Песнь из боли

« Назад

Песнь из боли 20.08.2018 16:16

"На примере одного двора весь город видать", – говорит Рысин.

Перед домом выросли тополя-исполины. Уже лет десять назад как их надо было кронировать. В единственный раз, когда Рысину удалось выбить вышку и рабочих, выскочила соседка и не позволила провести обрезку.

«К вам теперь никто не приедет», – сказали тогда Сергею Ивановичу.

IMG_9896Так и вышло. Как бы беды не дождаться. Сколько этих тополей попадало в ураган! А ветродуев в последнее время в области прибавилось. У соседних домов все тополя обрезали, новые детские площадки установили, а девятый дом будто невидимый.

Уже больше года как спилили во дворе старую детскую площадку советских времён. Теперь там замусоренный сухими ветками и пустыми бутылками пустырь. Весной на этом месте образуется озерцо талой воды, прилетают утки. Ребята даже катаются на самодельных плотах. В общем, романтика.

«Я несколько раз рыл там канаву, чтобы вода уходила по естественному склону, – продолжает Рысин. – Решил попросить у управляющей компании трубу, чтобы вывести её на дорогу и без конца не копать. Не дали».

Чтобы хоть как-то благоустроить домовую территорию, пенсионер разбил небольшой палисадник. Только цветов теперь не разводит: воруют. И слив больше не сажает: в пору цветения их обрывают целыми ветками.

Все бумаги, писанные РIMG_9873ысиным в городскую администрацию с требованием о благоустройстве, датированы 2015 и 2016 годами.

«Помню, пришёл первый раз к Игорю Сергееву (бывшему главе наукограда. – Ю. В.). Там замы сидят, телевидение снимает. Ну прям ощущение, что вопрос решится незамедлительно. Сергеев говорит серьёзно: одному заму – запишите это, другому – это обязательно зафиксируйте. Потом уже стало ясно, какой он болтун».

Одно письмо Рысина потерялось, другое осталось без ответа и без исполнения. Он называет фамилии замов фрязинского главы, которых уже и след простыл. Кто нынче ответит за несделанную работу? Теперь Сергей Иванович приходит в администрацию с копиями своих писем трёхлетней давности. А что? Только числа исправляй: ничего не изменилось.

***

Печалится Рысин оттого, что не спешат фрязинцы избавляться от бескультурья: могут окурок из окна выкинуть на клумбу, могут бутылки – пивные и водочные – побросать прямо там, где их опустошили. А убирать, как выясняется, некому. Вот и множится мусор не по дням, а по часам.

IMG_9879«Спрашивал как-то в администрации: кто должен убирать участок за девятым домом? Мне даже ответить не смогли. Сам я сроду там никого из служб не видел. Часть ничейной территории привожу в порядок сам каждый день. А тут смотрю, около овощной палатки большой мусорный мешок стоит. Взял тележку – увёз. На следующий день – другой стоит. Понаблюдали с соседями. Оказалось, уборщица с автовокзала весь мусор с своей территории уберёт и, чтобы далеко на мусорку не носить, тут и оставляет. У себя, значит, чистоту наводит, а нам и так сойдёт!»

Вспоминает Сергей Иванович, как жил в бараке на улице Горького. В одном доме соседствовали бригадир каменщиков, бригадир штукатуров и другие рабочие.

«Какие специалисты были! Все профессионалы своего дела, но безграмотные: образование тогда у многих было максимум четыре класса. Моя мать вообще в школе не училась, ликбез прошла. Но чтобы кто-то из них бумажку бросил во дворе или окурок – никогда! А сейчас что? Все вузы позаканчивали, а кто и не один. Но культуры никакой. Лучше бы они об свои дипломы окурки тушили».

***

Несколько лет борется Рысин и ещё с одной бедой. Повадились наркоманы делать закладки во дворе дома.

IMG_9897«Смотрю в окно: в палисаднике лазит пацан, разве что носом землю не роет. На следующий день – другой. Через время – ещё один. Я уже их гоняю: ну сколько можно! Как-то раз целый час искали. Вон там, под тополем. Не нашли, позвонили кому-то, опять стали искать. Недавно соседка пришла ко мне, показывает маленький пакетик. Говорит, рыхлила клумбу перед подъездом и нашла. А как-то, паразиты, покрышку с цветами перевернули, чтобы эту дрянь отыскать».

Рысин попервах обращался к участковому. На мусор ему жаловался, и на закладки, и на бесконтрольно расклеенные объявления. Да только пользы от блюстителя порядка никакой не вышло.

Несколько лет назад, вспомнил Сергей Иванович, торговля наркотиками велась здесь прямо с машины. Приезжала, останавливалась, музыка в ней тихонько играла, стёкла тонированные. Поначалу не ясно было, чего это туда молодёжь вереницей течёт: один сел – быстро вышел, за ним следом другой садится. Да сведущие люди объяснили что к чему. Через четверть часа машина уезжала.

Вряд ли полиция об этом не знала.

«А всё потому происходит, что детьми не занимаются, – сетует Рысин. – Я вот с пяти лет на лыжах катаюсь. Во Фрянове родился и жил там первые свои годы. Отец сделал мне лыжи из липы. А когда постарше был, то уже здесь, во Фрязине, мы катались на Озёрной. Там на месте чайного завода раньше был большой, глубокий котлован. И вот зимой мы туда на лыжах и ходили. Сперва с маленькой горки съезжали, потом всё выше и выше забирались. А коньки! Не было ведь ничего. Привязывали лезвия к валенкам верёвкой, а сверху её палкой фиксировали. Такая охота была кататься! Сейчас всё есть: и коньки, и лыжи. Катайся! Но ведь с ребятами никто не занимается. Кружки по большей части платные. А где родителям на всё денег взять? Вот и слоняются подростки из угла в угол».

***

«Был я недавно в Ногинске, – продолжает Сергей Иванович. – Какая же там красота! По городу разные фигуры поставлены, цветочные клубы везде. Я мужчина, а цветы люблю. А тут иду по Фрязину мимо универсама, что на Полевой, а женщина из клумбы тюльпаны вырывает. Ну куда это годится?!»

Нет Рысину покоя в его 79 лет. Не сообразит он своим умом, как так может быть: власть в городе есть, а дела ей ни до чего нет. Рассказывает, а у самого, чувствую, спазм в горле. На время умолкает.

«Обидно до слёз, – слышу после паузы. – За город обидно. Никогда он таким запущенным не был. Повальная безответственность. Ветки на кустарниках спилили уже больше месяца – так и лежат. А сколько я уже сам их оттащил на мусорку да и отпилил самостоятельно! Теперь много времени надо, чтобы весь этот беспорядок разгрести да на отлаженные рельсы всё поставить. Мне нравится, как в Щёлковском районе решаются вопросы: Валов встречается с людьми, отвечает на вопросы. А у нас спроси фрязинцев – никто даже не знает, к кому в администрации обратиться, кто чем заведует».

***

«Помню Фрязино посёлком, когда оно только начинало развиваться. В нём ещё жили грабари, пленные немцы. Директором НПО “Исток” был Сергей Иванович Ребров. Он всех знал, со всеми здоровался.  Все вместе мы обустраивали Фрязино, улучшали его. Школа-то была всего одна: первая. Потом появились другие. Теперь старых жителей почти не осталось. Всё больше приезжие. Так же, как и власть: залётная. Поэтому и Фрязино беречь некому. Любовь к нему не взращивается».

Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».
Фрязино.