Листается судьба библиотеки

Главная \ Редакция \ Юлия ВИДЯПИНА \ Статьи Юлии ВИДЯПИНОЙ \ Листается судьба библиотеки
« Назад

Листается судьба библиотеки 01.03.2019 15:47

Второе заседание Арбитражного суда Московской области прошло двадцать шестого февраля. Адвокат Максим Сидоров, представляющий фрязинскую администрацию, как всегда умно и аргументированно изложил позицию истца о признании права муниципальной собственности на помещение библиотеки. Учитывая постановление Верховного Совета от 1991 года, помещение уже тогда перешло к фрязинской администрации. И ходить упрашивать мнимых владельцев отдать его городской власти не было надобности. IMG_20190226_185148

Отяжелевший представитель Росимущества защищался бульонно-жирно. Казалось, всё происходящее для него в тягость и он просто плавает в этом супе, отрабатывая оклад. Двухчасовое времяпрепровождение до начала заседания утомило его настолько, что неопределённость судьбы библиотеки, безразличной ему до этого времени, стала раздражать до глубины души и мучить как зубная боль. Свою линию он излагал вяло, как перегоревший от долгого ожидания старта спортсмен. Все его доводы основывались на документах, представленных в Щёлковский городской суд, на решение которого (отказать истцам в требовании) он не единожды ссылался.

«Но это решение было отменено», – сказала судья Плотникова, не понимая выбранной позиции.

Росимущество упирало на то, что во всей документации и переписке речь шла исключительно о передаче городу книжного фонда. Помещение же всегда принадлежало федеральному государственному унитарному предприятию.

Представители Минобразования не явились на суд уже дважды. То ли уверенность в своей правоте причиной, то ли полное безразличие к тому, что образование утекает из Фрязина как песок между пальцами. А пальцы-то – самого образовательного министерства: как можно попустить гибель центральной библиотеки наукограда?!

Присутствовал представитель Первой поверенной компании, лихо провернувшей летом прошлого года незаконные торги, на которых библиотека, вопреки здравому смыслу, и ушла с молотка. Выяснилось, что контора проведением аукционов больше не занимается.

***

Инициативная группа фрязинцев и адвокаты ждали на суд покупательницу Христину Попову. Интересно было посмотреть, что же это за предпринимательница-москвичка двадцати с небольшим лет от роду, так ловко сумевшая ввинтиться в ряды матёрых покупателей разбазариваемого чиновьём имущества.

Её имя-фамилия склонялись на каждом судебном заседании: Попова то, Попова сё. Не удивительно, ведь Христина Олеговна была заявлена победительницей библиотечных торгов.

На первом заседании Арбитражного суда судья попросила Росимущество представить к следующем разу договор купли-продажи с этой дамой.

«Я не нашёл договора», – сказал представитель Росимущества.

Один из ключевых документов – договор купли-продажи – каким-то образом оказался в распоряжении Егора Чижова (директора федерального унитарного предприятия ЖЭУ ИРЭ РАН). Откуда? Чижов сам не раз говорил, что помещение давно не имеет к нему никакого отношения. Сперва его забрали у ФГУПа приставы за долги, а теперь уже и те, пусть незаконно, но сбыли-таки нелёгкую ношу на торгах.

«ФГУП больше не является собственником помещения. Вот договор купли-продажи, который вы просили представить в прошлый раз», – сказал Чижов.

– Это что? – не поняла судья, всматриваясь в документ. – Правашинский? Кто такой?

– Это правообладатель данного помещения, – попытался остаться невозмутимым Чижов. – У него был составлен агентский договор с Поповой, которая указана в ответчицах.

– У меня нет слов, – с трудом сохраняя спокойствие сказала судья. – Вы понимаете, что́ вы сейчас сделали? То есть Попова была по доверенности? Вы когда мне хотели это сказать? – обратилась она к Чижову.

– Вы просили представить договор купли-продажи, – включил непонимание Чижов.

– Я не слышала фамилии Правашинского ни разу! – вознегодовала судья.

– Поэтому я и не мог найти договора с Поповой! – осенило представителя Росимущества.

– Конечно, потому что его просто нет! А надо было всего лишь у ФГУПа спросить, – продолжала судья.

– Я лично главе эти документы уже передавал, – к чему-то вставил Чижов.

– Вы не понимаете, что́ у нас сейчас произошло? – спросила его судья.

– Необходимость перерыва? – растерялся Чижов.

– Какого перерыва?! – отрезала судья.

– Необходимость привлечения Правашинского? – сделал вторую попытку Чижов. – А смысл? Он же собственность ещё не оформил.

– В исковых требованиях есть пункт о признании договора купли-продажи недействительным, – объяснила судья. – А Правашинский – сторона по договору, и именно его по закону надо привлекать. Мы сейчас потеряли 50 минут времени (а мы к тому же и два с половиной часа ожидания. – Ю. В.), чтобы потом узнать, что надо привлекать ещё одного ответчика и корректировать исковые требования. Спасибо вам, что вы этот договор хотя бы достали! Теперь будем начинать сначала.

Следующее заседание состоится четырнадцатого марта в десять часов. Представителю Первой поверенной компании велено представить к нему все конкурсные документы, показывающие, на каком основании Попова представляла интересы Правашинского.

***

Жители Щёлкова, скорее всего, в курсе, кто такой Правашинский. Он депутат Совета городского округа Щёлково. Кто-то даже считает его положительным депутатом, социально ориентированным предпринимателем, владеющим производством школьной формы. Некоторым категориям граждан, как написано на сайте Совета депутатов, он даже предоставляет форму бесплатно. Там же, на сайте, сказано, что после оконченных восьми классов, техникума и получения высшего образования Правашинский трудился водителем. А дальше всё как в сказке про Золушку: в 1996 году с помощью какой-то волшебной палочки он из извозчика превратился в индивидуального предпринимателя и занялся обшиванием школьников. Какую фею благодарить за такие сказочные превращения, остаётся только гадать.

В истории с фрязинской библиотекой Правашинский крайне не хотел афишировать свою депутатскую корочку. Это и понятно: репутации такой скандал не на пользу. В ноябре Правашинскому пришлось предстать перед съёмочной группой ТВЦ. Он говорил:

«Администрация Фрязина знала, что предприятие банкротится и владелец будет выставлять площади на торги. Этого нельзя было допускать. Ну а раз уж допустили… Если бы не я, то кто-то другой бы купил. Заявок на торгах было больше десяти. Мы покупали несколько помещений в Королёве, Пушкино и Фрязине. Не знаю, могу ли я в принципе давать комментарий: нет оснований. Мы сами не принимали участия в аукционе. Помещение покупала риелторская компания. Не могу ответить, знала она либо нет, что покупает библиотеку».

 Стоимость, уплаченную за помещение, Паравшинский утаил, вновь сославшись на то, что покупку производила сторонняя организация.

«У нас в договоре чётко сказано: если помещение до декабря не будет освобождено, то мы расторгаем договор и риелторы вправе продать его другому покупателю. Как они будут договариваться с библиотекой, я не знаю. Сейчас я не собственник, поэтому выгонять никого не собираюсь. У нас правовое общество, нам никто не позволит так действовать. Ни в каких судах мы не участвуем».

И что же выясняется? Как минимум то, что Правашинский говорит неправду. Договор купли-продажи № 47, заключенный ещё двадцать четвёртого июля прошлого года, оформлен не на Попову, а непосредственно на депутата Правашинского и подписан его рукой. То, что покупаемое помещение – библиотека, Правашинский, естественно, знал. Так же как и то, что читальню некуда переселять и есть опасность её окончательного закрытия. Но условия покупки были настолько заманчивыми (12 тысяч рублей за квадратный метр площади вместо 25 тысяч рыночной цены), что совесть депутата Правашинского предпочла притвориться спящей.

То есть депутат, выбранный народом, осознанно и целенаправленно лишил этот самый народ интеллектуальной культурной колыбели! Правашинский выдвигался от села Гребнева, жители которого зачастую посещают фрязинскую библиотеку: другой такой у них нет. Это так, что ли, народные избранники отстаивают волю граждан? Гребневцы доверились Правашинскому ровно для того, чтобы он отжал себе не магазин, не автомойку, не склад – библиотеку! Интересно, не таким же путём выросло его производство на месте городских бань?

Пробиться в депутаты любой ценой, чтобы проложить себе дорогу к деньгам, – выходит, это главная задача народного избранника. Не знаю, много ли из предвыборной программы сделано им для жителей Щёлкова, но вот из программы личного обогащения, очевидно, реализовано немало.

Поступок депутата ложится тенью не только на Совет, но и на партию коммунистов, которую он представляет. Притом что коммунист неоднократно нелестно высказывался по адресу правящей партии, обвиняя её членов в повальном воровстве.

Осенью жителям городского округа Щёлково предстоит выбирать новый Совет депутатов. Хватит ли бессовестья у Правашинского баллотироваться снова? На какое общественное добро замахнётся теперь?

Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».
Москва – Фрязино – Щёлково.