Снова встретились у взлётной полосы

Главная \ Редакция \ Юлия ВИДЯПИНА \ Статьи Юлии ВИДЯПИНОЙ \ Снова встретились у взлётной полосы
« Назад

Снова встретились у взлётной полосы 15.12.2018 23:20

Восемьдесят лет назад, 24 сентября 1938 года, экипаж самолёта «Родина» под командованием Валентины Гризодубовой совершил перелёт из Москвы на Дальний Восток, преодолев более шести тысяч километров за 26 часов 29 минут. Этот полёт установил женский мировой рекорд дальности. Каждой лётчице не было и тридцати.

Второго ноября 1938 года впервые в СССР звание Героя Советского Союза было присвоено женщинам.

IMG_1657 Полковник Валентина Гризодубова IMG_1656 получила ещё и звание Героя Социалистического Труда. Была командиром 101-­го мужского авиаполка авиации дальнего действия, обладательницей пяти мировых авиационных женских рекордов и международного женского рекорда дальности перелёта в 30­-е годы. Стала председателем первого антифашистского Комитета советских женщин.

Майор Полина Осипенко, инспектор по технике пилотажа, наставник пилотов истребителей, была обладательницей трёх мировых рекордов высотных полётов с грузом и без нагрузок и двух международных женских рекордов по дальности полёта в 30-­е годы.

Марина Раскова, майор, стала первой женщиной-штурманом в отечественной авиации. Организовала три женских авиаполка. Командовала
587-­м женским авиаполком пикирующих бомбардировщиков. В качестве штурмана являлась обладательницей трёх мировых авиарекордов дальности.

***

IMG_1655 Участница Великой Оте­чественной войны штурман экипажа самолёта «П-­2» 125­-го гвардейского Борисовского орденов Суворова и Кутузова бомбардировочного полка имени Героя Советского Союза Марины Расковой гвардии старший лейтенант в отставке Галина Брок-Бельцова помнит Раскову несокрушимой. На церемонии открытия бюстов она сказала:

«Неиссякаемая энергия Расковой и её способности преодолевать трудности, решать сложные задачи поражали даже самых опытных лётчиков. Эта женщина создала три женских авиационных полка, в том числе устрашавший фашистов авиаполк “Ночные ведьмы”. Раскова погибла в 1943 году, ей было всего тридцать лет. В тот же год имя Марины Расковой было присвоено боевому полку пикирующих бомбардировщиков.

Её имя стало примером и для воевавших стариков, которым было уже по 22 года, и для 19­-летних молодых, пришедших на смену. В сентябре 1938 года Чкалов провожал этот героический экипаж в полёт. И сегодня Валерий Чкалов и Борис Громов встречают выдающихся лётчиц».

Заслуженный военный лётчик СССР генерал­-полковник авиации, член Клуба военачальников России Борис Корольков сказал:

«Мне приходилось встречаться с Валентиной Гризодубовой. Помню, меня назначили первым замом главнокомандующего Военно­Воздушных Сил и сказали: иногда тебе будет звонить Гризодубова. И в самом деле, через время она позвонила с просьбой. Просила не за себя: тогда и потом всегда хлопотала за кого­-то. Когда вышел приказ о вручении ей второй Звезды Героя, только теперь соцтруда, меня вызвал главком и велел поздравить её на дому. Гризодубова принимала тепло, рассказывала о полётах.

– Говорят, вы командовали дивизией… – сказал я.

– Никогда, – ответила лётчица.

Тогда я рассказал, какая про неё ходила забавная история. Валентина Гризодубова командовала расширенным 101-­м мужским полком. Сама совершила 200 боевых вылетов, три четверти из них ночью. От того и пошёл слух, что она стала командиром дивизии. Якобы было даже на неё представление в Главное управление кадров о присвоении генеральского звания. В Управлении такому представлению удивлялись: как так, за тысячу лет в России не было ни одной женщины­-генерала! Бумагу отправили в Кремль. Получил её Поскрёбышев, помощник Сталина. Сталин документ прочитал, удивился.

– Она же дивизией командует? – спросил он Поскрёбышева.

– Так точно, – ответил тот. – Написано так.

– Тогда надо присваивать, – сказал раздумчиво Сталин и по своей привычке зашагал вокруг стола. Вдруг остановился: – А где мы ей будем лампасы пришивать?

Решения не нашлось, поэтому звания генерала полковнику Гризодубовой не дали».

Племянник Полины Осипенко заслуженный военный лётчик России генерал-­лейтенант авиации Александр Осипенко и сегодня с восторгом отзывается о героическом поступке лётчиц:

«Я, лётчик дальней авиации, с трудом могу представить, как 80 лет назад эти женщины выполнили такой перелёт. Не было ни систем ближней и дальней навигации, ни систем управления воздушным движением с радиолокационными полями, на самолёте отсутствовали гироскопические пилотажные приборы. И это при том, что экипаж почти весь полёт шёл в облаках. Мне хочется пожелать собравшимся быть достойными памяти этих выдающихся женщин».

IMG_1666 Автор бюстов лётчиц народный художник России Салават Щербаков отметил, что такой мощный женский дух есть только в России.

Советник гендиректора акционерного общества «Туполев» Александр Затучный вспомнил строки из стихо­творения Феликса Чуева:

 
И не зря
          Земля считает
                      цветом нации
тех, кто был,
кто есть,
кто будет
в авиации.

 

«Мы гордимся тем, что легендарные исторические полёты совершались на самолётах Туполева, – сказал Затучный. – Если бы не Гризодубова и Чкалов с Громовым, нас здесь не было бы. Благодаря их полётам и призывам в небо удалось подготовить достаточное число лётчиков, технарей, которые потом стали участниками Великой Отечественной вой­ны».

***

Приёмный сын Валентины Гризодубовой тоже прославил профессию матери. После её смерти лётчик­-испытатель Мстислав Листов стал председателем общественной комиссии по увековечению имени Валентины Степановны Гризодубовой. Он сказал:

«Сегодня снова экипаж собрался почти на том же месте, откуда отправлялся в героический полёт. Я дружил и с Громовым, и с Байдуковым. Они были высокого мнения о женской тройке. Такого налёта, как у Громова и Чкалова, у Гризодубовой не было. Но тем не менее возглавлять экипаж было доверено именно ей. Тренировались девушки на разных самолётах. Порой тренировки проходили ночью. Однажды аналога “Родины” не оказалось. Командующий предложил взять “ТБ­-3”. Гризодубова согласилась, несмотря на то, что никогда на таком не летала. Несколько полётов прошли благополучно.

В ходе подготовки был у них случай. При взлёте с аэродрома “Ходынка” в воздухе у самолёта разрушился стабилизатор. По всем правилам надо было прыгать. Но Гризодубова осталась в машине. “Ни за что не покину самолёт, – сказала она себе. – Иначе потом будут говорить, что бабы испугались и попрыгали с парашютом”. Отказалась прыгать и Осипенко. Лётчики знают, что при разрушенном стабилизаторе идёт повышенная нагрузка на штурвал, самолёт плохо управляем. Но приземлились благополучно, хотя заход на посадку и приземление были выполнены неидеально. На земле о поломке никто не знал. Лётчики-­мужчины ждали момента, чтобы уколоть женский экипаж шуточками о болтающемся в разные стороны самолёте. Но, увидев разрушенный стабилизатор, лишь присвистнули: не каждый опытный лётчик сумел бы посадить машину с такой неисправностью».

Листов рассказал, что полёт на Дальний Восток проходил не без приключений. Была и потеря радиосвязи, и потеря курса. Ночью Марина Раскова попыталась определить расположение экипажа по звёздам, отодвинула створку отсека. Но от перепада давления из самолёта вытянуло все карты. Большая часть полёта проходила в облаках, поэтому ориентироваться по местности тоже не получалось. Гризодубова взяла курс 90 градусов, чтобы не пересечь границу с Китаем. Утром командир определила, что полёт проходит над Охотским морем в районе Шантарских островов. Был взят курс на юг. Вскоре загорелась лампочка, сигнализирующая о получасовом запасе топлива. Лётчица принялась искать место для посадки: самолёт шёл над тайгой. Лётчики знают, что это такое. Гризодубова увидела заросшее озеро. При аварийной посадке была опасность гибели штурмана, располагавшегося впереди в стеклянной кабине. Командир приказала Расковой прыгать с парашютом. Штурман приземлилась удачно, но потом девять дней искала в тайге свой экипаж.

Гризодубова посадила самолёт настолько мастерски, что после минимального ремонта (погнулись винты) его переправили в Москву и он снова оказался в строю.

Листов отметил, что именно благодаря этому героическому перелёту появилось много девушек, желающих повторить подвиг выдающихся женщин. Свидетельствует об этом и тот факт, что во время Великой Отечественной войны сформировалось сразу три женских авиаполка.

***

Благодарственное письмо главы Щёлковского района было вручено скульптору Салавату Щербакову, руководителю всероссийского проекта «Аллея российской славы» гендиректору архитектурной строительной компании «СМиК» Михаилу Сердюкову и руководителю московского отделения всероссийского проекта Владимиру Кашлакову.

В. Кашлаков сказал:

«В Щёлковском районе создано место, уникальное на весь мир: здесь собраны бюсты легендарных лётчиков. Создание аллеи Славы сплотило в Чкаловском много людей, заинтересованных в сохранении истории, героических подвигов советских лётчиков. Поэтому получилось по­-русски: по­-домашнему уютно, соборно».

Кашлаков вручил миниатюрные копии бюстов лётчиц-­героев главе Щёлковского района Алексею Валову, Галине Брок-­Бельцовой, Борису Королькову, Александру Осипенко, Мстиславу Листову, президенту клуба женщин лётных специальностей «Авиатрисса» абсолютной чемпионке мира по высшему пилотажу заслуженному мастеру спорта СССР Халидэ Макагоновой, Салавату Щербакову и участнице перелёта 1998 года по маршруту экипажа Валентины Гризодубовой старшему инспектору отряда спецназначения «Ястреб» Росгвардии Галине Кошкиной.

Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».
Чкаловский.