Часть не войсковая, а положение военное

Главная \ Редакция \ Юлия ВИДЯПИНА \ Статьи Юлии ВИДЯПИНОЙ \ Часть не войсковая, а положение военное
« Назад

Часть не войсковая, а положение военное 21.03.2018 23:14

Вывоз снегапроблема коммунальщиков? Только не в этот раз. Нынешней зимой она напрямую коснулась фрязинцев с Рабочей улицы. Складируемый на территории бывшей войсковой части снег может отравить воду жителям нескольких домов.


Трудовая деятельность многих жильцов пяти­этажек и бараков Рабочей улицы прошла в войсковой части № 42795. В ней располагалась 926­я центральная автомобильная база Министерства обороны России. На складах хранились запчасти автотранспортных средств, которые по мере надобности Российской Армии отправляли в том числе и за границу.

С 2016 года войсковая часть перешла в собственность муниципалитета. Сегодня некогда зелёный и красивый участок Фрязина заброшен и замусорен обрезками деревьев и вывезенными из города старыми детскими площадками, многие склады разрушены. О строительстве на этом месте нового жилого микрорайона, про который уже третий год говорит глава наукограда Игорь Сергеев, пока речи не идёт.

Этой зимой на стихийную многофункциональную свалку стали вывозить ещё и снег. Причём не только со дворов, но и снежную кашу с проезжей части. В октябре фрязинские власти отрапортовали о готовности площадок для снегосвалок на Окружном проезде и площади Введенского. Но коммунальщики говорят, что из­за обильных снегопадов их оказалось недостаточно. Тогда Сергеев и подписал постановление об отгрузке снега в часть. С припиской временно.

«Может, потом обратно отвезут?» – шутят жители Рабочей улицы.

Про дефицит площадей для выгрузки снега фрязинцы знают. Да и против выбранного участка не возражали бы. В глубине части есть большое поле, вполне пригодное для снегосвалки. Подходящая площадь имеется и со стороны Садовой улицы: ни уклона, ни инженерных сетей, ни домов поблизости. И самосвалам разгружаться удобно: прямой выезд на проспект Мира. Но, говорят, что именно на том участке будет закладываться первый жилой дом и инвестор вроде бы против таких раскладов.

Решили разгружать на плацу: он асфальтированный, тяжёлые грузовики не провалятся.

Зинаида Терехова больше тридцати лет была заведующей складом. С ней мы и прошли на бывшую военную территорию.

«Мы распределяли запчасти по всем войсковым частям страны, – рассказывает она про былые годы. – А кроме того, в Германию, Венгрию, Чехословакию, Югославию отправляли, в Афганистан на войну. Вот здесь была хозяйственная часть, а там – техническая. Допуск в неё был только у тех, кто там работал. А вот, смотрите, и машина со снегом едет».

***

Теперь асфальтированная площадка похожа на снежный за́мок. Навалы снега в разы превышают человеческий рост. Многотонные грузовики начинают привозить снег с самого утра. За первые две недели после снегопада их приезжало три за 20 минут. Теперь – реже.

IMG_5349Не сегодня­завтра начнётся оттепель. Талая вода из дорожного снега, впитавшего соль, свинец, железо, марганец, медь, цинк, кадмий и хром, а также различные органические со­единения, к которым относятся, в частности, метан, различные спирты, эфиры и продукты жизнедеятельности, не имея возможности впитаться в почву, потечёт ручейком по естественному уклону. Сперва по территории войсковой части, где на глубине двух метров находится дырявый­предырявый водопровод, снабжающий водой жилые дома Рабочей улицы.

IMG_5351«Водопровод прокладывали ещё в 50-­е годы, – говорит Валентина Гуляева, много лет работавшая начальником котельной войсковой части. Показывает схему водопровода. – С тех пор он ни разу не менялся. Хомуты есть вот тут и здесь – везде. Водопровод как решето. Новые трубы теплосети проложили в сентябре только для двух домов (№ 2 и 8) после того, как они от Министерства обороны перешли к городу. Остальной трубопровод давно сгнил. Его латали уже миллион раз, но аварии происходят постоянно. Буквально на днях несколько наших домов остались без отопления из­за очередного прорыва».

IMG_5322Земляные работы проводились и в день нашей с Валентиной Павловной встречи. Рабочие устраняли очередную протечку у домов № 13, 14 и 15. В этот решётчатый водопровод и попадёт талый снег. Вскоре жители Рабочей улицы станут пить отравленную примесями воду. Предъявлять претензии будет некому: Водоканал поставляет качественный продукт, а что уж там течёт из крана...

Об изношенности водопровода живописно говорит и небольшое озерцо, образовавшееся прямо у дома № 1. Вода в нём не замёрзла и в сильный минус: очевидно, тёплая. Прямо­таки горячие ключи бьют во Фрязине. Только жителям от этого не радостно. За помощью обратиться не к кому. В городской администрации на опасность отравления водопроводной воды смотрят сквозь пальцы.IMG_5319

Приглашённый по просьбе фрязинцев инспектор Госадмтехнадзора Дмитрий Милюков только развёл руками. Мол, что я могу сделать: как только зайду на территорию войсковой части – сразу арестуют. Хорошо хоть протокол составил о протеч­ке у первого дома и о снежных навалах во дворе.

Управляющая компания ООО «Эксплстройсервис», кажется, и вовсе не обращает внимания на дома Рабочей улицы. Впервые после сильных снегопадов техника появилась там лишь в конце февраля. Таксисты прежде чем выезжать туда, спрашивали: «Почистили ваш медвежий угол?»

Теперь почистили. Только после такой уборки напрочь пропали тротуары, превратившись в непролазные сугробы. Здание самой управляющей компании в ещё более плачевном состоянии: сосульки вот­вот доберутся до земли, а снежные сугробы – до окон первого этажа.

Бывшие работники войсковой части сообщили и ещё одну нерадостную новость. В былые годы по железной дороге в часть пригоняли вагоны с ядовитыми веществами: нитритом натрия, сернокислым железом, ортофосфорной кислотой. Хранились они на специальных складах в специальной таре.

«Мы все работали в спец­одежде, – говорит Валентина Гуляева. – Я была инженером по охране труда и бдительно следила за соблюдением всех норм безопасности: чтобы ни рабочие не пострадали, ни ядовитых веществ нигде не оставалось. Если вдруг что­то рассыпалось или несколько капель появлялось на полу, мы тут же проводили необходимые обезвреживающие мероприятия».

Но после расформирования войсковой части никто не может гарантировать, что все химические вещества были вывезены. Говорят, мародёры не раз совершали набеги и увозили большие металлические контейнеры, чтобы разрезать и сдать их в чермет. Никто не озаботился вопросом, что в них хранится.  Не исключено, что содержимое просто высыпа́ли или выливали.

«Как хочется верить в то, что этой страшной опасности на территории части нет! – говорит Валентина Павловна. – Но представляете, если в почве остался хоть мизер ядовитых веществ? Вместе со снегом они также могут попасть в водопровод. Конечно, мы не начнём умирать как мухи. Просто через годы у кого­то появится онкологическое заболевание, а у кого­то – астма».

Юлия ВИДЯПИНА,
корр. «Впрямь».
Фрязино.