Те самые, а не такие же

« Назад

Те самые, а не такие же 18.10.2018 23:19

По количеству экспонатов и уникальных моделей монинский музей ВВС считается единственным не только в России, но и в мире. Ежегодно его посещают более 200 тысяч человек, в том числе из­-за рубежа.

В 1928 году здесь появился аэродром, где формировались полки дальней авиации, даже истребительный полк. На его базе и образовался авиационный городок Монино.

Вся техника в музее настоящая. В зале, посвящённом победе в Великой Отечественной войне, можно увидеть самолёт «Ил-­2». Первый экземпляр крылатой машины, созданной в конструкторском бюро Ильюшина, появился в 1939 году. Самолёт специально создавался для штурмовой авиации. На его борту были пулемёты, снаряды, подвешивались бомбы. Но стальной корпус защищал в основном двигатель и частично кабину лётчика. Хвостовая часть была максимально уязвима. На одного погибшего лётчика­-штурмовика приходилось пять погибших воздушных стрелков.

Хвост отдельно –  кабина отдельно

Тринадцатого октября монинский музей ВВС посетили ветераны Щёлковского района. Среди них был и участник IMG_0633Великой Отечественной войны Пётр Константинович Византийский, выдающийся воздушный стрелок, единственный совершивший 175 успешных боевых вылетов на штурмовике «Ил­-2». Рассказ научной сотрудницы музея Людмилы Савичевой он слушал задумчиво.

«Сразу всё перед глазами проносится, – сказал фронтовик. – Всё правильно: на одного лётчика в среднем пять стрелков. Помню, однажды нас подбили, мы падали с высоты восьмисот метров. Самолёт планировал, это дало нам возможность уйти с территории врага: упали за полтора километра от линии фронта. При столкновении с землёй хвостовая часть, где я сидел, отлетела от носовой метров на триста. Я пришёл в себя после падения, подошёл к лётчику (он ещё был без сознания, видимо, от сильного удара головой), потрепал его. Он очнулся. Это было чудо: от самолёта остались одни обломки, а у нас – только лёгкие ранения. Через полторы недели мы уже снова отправились в полёт».

Людмила Савичева повела рассказ дальше. Герой Советского Союза Анна Егорова – лётчица-штурмовик «Ил­-2». В 24 года в одном из боёв она повела за собой половину полка. Её самолёт был подбит первым. Белого парашюта, оповещающего о катапультировании пилота, никто не увидел. Молодую женщину посчитали погибшей. За заслуги перед Отечеством она была удостоена звания Героя Советского Союза посмертно.

НоIMG_0640 Анна осталась жива. Подбитый самолёт загорелся. В кабину лётчицы вылилось горящее масло. Девушка получила сильные ожоги рук и лица. Лётчица упала на землю вместе с машиной, получив множественные переломы. Егорова попала в немецкий плен. Превозмогая невыносимую боль от ран, Анна не проронила ни звука. Такой стоицизм шокировал немцев.

Из плена её освободили лишь через полгода.

Анна Александровна дожила почти до девяноста лет.

Стоит в ангаре и настоящий «У­-2». Изначально самолёт создавался для обучения лётного состава. Юноши и девушки учились на нём лётному мастерству и матчасти самолёта. Но в годы войны и ему довелось защищать наши границы. «У­-2» стал ночным бомбардировщиком. Обе кабины (для лётчика и штурмана) были открыты. Корпус деревянный, каркас обтянут перкалью. В случае воспламенения самолёт сгорал за минуту. Машина выходила в атаку под покровом ночи, неслышно пересекала линию фронта и сбрасывала бомбы. За бесшумность самолёт прозвали небесным тихоходом.

Двадцатисемилетняя Евдокия Бершанская командовала одним из авиационных полков, летавших на «У­2». В нём были вчерашние школьники 18 – 20 лет. Двадцать три девушки впоследствии были удостоены звания Героя Советского Союза.  У одной из них – Евгении Жигуленко – насчитывалось 968 боевых вылетов. Немцы называли лётчиц «У­-2» ночными ведьмами, а самолёт – швейной машинкой. Однако за сбитый «У­-2» немецкий лётчик получал железный крест и денежное вознаграждение, как за сбитый истребитель.

Со временем знаменитый «У­-2» превратился в гражданский «Ан­-2», или попросту кукурузник. Самолёт прощал лётчику погрешности пилотирования. Если молодой лётчик сваливал машину в штопор, достаточно было отпустить ручку управления – и самолёт сам выравнивался по горизонту.

Первые герои

В 1934 году самолёт «Р-­5» принял участие в спасении челюскинцев. С потерпевшего крушение ледокола «Лена» на льдину сошли 106 человек. Экспедиция пропала без вести. Лётчик Ляпидевский совершает 28 безрезультатных вылетов в поисках пропавших людей. Только на двадцать девятом вылете в суровых северных условиях он обнаружил их, дрейфующих на льдине. Лётчики на «Р­-5» забирали по пяти человек: трое поIMG_0731мещались в задней кабине, а двое летели в специальных ящиках, подвешенных под крылом. В честь этих лётчиков, героически спасших более ста человек, и было учреждено звание Героя Советского Союза. Дополнительный знак отличия – Золотая Звезда – появился лишь в 1939 году.

В музее можно увидеть и первый самолёт с убирающимся шасси. Его разработал конструктор Поликарпов. В кабине самолёта «И­-16» была лебёдка. При наборе высоты лётчик должен был сделать 43 оборота, чтобы шасси зашло в гондолы. Это увеличило скорость самолёта на 50 км/ч.

Красуется там и персональный самолёт второго трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба. Он летал на истребителях Лавочкина: «Ла­-5» и «Ла­-7». На первом сбил 45 фашистских самолётов, на втором – 17. Кожедуб утверждал, что общее число сбитых им вражеских судов близится к восьмидесяти, но официально подтвердить это не удалось.

Герой Советского Союза командир авиационного звена Лидия Литвяк летала на истребителях Яковлева. В 22 года в одном из боёв она сбила аса из формирования Манфреда Фрайхерра фон Рихтгофена. Немец попал в плен и попросил увидеть сбившего его лётчика. Вышла небольшого росточка Лида. Немецкий солдат решил, что противник хочет унизить его, и не поверил. Но девушка рассказала тонкости, которые мог знать только участник боя. Фашисткий лётчик снял наручные часы и вручил их Литвяк в знак признания её боевого мастерства. Гордая советская девушка не приняла подарка от врага.

***

Более ста моделей самолётов советской авиации представляют эпоху послевоенных лет. Среди них памятник науки и техники вертолёт «В­-12» конструкторского бюро Миля. Он был построен в 1967 году для перевозки стратегических грузов. Мощность моторов – 26 тысяч лошадиных сил. Вертолёт установил рекорд, загрузив на борт более 40 тонн груза. Это достижение до сих пор не превзошёл ни один вертолёт мира. Таких вертолётов было сконструировано всего два, один из них стоит в монинском музее.

Почти каждый представленный вертолёт имеет хотя бы один мировой рекорд, некоторые были рекордсменами 16 раз.IMG_0694

Есть в музее и тот самый стратостат «Волга», в котором проводили испытание парашютной техники Герои Советского Союза Пётр Долгов и Евгений Андреев. В нём они поднялись на высоту более 25 километров. Андреев должен был раскрыть парашют на высоте в тысячу метров, пролетев в свободном падении 24 километра с максимальной скоростью 900 километров в час. Он установил сразу два мировых рекорда: времени (4 мин. 30 сек.) и дистанции свободного падения. Побить рекорд высоты удалось лишь в 2012 году австралийцу Феликсу Баумгартнеру. Но рекорд длительности падения устоял.

Полковник Пётр Долгов, раскрывший парашют сразу после катапультирования, приземлился мёртвым: комиссия установила, что на «Волге» произошло повреждение скафандра, это привело к разгерметизации.

Есть среди экспонатов и «Ант­-25», на котором экипаж Валерия Чкалова, а затем и Михаила Громова совершили рекордный по дальности беспосадочный перелёт. Глядя на самолёт, задумываешься: как можно двое с половиной суток провести в малюсенькой кабине? Как можно было вообще решиться отправиться в такой дальний путь на одномоторном самолёте? Лётчик Сигизмунд Леваневский считал, что самолёт не перелетит через северный полюс. Для своего путешествия он отказался от разработки Туполева, выбрав четырёхмоторный  «ДБ­А», на котором и пропал без вести со всем экипажем.

Эти страницы нашей истории знают многие. Но видеть настоящий «МиГ-­25П», угнанный предателем Виктором Беленко в Японию, уникальный самолёт «ВВА-­14» (вертикально взлетающая амфибия) конструкции Роберта Бартини; махолёт «Татлина», самолёты «Сопвич», «Вуазен», «Илья Муромец», «Як-­9у», сверхзвуковой пассажирский лайнер «Ту­-144», орбитальный самолёт «Эпос», ударно­разведывательный бомбардировщик­ракетоносец «Т-­4», межконтинентальный  реактивный бомбардировщик «3МД» – это совсем иное чувствование истории.

Кому-то тоже захотелось

Экспонаты музея уникальны. Возможно, поэтому их решил заполучить парк «Патриот», открывшийся в 2014 году. В то время и начались первые разговоры о переводе воздушных судов на другую площадку.

«Тогда музей удалось отстоять, – рассказывает волонтёр музея Павел Проскурня. – Мы привлекли средства массовой информации, общественность, и на правительственном уровне была дана команда не трогать монинский музей».

История повторилась и в 2016-­м. Тогда волонтёры создали петицию за сохранение музея. Её подписали около десяти тысяч человек. Теперь угроза уничтожения нависла над музеем в третий раз. Федеральные СМИ получили прямое распоряжение не касаться темы музея вообще и переезда в частности. Музей надо спрятать с глаз долой, скIMG_0665рыть под пеленой забвения, будто и не было никогда никакого монинского музея ВВС, самого большого и выдающегося в мире.

Возможно, его давно бы уже закрыли, но вопрос транспортировки судов стал ахиллесовой пятой этой бредовой затеи. Министерство обороны неоднократно присылало в Монино комиссии по оценке возможности перевозки судов. Каждая дала отрицательное заключение: перевоз экспонатов невозможен. Все члены комиссии были признаны Минобороны недостаточно квалифицированными.

Свои заключения выдали и конструкторские бюро: транспортировать самолёты, разбирать и собирать без угрозы повреждения и уничтожения нельзя. Если 60 лет назад, когда музей только открылся, 80 процентов судов прилетели туда сами, то после получения статуса экспонатов способность улететь самостоятельно они утратили.

Демонтаж, перевозка и последующий монтаж, во-первых, превратят настоящие боевые и гражданские самолёты в макеты, а во-вторых, будут стоить больших денег. Многие модели смонтировать не удастся вовсе. Для этого потребуется специальное оборудование, а то и заводские условия сборки с командой высококвалифицированных рабочих.

«Зачем вообще понадобилось забирать самолёты из музея? – удивляется Павел Проскурня. – У Министерства обороны огромное количество авиатехники. Она уничтожается, расстреливается на полигонах, сдаётся на металлолом. Выписать её для “Патриота” проще, быстрее и дешевле в разы».

На все официальные запросы Министерство обороны и Министерство культуры присылают ответы, в которых говорится о необходимости реставрации его экспонатов. За этим, мол, и приезжают в Монино различные комиссии одна за одной.

«Ощущение, что страну просто разваливают, – говорит волонтёр. – Реорганизовали, как это называется, Военно­воздушную академию имени Юрия Гагарина, что была в Монине. Перевезли её в Воронеж. Теперь тактику воздушного боя там преподают сотрудники метеослужбы. Сейчас хотят реорганизовать музей, после чего все экспонаты из настоящих самолётов превратятся в макеты. Представьте, “Ту­-144” пустой весит 140 тонн. Как его везти?»

«Музей – это территория Советского Союза, – продолжает Павел Проскурня. – В России ничего выдающегося для авиации сделано пока не было. Все самолёты здесь – те самые, которые участвовали в боях Великой Отечественной войны, те самые, на которых летали Герои Советского Союза. После того как машины разрежут, перевезут, соберут, покрасят, они будут лишь точными копиями – такими же, а не теми самыми. Экспонаты, представленные в единственном экземпляре, при ошибке сборки или повреждении будут утрачены».

***

В ноябре музею исполнится 60 лет. Пока угроза перевода дамокловым мечом висит над ним, волонтёры, несмотря ни на что, готовятся к круглой дате. Планируют открыть ещё один ангар самолётов Великой Отечественной войны, модернизировать площадку для просмотра вертолётов, завершить реставрацию некоторых моделей.

Гостей ждут много. Всё­-таки Монино – это вам не «Патриот». Добраться можно и на машине (20 км от МКАД по Горьковскому шоссе), и электричкой, и даже автобусом без пересадок. Только запасайтесь терпением: если у каждого экспоната простоять только минуту, потребуется более четырёх часов.

Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».