Культуру в подвал – а сам в кусты

Главная \ Редакция \ Юлия ВИДЯПИНА \ Статьи Юлии ВИДЯПИНОЙ \ Культуру в подвал – а сам в кусты
« Назад

Культуру в подвал – а сам в кусты 10.11.2018 22:37

Общественная палата Московской области собралась, чтобы обсудить культурную деградацию Фрязина: врио главы Александр ЛОБКОВ ликвидировал Музей электроники и разрешил перенести центральную библиотеку в сырой, захламлённый подвал.

Татьяна Герус из общественного совета Музея электроники и фотоники Фрязина сказала:

«Фрязино – единственный наукоград в России, где нет музея. Начиная с 1933 года, когда на ткацкой фабрике открылся завод “Радиолампа”, до настоящего времени развитие электроники во Фрязине шло по нарастающей. Мы доросли до федерального центра СВЧ-электроники, а музея всё нет. Возможно, причина и в том, что город долгое время был закрыт. Но сейчас можно и нужно говорить о наших достижениях. За последние пять лет было сделано много. Организован общественный совет. Найдено и отремонтировано помещение под фондохранилище. Создана концепция.

Общественный совет предлагал несколько вариантов размещения музея. Основной – Дом культуры “Факел”, в помещении ресторана. В 2016 году мы обратились к губернатору с просьбой создать там музей и не позволить уйти помещению в частные руки. Уже 26 ноября 2016 года под давлением губернатора бывший глава Фрязина Игорь Сергеев подписал-таки постановление о создании музея. Но Сергеев изначально выбрал юридическую форму, которая сулила множество препон для бюджетного финансирования.

Благодаря, очевидно, действиям прокуратуры ресторан у частников удалось забрать. С первых чисел июня здание стоит закрытым. В июле мы писали Лобкову очередное письмо с просьбой отдать ресторан под музей. За это помещение было собрано более полутысячи подписей от 14 общественных организаций. Место идеально для музея. Но из администрации приходит ответ, что здание принадлежит муниципальному предприятию “ГЖУ”. Чтобы вы знали, уставной его деятельностью является вывоз мусора.

А двадцать первого сентября Лобков принимает решение о ликвидации музея. Мы написали ещё письмо с просьбой встретиться с научной общественностью, но нам до сих пор не ответили».

***

Татьяна Герус подчеркнула, что постановление о ликвидации музея противоречит стратегии развития наукоградов, утверждённой в сентябре шестнадцатого года на пять лет. Документ согласован с областью и утверждён федеральным правительством.

Выяснилось и то, что Лобков планирует уменьшить финансирование культуры на 20 процентов.

«После войны, в 50-е годы, положение с деньгами было ещё хуже, – сказала Герус. – Но находились средства на создание музыкальной школы, народного университета культуры, спортивной школы, строительство стадиона. Денег не хватает на то, что́ считается незначимым. Финансирование на культуру уменьшать нельзя! Нефтью и газом Фрязина является интеллектуальный потенциал. Уровень интеллектуального развития нашего наукограда выше других городов. Это складывалось десятилетиями. Сегодня жители города не информированы о достижениях науки и техники».

***

– Фрязино – уникальный наукоград, в центре которого находится два предприятия с мировым именем, – сказал председатель комиссии по развитию наукоградов и инновациям Общественной палаты Московской области Олег Стогов. – Когда мы приезжали несколько раз во Фрязино, бывший глава утверждал, что и библиотека, и музей будут сохранены. Действительно, в стратегии развития наукограда существенная часть связана с музеем. Под эту стратегию, чтобы вы понимали, утверждается статус наукограда, который даёт небольшие, но всё-таки преференции. Что изменилось за последнее время?

Слово попросила директор музея Лариса Иванова:

– Я согласилась стать директором несуществующего музея в 2015 году. Ни копейки за это не получала. Одновременно работала заведующей отделом краеведения. Надо сказать, что в городе у нас был музей: на Комсомольской улице. Там даже название было, потом поменяли на культурный центр.  На каком этапе он был ликвидирован, не знаю. Я ставила перед собой задачу создать Музей электроники на базе отдела краеведения. Но очень трудно соревноваться с музеем НПП «Исток». На днях главой города принято решение о предоставлении музею исторического помещения на Комсомольской, 28 (где располагается тот самый культурный центр. – Ред.). Мы возвращаемся в историческое помещение, которое когда-то и было музеем. Поэтому в ресторане надобности нет. Музей будет краеведческий, потому что электроники уже есть. Да, «Исток» – режимное предприятие, но для посещения музея пропуск можно получить без проблем. Ещё хочу сказать об общественном совете. Почему он не обратился к совету директоров градообразующих предприятий с требованием вынести музей с закрытой территории?

– А я вам объясню почему, – сказал Стогов. – Сперва уточню. Говорить о том, что на «Исток» в любой момент могут прийти люди, – это абсурд. Музей наукограда предполагает посещаемость в том числе иностранцев. На территорию «Истока» иностранный гражданин пройти не сможет. Это не согласует ни одна служба безопасности. Ваш предыдущий глава находится под следствием. Борисов (гендиректор НПП «Исток». – Ред.) по его адресу сказал очень нелицеприятные слова. Видя то, что́ происходит в городе с музеем и с библиотекой, Борисов никогда не отдаст Фрязину свой музей: всё тут же будет утеряно. Поэтому, пока власть не взяла ответственность за свои действия, никакие экспонаты предприятие городу не передаст.

– В том виде, в котором музей находится сейчас, он существовать не может, – вступила в диалог начальник Управления культуры Фрязина Юлия Шувалова. – У музея нет ни помещения, ни экспозиции. Нам только штрафы из налоговой приходят на казённое учреждение. Поэтому глава принял решение о его ликвидации.

– То есть глава распорядился закрыть тот самый музей, который губернатор просил поддержать? – спросила зампредседателя областной Общественной палаты Татьяна Дмитриева.

– Сейчас происходит реорганизация Управления культуры, – ответила Шувалова. – Центр культуры «Факел» и Культурный центр объединяются. Отдел краеведения обретёт статус музея. Музей электроники в городе нужен, но делать это надо в установленном законом порядке: искать помещение, экспозицию.

– Хочется отметить позицию директора музея, – сказал Стогов. – Я туда просто назначена. Всё дело в отношении. Кроме того, насколько я знаю, решение о ликвидации таких учреждений не может приниматься только главой. Следует спросить мнение депутатов. Они одобрили? Не одобрили. Их даже не спросили. Ещё вопрос. По наукоградской программе можно было привлекать деньги для развития музея, чтобы заниматься его реальным наполнением. Вы это делали? Музей существовал только на бумаге. И что? Закон тоже на бумаге. Задача директора, даже бумажного, исполнять задачи, а не снимать с себя ответственность, – сказал Стогов.

– Очевидно, администрация вела имитационную деятельность, – заключила Дмитриева. – Наплевать, что это наукоград, что есть общественность.

– Отмечу, что наукоградские субвенции, хотя и скудные, городу действительно перечисляют, – дополнил председатель Общественной палаты Фрязина Константин Русаков. – Только тратятся они всегда исключительно на благоустройство.

– В программе социально-экономического развития наукограда было чётко прописано содержание музея, – сказала Татьяна Герус. – Проверить, на что потрачены эти деньги, общественный совет не может. Сейчас с сайта города эта программа исчезла. Осталась только старая, до 2017 года.

***

Константин Русаков доложил о положении дел с фрязинской библиотекой. Он рассказал о продаже помещения с аукциона, о бли­зящемся судебном заседании, отметил работу адвокатов Сергея Смирнова и Максима Сидорова, представляющих интересы общественности и администрации наукограда.

– Мы надеемся на успех в суде, но хорошо бы на всякий случай иметь запасное помещение для библиотеки. В Управлении культуры сообщили, что якобы оно есть в доме напротив. Мы там не были, поэтому обсуждать возможность переезда туда библиотеки не можем, – сказал Русаков.

– Помещение библиотеки находится в спорном режиме, – вступила Шувалова. – Если адвокаты его не отобьют, то у нас есть ещё одно по адресу Вокзальная, 17. Там очень хороший, утеплённый подвал, он вентилируемый и отапливается, площадь 250 квадратных метров. В нём можно сделать хорошее книгохранилище. А сама библиотека разместится на первом этаже. Сейчас на том месте почта, площадь помещения около 250 метров. Требуется косметический ремонт. Но никто же не говорит, что будет просто. Зато здесь совсем близко от нынешней библиотеки: недалеко перевозить. Главе направлено письмо, устное согласие получено, с Комитетом имущества переговоры ведутся.

***

Шестого ноября Фрязинская общественная палата провела осмотр тёплого и светлого помещения в доме № 17 Вокзальной улицы.

В словаре синонимов к слову шок приводятся слова удар, потрясение, жесть, ступор, встряс­ка. Но всё это слишком мягко для описания состояния после увиденного. Помещение первого этажа оказалось и в самом деле занято почтой… которая и слышать ничего не хотела про переезд. У сотрудницы комитета имущественных отношений данных о том, что почтамт планирует освободить метры, нет. Фактически свободной оказалась обшарпанная комната в 50 квадратных метров.

Пошли в подвал. Как только открылась дверь, в нос ударил запах сырости. В этих затхлых подвальных аппендицитах должно разместиться «очень хорошее, тёплое книгохранилище». Заявленной вентиляции нет. Все помещения завалены выборной атрибутикой: кабинками и урнами для голосования, кейсами. Пластик выдерживает. А книги? Через месяц любое печатное издание превратится в распухший от сырости ком. Тем более книги XIX века, требующие строгого температурного режима.

Ко всему прочему выяснилось, что никто из лобковской администрации до заседания областной Общественной палаты в заявленном помещении не был. Может быть, поэтому сам Лобков поехать в правительство не решился, хотя ждали его лично.

Выяснилось и то, что от администрации директору библиотеки поступило устное распоряжение сократить книжный фонд на десять процентов. А это, ни много ни мало, десять тысяч книг!

***

По результатам осмотра помещения Константин Русаков подготовил письмо в областную палату о неудовлетворительном состоянии помещения и доложил о невозможности рассматривать его даже в качестве резервного, не говоря уже о постоянном размещении в нём библиотеки.

Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».
Фрязино.