ФГУП «Хапужники»

« Назад

ФГУП «Хапужники» 10.06.2019 14:03

Общественная палата Московской области обеспокоена продажей федерального имущества во Фрязине. Федеральное государственное унитарное предприятие «ЖЭУ ИРЭ РАН» спустило с молотка помещение библиотеки. На очереди детский сад на улице Попова. 

На заседание областной палаты, проходившее в правительственном здании в Красногорске, пригласили инициативную группу по защите Фрязинской центральной библиотеки, адвокатов, представляющих интересы администрации наукограда в суде, и профильные правительственные структуры.

Руководитель инициативной группы Михаил Олейников рассказал об имуществе ФГУПа (среди которого находилось и помещение библиотеки), подготовленном к продаже по бросовым ценам:

«Одним из лотов, выставленных на торги, является детский сад на улице Попова, 3 “Б”. Он был оценён всего в 96 млн рублей. К счастью, он ещё не продан. Судебные приставы давали заключение, что одного этого сада хватит, чтобы закрыть весь долг ФГУПа, который на тот момент составлял 60 млн рублей. Но они же рассудили, что продажа садика приведёт к социальному взрыву, по­этому решили повременить.

Детский сад – капитальное строение площадью 1 300 квадратных метров. Под детсадом полгектара земли. Буквально в ста метрах находится другое здание: бывшие ясли. Его уберечь не удалось: оно продано. Здание перевели в административную постройку и продали вместе с прилегающей землёй за 20 млн рублей. В то время как рыночная цена только участка без постройки составляет почти 30 млн рублей.

Во Фрязине катастрофическая ситуация с местами в детские сады. Сегодня 1 200 малышей стоят в очереди в ясли. Особенно остро проблема ощущается как раз близ улиц Горького и Нахимова. Проживающие там дети могли бы посещать проданные ясли. Здание не было в аварийном состоянии. Фрязинское управление образования готово было найти возможность привести помещение в порядок и разместить там 150 малышей».

Олейников сообщил, что продажи осуществляются тихо и даже в администрации не всегда знают, что проходит реализация федерального имущества.

«Вот, например, проспект Мира, 17 для Фрязина – это как для Москвы Тверская улица, – продолжил Олейников. – В этом доме удалось приостановить продажу трёх объектов. Помещение в 27 кв. м хотели продать за 354 тысячи рублей, 42 квадрата – за 551 тысячу. Это Дом быта с рабочими местами. Предприниматели, прознав о продаже, хотели сами зайти на аукцион и купить свои же метры. Да не тут-то было.

Другое помещение в 155 кв. м оценили в миллион 851 тысячу. За эти деньги да­же хрущёвку нельзя купить!

В доме № 19 Вокзальной улицы тоже продано несколько комнат. Пять кабинетов бывшей соцзащиты становятся частной собственностью. Их продали всего за миллион. Кто купил, неизвестно. Мы уже убедились, что все покупки, в том числе и библиотеки, проходят по агентским договорам. Но вскоре в эти кабинеты переезжает сам ФГУП. Гастроном в этом же доме площадью 781 кв. м ушёл на аукционе за 21 млн рублей – и через несколько дней стал продаваться на Авито уже за 38 млн.

В это время долг ФГУПа вырос до 90 млн рублей. Продали имущества на 93 млн – долг остался в 75 млн».

Офис «Фронтовика» – организации, обихаживающей ветеранов и участников Великой Отечественной войны, – тоже оказался в списке продаваемого. С общественной организацией и вовсе не было заключено никаких договорных отношений, поэтому её просто выгнали.  Квартиру в 24 с половиной квадрата выставили на торги за 328 тысяч рублей. Её продажу благодаря участию областной палаты удалось приостановить.

В другом помещении, которое ФГУП тоже решило продать по дешёвке, нынче трудятся 20 человек.

***

– В соответствии с законом судебный пристав обязан принять результаты оценки, – сказала заместитель главного судебного пристава Московской области Валентина Качалова. – Насколько я знаю, оценка объектов истекла в апреле. Будет повторная. Её результаты мы направляем и должникам, и кредиторам (их несколько, в том числе и физическое лицо). Если одна из сторон обжалует результаты, то суд назначит свою оценку.

– Было одно физлицо: Юрий Великанов, – уточнил Михаил Олейников и спросил: – А разве с ним не расплатились после продажи библиотеки?

– Этого я не могу сказать, – ответила Качалова и добавила: – Если это федеральная собственность, то можно обратиться в суд, чтобы исключить из акта описи социально значимые позиции. Что касается величины долга, то по исполнительным листам, которые сейчас есть в нашем распоряжении, долг ФГУПа составляет 19 млн рублей.

– Алексей Саныч, – обратился председатель заседания Андрей Губанов к представителю Министерства D8H_3100 имущественных отношений Московской области. – Что делать-то будем? Вы поймите: мы – общественники, чиновники-то вы. Имуществом государевым торгуют.

– Мы сами заинтересовались этим вопросом, когда увидели пояснительную записку, – сказал Алексей Натаров.

– Ваши коллеги из территориального управления Росимущества на наши звонки не отвечают, писем наших не читают. Наверное, не доходят письма. В уведомлениях, что рассылают ваши коллеги, адреса всё левые. Всё имущество, которое реализуется на аукционах, указывается как частное. Представляете, незадача какая! Но Росимущество прийти не может, наверное, занято очень. Вместе с тем мы говорили с руководством Главного управления МВД России по Московской области, которое борется с коррупцией. Оно обеспокоено и ждёт нашего решения по сегодняшнему заседанию, чтобы начать проверку всех чиновников. Позиция вашего министерства какая?

– Мы представим вам заключение с видением ситуации, – пообещал Натаров.

– А вы не хотите заявлять в правоохранительные органы?

– Этот вопрос должен решать министр.

D8H_3339 Ответ держал и фрязинский депутат Олег Морозов.

– Был ли депутатский запрос по этому вопросу? – спросил Губанов.

– К сожалению, всё это проходило мимо, – ответил Морозов. – Только последнее время начались какие-то действия. Депутатский запрос мы отсылали, но давно.

Начальник отдела контроля органов власти ФАС России Кирилл Иванюженко отметил, что по аукциону, на котором были проданы библиотека и другое имущество ФГУПа, жалоб не поступало.

– Попасть на торги было невозможно! – негодовал Олейников. – Это пытались сделать пять независимых человек, с пяти различных аккаунтов. У нас есть видеозапись попыток зарегистрироваться, а также фото экранов мониторов. Мы понимали, с кем имели дело.

– Первое нарушение: на сайте торгов не указывается конечный приобретатель, – сказал адвокат Максим Сидоров. – Конечно, можно участвовать через агента, но участник торгов – это всё-таки не агент, а приобретатель. Но он не указан. Так, имя Правашинского всплыло только после того, как по резвому окрику суда был представлен договор купли-продажи. Кроме того, были перепутаны номера: под кадастровым номером стоял номер регистрации права хозяйственного ведения. Поэтому найти на аукционе имущество по кадастровому номеру было невозможно. К приставам вопрос один: оценка имущества десятикратно занижена. Когда сто квадратных метров в центре города продаётся по цене подержанных «Жигулей», главный судебный пристав, наверное, может не согласиться с районным. Хотелось бы посмотреть на этого оценщика. Так что, Валентина Сергевна, это ваша епархия.

– С оценщиком заключается контракт, – сказала Качалова. – Перед этим, конечно же, проверяется наличие свидетельства.

– Хотелось бы понять, что́ это за оценщик такой, оценивающий в десять раз ниже, – продолжил Сидоров. – Что-то мне подсказывает, вылетит он из экспертов после такой оценки. Почему молчат кредиторы и должник? Тут мы подходим к Минобрнауки. Если оно закрывает глаза на то, что федеральное имущество распродаётся по таким ценам, то хочется задать вопросы следствию.

Иванюженко спросили, насколько эти нарушения существенные и могут способствовать признанию торгов недействительными. Он ответил:

– Если говорить о торгах, которые уже завершены, то антимонопольная служба не сможет выдать предписание расторгнуть заключённые по результатам продажи договора. Не указан был конечный приобретатель. Ну и что? Это как-то ограничило конкуренцию? Не думаю. А вот отсутствие возможности подать заявку как в бумажном, так и в электронном виде, либо недостоверная информация о реализуемом имуществе уже могут стать поводом для рассмотрения ситуации федеральной антимонопольной службой. Что касается неправильного адреса организатора торгов, то опять-таки надо смотреть, на что это повлияло. Если на этот адрес надо было отправлять заявки, то это одно, а если же он просто указан в качестве формальных данных, то это несущественно.

– Мы бы хотели, чтобы каждое ведомство подключилось к решению этого вопроса, – пожелал Губанов. – Потому что он показателен для всей области. Я тоже не живу во Фрязине, но дети, которых могут выгнать из детского сада, везде одинаковые.

Кирилл Иванюженко посоветовал подавать жалобы на организаторов торгов, не дожидаясь проведения аукциона.

– Предпринять какие-то предупредительные меры будет быстрее и эффективнее, чем потом, после проведения аукциона, пытаться что-то доказать через суд, – объяснил он.

D8H_3217  – Основным кредитором ФГУПа является «Теплосеть» (около 30 млн рублей), – сказал адвокат Сергей Смирнов. – Но в суде организация не обосновала, откуда взялась такая задолженность. Должник (ФГУП) обладал большим перечнем имущества, сдавал его в аренду. То есть он зарабатывал деньги. На основании чего возникла такая задолженность? Хорошо бы разобраться.

***

Олег Дядьков из областного Министерства культуры сообщил, что о ситуации с библиотекой он впервые узнал не от городской администрации, а из письма фрязинской общественности.

D8H_3253 – Администрация по этому поводу к нам не обращалась, – сказал он. – Лишь в конце января мы получили письмо от замглавы Фрязина Андрея Егорова. В нём говорилось, что у администрации нет полномочий распоряжаться помещением библиотеки. Двадцать восьмого февраля мы письменно обратились к Минимуществу с просьбой прояснить ситуацию. Но ответа нет и ныне.

Позже администрация заверила Минкультуры в том, что в случае надобности для библиотеки непременно найдётся другое, подходящее место.

Анна Епифанова из фрязинского комитета управления имуществом заявила, что в наукограде нет подходящих помещений для размещения стотысячного книжного фонда.

– Уверен, найти варианты для организации книговыдачи можно, – сказал представитель от областной культуры. – Для этого не нужно такое же большое помещение, какое сейчас занимает библиотека. Хотя бы на время сделать это можно.

– Что мы можем сделать для того, чтобы библиотека осталась на прежнем месте? Вот как надо ставить вопрос! – сказал Смирнов. – Фрязинцы готовы поучаствовать в софинансировании выкупа библиотеки. Министерство культуры может поучаствовать? Думаю, кредиторы не будут против за реальные деньги уступить право требования. Можно, конечно, и через суд, но ведь можно попробовать договориться. Вы готовы оказать поддержку?

– Мы готовы, – сказал Дядьков. – Только у нас не было прецедента, чтобы приходилось выкупать помещение библиотеки. Надо начинать работу с Министерством экономики, Министерством имущества. Кроме того, нужен запрос от фрязинской администрации. Мы же сами не можем инициировать этот процесс.

– Нам надо думать о том, как сохранить библиотеку, а не о том, куда переехать, – заключил Смирнов.

Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».
Красногорск.