И речь с плесенью

« Назад

И речь с плесенью 01.02.2019 19:10

В конце декабря городская Общественная палата пригласила председателя организации выступить на собрании и рассказать о необходимой помощи инвалидам. Оносова пришла.

«Немножко хотелось бы сказать по статье в газете “Впрямь”, – начала она. – Надо объективнее писать. Литвиненко (инвалид-колясочник, получивший набор гнилых продуктов. – Ред.) сказал с обидой, с эмоциями. Но можно было задать несколько вопросов мне. Я, конечно, всегда беру всю вину на себя. Если бы вовремя взяли этот набор, не было бы пятнышек на помидорах и огурцах. Но это ладно».

В смысле ладно? И о чём надо было спросить Оносову? Считаете ли вы эти три покрытых плесенью огурца съедобными?

«А к Литвиненко я отношусь по-матерински», – трогательно заявила она.

Дайте ей быстрее кто-нибудь носовой платок!

***

Оказалось, что обустройство доступной среды является самой больной темой в работе председателя общественной организации. Только по какой-то причине все эти годы Оносова полагала, что выздоровление наступит само собой. За помощью в Общественную палату она не обратилась ни разу. Судя по скудным итогам работы, которые сама же председатель и представила на собрании, фрязинской администрации она тоже не докучала. Вот и за коляской для одного из фрязинских инвалидов обратилась буквально только что, хотя украли её уже два года назад.

«У нас есть два сложных случая, – рассказывала Оносова присутствующим. – Один инвалид-колясочник живёт на пятом этаже. Лифта в доме нет. Ни о какой доступной среде говорить не приходится. Если ему надо куда-то прийти, то его выносят на руках. На проспекте Мира, 23 пандус есть, но по факту одно название. Съехать по нему невозможно: поручней нет. Этот вопрос тоже включён в программу организации доступной среды на будущий год. Сегодня мы заседали в администрации и обсуждали его. Сейчас готовим письмо».

Да почему же только сейчас? Оносовой не заседать в администрации надо, а дневать-ночевать, есть-спать – жить надо в администрации!

***

Оносова хвастается, что её офис ни разу за все годы работы (а это, поди, уже лет десять) не менял адреса. И тут же заявляет, что при входе в него есть ступенька, с которой можно упасть, если не знаешь про неё. Так почему, ответьте, спустя столько лет она там до сих пор есть?

«С этим надо что-то делать», – сетует председатель.

Многие инвалиды предлагаемому государством соцпакету предпочли материальную компенсацию, потому что бесплатных лекарств всё равно не дождаться. К присутствующему на встрече общественников главному врачу Фрязина, курирующему в том числе и этот вопрос, Оносова почему-то с острой темой не обратилась.

Многие инвалиды пенсионного возраста отказались от помощи соцработников: дорого. Вот и выходит: социальная служба вроде бы и есть, а воспользоваться ей могут не все. Что делать, опять неясно.

У инвалида проблемы с ногами: требуется специальная обувь, но получить её вовремя не удаётся. Где решение?

Оказалось, нужна обществу и юридическая подмога.

И всё надо, надо, надо. «Надо написать», «Надо помогать», «Надо сообщить». И ничего про то, что удалось сделать.

«Всё вроде, – заключила Оносова. – Своё возмущение  высказала».

Видимо, только для этого и приходила.

Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».
Фрязино.