Судьба не совпала с призваньем

Главная \ Редакция \ Юлия ВИДЯПИНА \ Статьи Юлии ВИДЯПИНОЙ \ Судьба не совпала с призваньем
« Назад

Судьба не совпала с призваньем 26.04.2019 14:30

Каждый населённый пункт имеет свои метки, символы. Например, для Королёва это космос, Центр управления полётами; для Звёздного городка – Юрий Алексеевич Гагарин, Центр подготовки космонавтов. Для Фрязина это СВЧ-электроника, Сергей Иванович Ребров, НПП «Исток» и – Рудольф Михайлович Попов. Громкая, безоговорочная победа его команды Клуба весёлых и находчивых прославила небольшое закрытое Фрязино на всю огромную страну.

«Я только что кончила Куйбышевский государственный университет, – вспоминает фрязинка Татьяна Герус. – И для дальнейшей работы мне предложили выбрать либо Куйбышев, либо Фрязино. И я предпочла небольшой город, потому что слышала, что именно там живут весёлые, находчивые и, безусловно, умные ребята. Отголоски их победы донеслись даже до нас».

Рудольф Попов посвятил Фрязину почти всю жизнь. Рождённый в Иванове, он провёл в родном городе студенческие годы и по окончании химико-технологического института попал в подмосковное Фрязино на «Исток». Там уже трудилась Рита Павлова, окончившая тот же институт. Стали вместе работать.

Маргарита Анатольевна, отдавшая предприятию более полувека и ставшая хранительницей музея «Истока», удивляется, насколько гармонично сочетались в Рудике (как ласково называли его друзья) точный, структурированный ум технаря и неиссякаемая тяга к творчеству гуманитария.

«Создать такую команду КВН мог только Рудик, – говорит Маргарита Павлова. – Его творческая натура проявилась ещё в институте: он был звездой и затейником всех студенческих капустников».

Его творческий потенциал распознал директор «Истока» Сергей Иванович Ребров. Он возглавил предприятие в 1962 году, в тот же год, когда пришёл Попов. Сам ещё молодой, спортивный и с художественной жилкой, Ребров со временем увидел в Попове нераскрытые способности.

На предприятии вскоре была создана фото­ и кинолаборатория. Возглавил её, естественно, Попов. Ребров способствовал оснащению лаборатории самым современным оборудованием. Можно сказать, что с приходом Попова началась летопись предприятия.

***

В 1946 году Рудик вместе с отцом оказался в Берлине. Там же кончил три класса. Правда, солдаты учили так никчёмно, что через время родители обнаружили, что сын совершенно безграмотен и скорее отправили его к бабушке в Загорянку.

Рудольф побывал у рейхстага. Ещё невзрослый мальчик сумел ощутить величие Победы, гордость за страну. Попов и родился­-то в День защитника Отечества, 23 февраля. Вот и защищал идеи, правду, слабых.

Знаться с Поповым считалось почётным, хотя дружить с ним было трудно. Непростой, прямолинейный и несгибаемый Попов высказывался порой резко и недвусмысленно, что часто вызывало недовольство начальства и в советские времена, и в перестроечные. Но куда же девать стальной характер?

Коллеги припоминают случай. Над бюстами Героев Социалистического Труда, что на аллее за площадью Победы, тоже трудился Рудольф Попов. Делались они в мастерской Грабаря. Попов всё тщательно контролировал: подбирал фотографии, сверял гипсовые заготовки, следил за сроками. Когда бюсты были готовы, передал работу гравировщикам.

И – подумать только! – на открытие аллеи Труда позвали всех, кроме Попова. Сведущие люди поняли, в чём дело: в годы жизни одного из Героев Социалистического Труда – Н. Д. Девяткова – вкралась ошибка. Все понимали: если позвать Попова, он разнесёт таких устроителей в пух и прах, не стесняясь в выражениях и не обращая внимания на торжественность события. Прознав про неточность, Попов стал безустанно и на «Истоке», и в городской администрации поднимать вопрос об исправлении надписи. Но все решили, что если начать перебивать дату, то исправление станет заметнее ошибки, – и оставили как есть. Бюст до сих пор с ошибкой и стоит.

***

Рудольфа Попова выдвинули в секретари комсомольской организации предприятия. Идти не хотел, но пришлось. Молодёжи в 60-­х годах во Фрязине было много: юноши и девушки ехали по распределению на предприятия города со всей страны. Для наведения порядка активно создавались оперотряды. В то же время появился народный Университет культуры, набрало силу комсомольское движение. Молодёжные собрания, проводившиеся в «Факеле», затягивались на три дня. Очень быстро вокруг Рудольфа Попова организовалась молодёжная интеллектуальная команда, в которой были даже кандидаты наук.

«Нам отдали подвальные помещения под рестораном, что в “Факеле”, – говорит Маргарита Анатольевна. – Там мы создали комсомольский клуб, устраивали творческие вечера, интересные дискуссии».

Молодёжь культурно росла, и через время беспорядки и случаи хулиганства значительно сократились.

«Наш КВН выделялся именно импровизацией, – вспоминает Маргарита Анатольевна. – Ребята заранее прорабатывали лишь ключевые моменты. Всё остальное – сиюминутное творчество с искрящимся, умным юмором. В это кавээновское движение включился весь город. Школьники устраивали финальные игры КВН в “Факеле”! В этом была заслуга исключительно Рудольфа Попова».

Но долго отдавать себя команде не получилось. Тогда на предприятии трудилось почти 14 тысяч человек. Надо было снимать о них фильмы, готовить материалы: времени у Попова не оставалось. Кроме того, телевизионщики заявили: для соблюдения преемственности в следующий раз победить должны не фрязинцы. Команда на такие условия не согласилась. Но Фрязино ещё долго жило КВНом.

***

Несмотря на бурную творческую жизнь, Попова не оставляла мысль переучиться на режиссёра. Он обожал кино. В подвале, где нынче находится Дирекция наукограда, заседала его киностудия «Фрязино-фильм». Поповым снято более ста документальных фильмов о жизни предприятия. Их показывали перед сеансом в киносарае, что был рядом с железной дорогой у конечной станции. На художественном популярном уровне Попов смог пробудить интерес к науке. Он рассказывал о сложном легко. Благодаря снятой кинохронике можно проследить историю развития Фрязина 60­х годов.

Судьба Рудольфа Михайловича Попова, несмотря на кажущуюся лёгкость и успешность, глубоко драматична. Много лет он прожил с мыслью, что не исполнил своего главного предназначения: не посвятил себя режиссуре.

Однажды он набрался-таки смелости и поехал во ВГИК. Случайно пересёкся с выдающимся режиссёром кино Герасимовым. Сергей Аполлинариевич опытным взглядом сразу выделил молодого мужчину среди других и пригласил на беседу. Попов искренне рассказал о своём стремлении посвятить себя режиссёрскому делу. Герасимов сказал:

«Я верю, что тебе это нужно, и задатки вижу. Но ты должен понять: жизнь станет совсем другой. Всё, что уже достигнуто, всё прошлое придётся перечеркнуть. И начать с чистого листа. Это будет твоё решение, твой риск. На раздумья даю два месяца. Вот мой телефон, надумаешь – звони. Я возьму тебя».

Попов не рискнул…

Его жена Галина, вставшая с ним в пару ещё в институте, всегда поддерживала мужа. Миниатюрная, хрупкая, но в то же время сильная женщина, она стала для Рудольфа Михайловича и чутким товарищем, и боевой подругой. Именно она приходила во Фрязинскую центральную библиотеку делать юмористические подборки для команды КВН. Сотрудники библиотеки подбирали для кавээнщиков всё: начиная журналом «Крокодил» и кончая рассказами Зощенко.

Галина не пожурила мужа за проявленную слабость. Да это было и ни к чему. Попов сам быстро понял, что сплоховал, ошибся. Вся жизнь разделилась на до и после встречи с Герасимовым. Сперва он, Попов, активно осваивал полюбившееся ему искусство, жил в стремлении овладеть им в совершенстве, с мечтой поймать удачу за хвост: стать режиссёром. И она сбылась! Но Рудольф оказался не готов.

Ребров дал Попову огромный пласт работы: за 15 лет надо было написать три книги о предприятии. «Верю, у тебя получится», – сказал ему Ребров.

 Рудольф Михайлович собрал невероятное количество материала: интервью со специалистами, воспоминания учёных. Рукописи занимали полтора десятка шкафов.

К 65-­летию предприятия первая книга была готова.

«Это был настоящий литературный слог, – рассказывает сотрудница «Истока» и бессменная коллега Маргарита Анатольевна. – Книга читалась как художественное произведение. В молодости он увлекался написанием рассказов. Никогда не отдавал их в печать, но я многие читала. Они были короткими и выразительными. Написаны легко. Я предлагала отдать их на профессиональный суд, но Рудольф считал, что не достоин зваться писателем. Он всегда был чрезмерно требователен к себе».

***

К 70-­летию предприятия руководство «Истока» выделило отремонтированные помещения под музей (прежний был уничтожен в 90-­е годы). Восстановление культурного наследия в 2012 году поручили Попову. В помощь он позвал Маргариту Павлову, к тому времени пенсионерку. 

«Последние семь лет Рудольф десятки раз говорил: “Как же я не реализовался!” Он мучился, но сделать уже было ничего нельзя. С годами всё больше закрывался и не мог выговориться. Не умел», – говорит Маргарита Анатольевна.

Вторая книга далась Попову намного сложнее. В ней было насыпано технических характеристик. Рудольф Михайлович считал необходимым проверять каждое число и вникать в любую техническую подробность. Это непосильный труд. Книга подорвала его здоровье. Накопилось семь неотгулянных отпусков.

Многие думали, что виной завладевшей им апатии стала болезнь жены, начавшаяся в 2013 году. Но к её недомоганию Рудольф Михайлович относился с терпением и говорил: «Я люблю свою Галю». Не позволял оставлять её в больнице, ухаживал сам.

Друзья-коллеги определили Поповых в пансионат недалеко от Фрязина. Там Рудольфу Михайловичу соорудили рабочее место, привезли исторические материалы, чтобы он мог спокойно и раздумчиво приступить к третьей книге, которую очень хотел написать. Он полагал сделать её исторической и посвятить первому серийному заводу «Радиолампа».

Друзья думали, что интересная работа отвлечёт Попова от самобичевания. Но он смог пробыть в санатории лишь до дня рождения. В феврале ему исполнилось 80 лет.

В апреле Рудольф Михайлович заболел. Поднялась температура и держалась более недели. Сперва думали, простуда. Несколько раз пришлось вызывать врача. В один из визитов медика обнаружилось желудочное кровотечение. Попова увезли в хирургию в Щёлково. Позже выявили пневмонию. Через несколько дней Рудольфа Михайловича отправили во фрязинскую больницу, где назавтра он и умер. После смерти выяснилось, что у него был рак лёгких.

***

Коллеги и друзья считают Рудольфа Попова неординарным человеком. Его библиотека насчитывает свыше трёх тысяч книг. Более всего его интересовала классическая литература, книги по искусству и кино. На «Истоке» память о нём, помимо прочего, хранят восемь шкафов уникальных книг про Сталина, его окружение и другие исторические сборники.

Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».
Фрязино.