О войне – детским почерком по­мужски

Главная \ Редакция \ Юлия ВИДЯПИНА \ Статьи Юлии ВИДЯПИНОЙ \ О войне – детским почерком по­мужски
« Назад

О войне – детским почерком по­мужски 20.06.2018 16:27

Председатель фрязинского отделения «Боевого братства» Николай Смирнов навестил мать погибшего солдата Лидию Иосифовну Блинову.Николай Смирнов и Лидия Иосифовна Блинова

Паша Блинов учился во Фрязинской средней школе № 3. Сегодня там памятная доска. В армию юноша особо не стремился, но, когда пришло время, уклониться от срочной службы не пытался.

Солдата перевели в Грозный не сразу. Сперва призвали в артиллерийско­зенитный батальон полка оперативного назначения. Это было в июне 1994 года. Часть располагалась в городе Зеленокумске Ставропольского края. А в конце того же года началась первая Чеченская война. И уже через несколько недель матери пришло письмо от сына из Грозного.

«С автоматом на время службы мы теперь неразлучные друзья, – писал Павел. – Особенно там, куда я иду. А иду я в РРСН (роту разведки специального назначения). Так что служба у меня будет весёлая».

Бережно хранятся эти письма. Детским почерком Паша описывал военные будни. По­юношески наивно, очевидно, даже не всегда понимая, как тягостно матери читать эти строки.

Письмо  Павла Блинова матери«У нас тут дедовщина, – писал солдат. – Но ничего страшного. Иногда, правда, ночью нас будят и бьют. Но я выдержку, все выдерживают, и я выдержу».

И в каждом письме – признание в любви к матери.

«Паша всегда был добрым парнем, – вспоминает мать. – Однажды переделал стихотворение Ярослава Смелякова. Получилось: Хорошая мамочка Лида…»

Дальше Лидия Иосифовна читать не смогла: слёзы душили.

***

Молодая психика солдат порой не справлялась. Павел писал:

«Есть у нас тут тугодумные, которые сбегают из армии. У нас их уже 12 человек. В госпитале со мной лежало трое ребят из Щёлкова. Двое из них вскрыли себе вены, а одного вытащили из петли. Так они хотели закосить под дурака. За меня не беспокойся: отслужу как надо».

Тяжело переживал Павел жестокие реалии войны.

«Позавчера стоял я на КПП с четырёх до шести утра. Смотрел в бинокль. Какая-то чеченская бабуля пасла скот. Не успел я ей крикнуть, что там мины. И она взорвалась прямо у меня на глазах на лягушке. Это мина такая».

Почти в каждом письме недвусмысленно сын рассказывал о страхе за свою жизнь:

«С Моздока до Грозного я ехал в машине с гексогеном (взрывчаткой быстрого реагирования). По дороге нас обстреляли. Я только об одном думал, что больше вас никогда не увижу. Когда мы приехали к месту дислокации, меня всего так трясло, словами не описать. Весь тент был в дырках от пуль. Ещё бы немножко – и не было бы ни меня, ни ребят, которые со мной ехали. Сейчас пишу письмо, а руки трясутся. Ну а в остальном всё хорошо. По ночам только стал кричать».

***

В феврале 1995 года Паша приехал в отпуск. Поводом стала контузия. Сразу было видно, как изменила солдата война: возмужал, повзрослел. Некогда открытые, наивные глаза смотрели прямо, смело, жёстко и решительно. Тревога за Россию и ненависть к её врагам зародились в сердце юноши.

«Хороший чечен – мёртвый чечен», – стал говорить Блинов.

Мать не хотела отпускать сына обратно на войну. Лидия Иосифовна аккуратно предложила Павлу поговорить с его начальством о переводе ближе к дому. Мол, хватит, навоевался уже.

«Нет, – наотрез отказался Паша. – Кто тогда пойдёт? Какие-нибудь салаги, которые ничего ещё не умеют. Я буду здесь в тепле отсиживаться, а они там погибать?!»

И, с трудом дождавшись окончания отпуска, уехал.

Время шло. До дембеля оставался месяц. Дома ждали возвращения воина.

Та злополучная командировка была в Гудермес. Колонна солдат оказалась зажатой на одной из узких улиц города. Бойцов стали расстреливать в упор. Завязалась ожесточённая перестрелка. Павел получил смертельное ранение в голову. Вместе с ним погиб ещё 31 воин, пятеро попали в плен.

Мать получила похоронку 27 декабря 1995 года. Через два дня прибыл цинковый гроб. Сержанта похоронили в последний декабрьский день, накануне Нового года.

***

Николай Смирнов подарил Лидии Иосифовне Блиновой только что вышедшее издание о наукограде Фрязино. Несколько его строк посвящены Павлу Блинову. Лидия Иосифовна, чьё здоровье резко ухудшилось после гибели сына, несколько лет не выходила из дома. И впервые на фотографии увидела памятник воинам – участникам локальных конфликтов, что на Вокзальной улице.

За проявленную отвагу Павел Блинов был награждён орденом Мужества посмертно.

Смирнов сказал, что сейчас ведётся работа по увековечению памяти погибших воинов. Могила Павла Блинова, расположенная на Новофрязинском кладбище, после соблюдения всех процедур будет под приглядом государства.

«Сейчас мы следим за могилами погибших солдат своими силами, – сказал Смирнов. – Полтора года назад на Пашиной могиле покосился памятник, мы всё подправили, подремонтировали. Но годы идут. Неизвестно, что будет через 20, через 40 лет. У многих погибших (как, например, у фрязинца Джона Зотова, воевавшего в Афганистане) родных не осталось – за могилой смотреть некому. Поэтому мы постараемся придать могилам статус воинского захоронения».

Олеся КОРОЛЁВА,
корр. «Впрямь».
Фрязино.