в России. Нет ни одного субъекта Федерации, из которого не пришло бы гневного письма в Госдуму на тему экологии и твёрдых бытовых отходов. Особенно много обращений получаем сейчас из Архангельской области. Я преклоняюсь перед гражданами Архангельской области, которые отстояли право на чистый воздух и чистую воду. Решение о строительстве там мусорного полигона отменено.  Много писем из Владимирской, Ярославской областей. Не говоря уже о Московской. Она превращается во второсортную область. Как будто всем всё равно: пусть люди там болеют, заражаются, задыхаются. Сегодня сферу обращения с бытовыми отходами захватил криминал, отдали всё в частные руки: мол, базар всё отрегулирует. Вот базар и регулирует в виде чаек, галок и всего остального. Набивают карманы деньгами (они их называют баблом) и на здоровье граждан наживаются.

В России вопросы утилизации сбора и хранения мусора – это сплошной гнойный нарыв. Необходимы раздельный сбор и утилизация мусора. Для такой богатой страны позор не организовать этого до сих пор!

За границей – там, где организован раздельный сбор отходов, – вывозят мусор бесплатно, а не по повышенным тарифам. Потому что это огромная прибыль: получили полиэтилен, картон, металл. Всё это отдаётся на производства за деньги. За счёт этой прибыли частник вывозит мусор бесплатно. У нас же подняли тарифы до десяти раз. Реформа заключалась в том, чтобы задрать расценки и ничего не делать.

Мир уже давно разработал современные системы утилизации отходов. Никаких мусоросжигающих заводов, строительство которых утверждено на уровне правительства страны, для этого не требуется. По этому вопросу должна быть прямая ответственность президента страны.

У нас вся власть называет себя слугами народа. Ничего себе слуги: угнетают, уродуют людей. Забыли про референдум. Это нормальная схема: прислушайтесь к населению. Было высказано предложение, чтобы чиновникам выделять офисы, дачи и квартиры только возле мусорных складов. И пусть их дети учатся там и играют. Эта беда достанет каждого: и депутата, и губернатора. Все на Канары не уедут!»

Коллега Рашкина депутат Госдумы Виктор Видьманов сообщил, что сегодня по стране насчитывается более трёхсот горячих точек с недопустимой концентрацией вредных веществ. Превышение в десятки и сотни раз. В основном это города-­миллионники, где экологическая опасность зашкаливает и требует от правительства экстренных мер.

«Дальний Восток, Сибирь, Урал, почти всё Поволжье (и северное, и южное), – сказал он. – Но максимальная концентрация в центральном регионе. Творимые в Московской области безобразия затрагивают 28 млн человек, живущих на площади 80 тысяч квадратных километров. При огромных земельных просторах окраины страны остаются практически безлюдными. С точки зрения экологической безопасности такая концентрация недопустима. Это требует системной работы. В Москве и Московской области потребуется минимум три – пять лет для решения вопроса».

Видьманов сообщил, что сегодня по стране много не боевых, но горячих точек. Пример, полигон Ядрово в Волоколамском районе. Народ потребовал решительных мер по его устранению. Но полигон не то что не закрыли – сроки накопления продлевают, увеличивают площадь захоронений.

Сычёвский карьер в Рузском районе. Он был закрыт ещё в 1988 году. Два года назад там возникла точка сбора бытового мусора с нарушением всех законов. В результате может быть загрязнён весь бассейн северной части Московской области – главный источник питьевой воды для области и столицы.

«Мы обратились во все возможные инстанции, – отметил Видьманов. – Результаты пока нулевые. Хотя здесь явные уголовные нарушения.

Screenshot_3 В Московской области работой с мусором занимается всего четыре – пять организаций. В теневом бизнесе, по самым скромным подсчётам, они присваивают сто млрд рублей. Надо весь вопрос сбыта и переработки отходов сосредоточить в государственной структуре.

Надо добиваться того, чтобы вопросы экологической безопасности были рассмотрены на Совете безопасности под руководством президента страны».

Кандидат физико-математических наук доцент кафедры экспериментальной ядерной физики МИФИ Валерий Сосновцев шокировал:

«Каждый год в Москве и области накапливается 12 млн тонн отходов. В 2015 году между правительством области, компанией “Ростех” и японской компанией было подписано трёхстороннее соглашение о строительстве мусоросжигательных заводов. Проект должна проводить частная компания. Опыта строительства таких объектов у неё нет. Число сотрудников всего 15 человек. Говорится, что мусоросжигательные заводы будут соотносимы по степени безопасности с теми, что строят в Швейцарии. Но из сравнительной таблицы следует иначе. Выбросы вредных веществ на российских заводах выше швейцарских от 20 до 50 раз. Максимально – 200 раз. Каждый мусоросжигательный завод будет выбрасывать до 46 вредных веществ в годовом объёме 2 400 тонн. Такие показатели соответствуют размерам выбросов всех мусоросжигательных заводов Швейцарии (их там 31). Около двух тонн – это вещества первого класса опасности, аналоги боевых отравляющих веществ. От четырёх мусоросжигательных заводов образуется более миллиона тонн ядовитого шлака и более ста тысяч тонн золы. Всё это, как утверждает правительство, должно свозиться на специальный полигон в Томск, но там такого полигона нет. Значит, будут складировать где-то у нас в Подмосковье.

В Швейцарии используется пять-шесть степеней очистки. У нас – три ступени.

Самый страшный из таблицы вредных веществ диоксин. Он подавляет иммунитет, способствует развитию онкологических заболеваний, поступает в организм человека с пищей. Только один завод будет выбрасывать диоксина столько, сколько все заводы Германии или все мусоросжигательные заводы США. 

За десять лет с начала работы завода в радиусе ста квадратных км случится экологическая катастрофа. Всё, что там растёт, вода из колодца – всё станет непригодным для употребления. В районе четырёх мусоросжигательных заводов, которые будут построены первыми, живёт около полумиллиона человек».

Чтобы не быть голословным, Сосновцев обратился к уже существующему на юго-востоке Москвы мусоросжигательному заводу № 4. По данным анализа почв, концентрация диоксина на расстоянии четырёх км от завода (в Некрасовке) превышена в 14 раз. С 2012 по 2017 год онкологические заболевания возросли там в четыре раза.

«А заплатим за всё это мы, – продолжил доцент кафедры. – Между правительством Московской области и ООО “Альтернативная генерирующая компания-­1” существует соглашение № 118, где написано: “Правительство Московской области обязано включать в новые тарифы абсолютно все расходы “РТ-Инвест”, хоть как-то связанные с постройкой, эксплуатацией мусоросжигательных заводов, в том числе и проценты по банковским кредитам». Подраздел 2.4.1.7. “РТ-Инвест”, к слову, дочерняя компания “АГК­-1”. Тарифы за вывоз мусора, по оценке бывшего министра экологии и природопользования Когана, после введения в строй четырёх заводов увеличатся до 10 – 12 тысяч рублей с человека в год.

Надо остановить строительство мусоросжигательных заводов! Как можно быстрее наладить сортировку и раздельный сбор. Чтобы убрать хвосты, следует использовать новые технологии. Например, технологию плазменной газификации. В ней почти нет выбросов, она рентабельна. Будет всего пять процентов нейтрального шлака, который можно использовать для засыпки дорог. Сто процентов комплектующих есть в России. Завод в два раза дешевле и строится в два раза быстрее.

Внедряя мусоросжигательные заводы, мы реализуем идею Маргарет Тэтчер, которая говорила, что в России надо оставить 15 млн человек для обеспечения нефтянки».

Эколог Тульской области Татьяна Карпова рассказала, что негативная экологическая обстановка привела к тому, что область вошла в число самых вымирающих. В Узловском районе в 140 метрах от деревни Петровской находится мусорный полигон. В деревне нет водопровода. Грунтовые воды – единственный источник питьевой воды. В октябре прошлого года было установлено, что на полигоне нет действующей системы сбора фильтрата и все стоки попадают в грунтовые воды и в природный водный бассейн.

В 2017 году на этот же полигон стали свозить мусор из Москвы и Подмосковья. В сутки приходило более 60 автопоездов. Выяснилось, что правительство Тульской области подписало соглашение с Московской областью о приёме мусора. Ресурс полигона, как утверждает Карпова, давно исчерпан. Но завоз мусора не прекратился. Был выделен 31 с половиной гектар под сортировочный комплекс и полигон с захоронением в 300 тысяч тонн в год.

Научный руководитель коллектива исследователей кафедры теоретической основы теплотехники МЭИ доктор технических наук Игорь Мазурин сказал, что сегодня есть как минимум восемь готовых проектов безопасной переработки мусора, которые хоть завтра можно внедрять.

«Хотите переработать без отходов сортированный мусор, – пожалуйста. Несортированный без отходов – пожалуйста. Есть технологии без тепловой обработки, – сказал он. – Но никто не даёт ни копейки денег на эти разработки с 1991 года. Все специалисты разбежались – и Россия оказалась в тупиковом положении, имея все заделы и исследования. 

Миру навязали процесс сжигания. Это приведёт к неразрешимым проблемам. О них было сказано отечественными учёными ещё полвека назад, в 60-­е годы. То, что Европа пошла по пути плазменного сжигания, говорит лишь о том, что прикладной науки в этом направлении у них не сформировано. Главной задачей была прибыль. В России существовала школа, разработаны технологии, которые и сегодня, спустя десятилетия, остаются передовыми, но появились законы маркетинга – и российские разработки оказались в информационном вакууме».

Мазурин предложил истребовать у правительства деньги на проведение конкурса среди российских проектов и выбрать лучший. Внедряемые нынче технологии не пройдут никаких отборов, считает он. Потому что имеют опасный выхлоп – диоксин.

«Кто будет с ним работать? – спрашивает Мазурин. – Найдутся те, кто будет готов его хотя бы загрузить? Эта проблема остро стоит и в Европе. Они вывозят его на какой-то остров, захоранивают в шахтах.

Анализ диоксинов – ещё одна важная задача. На Россию всего четыре лаборатории, которые могут проводить такие исследования. А заводов собираются построить двести!

Общество разорвало связь с прикладной наукой. И все институты практически развалились. Например, Академия коммунального хозяйства развалилась. А дальше что? Надо вернуть учёных на свои места и перестать решать глобальные проблемы, исходя из принципа выгодно-невыгодно. Это задача медицинская. Речь идёт о жизни, а не о коммерции. Деньги потом считать будем». 

Представитель Минэкологии Вадим Воронцов сказал, что официальных комментариев о качестве проведения мусорной реформы дать не может, потому что эти полномочия переданы министерству ЖКХ. И посчитал, что требовать закрытия мусорных полигонов без альтернативы неразумно.

– Почему вы не встаёте на сторону населения?! – выкрикивали из зала.

– Вы позволяете строить мусорный полигон в Сергиевом Посаде – столице православия!

– А что творится в Волоколамском районе!

– А Воскресенск? У нас есть протокол, что народ против! Почему вы дали заключение?!

– По­зор! По­зор! По­зор!

Далее Воронцову выступать не дали.

Эксперт по экологии Анна Дмитриева уверена, что идёт пропаганда мусоросжигания, а система приоритетов в обращении с отходами разрушена. Мусорная реформа, считает эколог, сведена к коррупционным назначениям. Застройщик мусорных заводов не предоставляет проектную документацию для проведения не только экологической, но и общественной экспертизы. Идут суды. И все суды выигрываются общественниками. В Волоколамске застройщика обязали представить проектную документацию, но решение Верховного суда не выполняется.

К микрофону вышел актёр Михаил Полицеймако. Его представили общественным деятелем.

«Мы требуем решения от вас, – сказал он, обращаясь к депутатам Думы. – Вы живёте на наши налоги. Вы обязаны построить нам перерабатывающие заводы такие, о которых сегодня говорили учёные. Я не общественный деятель. Я пострадавший. У нас в Одинцовском районе полигон “Озёрный”. Не проводилось никаких экспертиз. Никто не предоставляет разрешительных документов на строительство мусоросжигательных заводов и мусороперерабатывающих пунктов. “Вот мои документы”, – говорят чиновники, показывая на автобусы с Росгвардией и омоном. Эта женщина рядом со мной получила удар в грудь от Росгвардии на митинге против строительства полигона.

Когда всё правительство и вы, депутаты, встаёте под гимн России, вспомните вот этих женщин, которые выходят на баррикады защищать свою страну от экологической катастрофы, а их бьют».

Записала
Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».
Москва.