Зазлоба

« Назад

Зазлоба 01.07.2019 13:55

У фрязинки Светланы Дробышевой, отмеченной в качестве главного редактора в выходных данных нескольких номеров частного журнала «Школа. Гимназия. Лицей», появилось новое увлечение: написание исковых заявлений в суд.

Только-только Щёлковский городской суд отклонил её просьбу установить, что ей известны как минимум два спряжения глаголов, как она принесла новое заявление. Но учитывая, что тяга к сутяжничеству одолела Дробышеву внезапно, она не успела ни Гражданский кодекс изучить, ни с судебной практикой ознакомиться, ни поменять стиль изложения своих устремлений.

А стиль у Дробышевой таков.

«Светлана Дробышева требует образумить
дирекцию “Пятёрочки” во Фрязине»

Под этим заголовком начинается история, опубликованная на портале «Фрязино. Народная территория» 10 января 2017 года, о том, как Дробышева «не первый год наблюдает» «откровенно варварское отношение к животным у нынешнего руководства магазина “Пятёрочка” вблизи Полевой улицы».

«Случившееся же в трескучие рождественские морозы 7 января – 2017 переполнило чашу терпения, – прочтём далее и уже не будем прерываться (орфография, пунктуация и эмоции в тексте – дробышевские):

– Я выходила с покупками из супермаркета, и уже на улице, близ автоматически закрывающихся дверей, столк­нулась с рыжим бездомным котом, который всегда ожидает на входе кто бы его подкормил. Из-за очень лютого, непривычного холода (градусник показывал минус 26) я завела котика в более тёплый холл и здесь накормила вкусной пачкой Феликса, купленной в магазине. Рыжик жадно набросился на вкусное лакомство, при этом я его пристроила за колонной, чтобы не злить местную дирекцию, которая ещё в прошлогодние холода отказывалась даже миску с водицей котику выставить.

Но меня засекли по видеокамере. Выходя из магазина на улицу, слышу окрик заместителя директора:

– Вернитесь и уберите за собой! – гневно кричит мне мужик с хохолком.

– Так это не я, а Вы должны бы подкармливать голодное и продрогшее животное! – отвечаю руководителю магазина.

– В следующий раз я вычту с Вас за оставленную грязь! – заявил молодой нахал.

…Самое удивительное, что никакой грязи не было, ибо Рыжик слизал еду так тщательно, что один из пыльноватых углов магазинного вестибюля наоборот приятно заблестел. Быть может, магазинный начальник гневился из-за возможного “испражнения” животного, но ведь если бы такое и случилось, то разве трудно, имея штатную таджичку-уборщицу под рукой, несколько раз убрать за представителем братьев наших меньших пока не спадут лютые холода?! А они спадут уже на днях, в чём можно убедиться по потеплению на Северо-западе, откуда и пришли к нам морозы».

Разве трудно, имея штатную таджичку-уборщицу, убрать за представителем братьев наших меньших? Какая трогательная история! Какое бережное отношение к лошадям! Какое пренебрежение, абсолютно заслуженное, понятное и справедливое, к женщине иной национальности, вынужденной мыкать работное горе на чужбине!

«Лично меня из­-за варварской жестокости по отношению к бездомному Рыжику этот магазин как клиента точно потерял, – заключит Дробышева. – С момента рождественского инцидента демонстративно не буду покупать в этой Пятерочке корм для своих и бездомных питомцев! Бойкот варварам и крахоборам, которым жалко накормить голодающих четвероногих друзей!»

Не воззрил
на её преждевременную благодарность

Вот ещё тексток. Его Дробышева отправила на Первый канал в редакцию программы «Пусть говорят», а та опубликовала на своём сайте:

«Пишет журналист, главный редактор журнала “Школа. Гимназия. Лицей” Светлана Николаевна Дробышева. У меня две очень громкие темы. Но начну с одной. Наше СМИ собрало 7 200 подписей педагогов и членов родительского сообщества с прошением установить недостающий Бюст геройски погибшей в 1942 году на Орловщине учителя-партизанки Софьи Аракчеевой и наградить павшую за Родину смертью храбрых званием Героя России, так как девушка-разведчица, член компартии не была представлена к Звезде ГСС сразу после пыток гестапо и последующей казни. В январе 2015 года губернатор Орловщины – именующий себя коммунистом Потомский – кстати, сам сын учительницы – пообещал к 70-­летию Победы Бюст, но обманул общественность, невзирая на <…> мою преждевременную благодарность. Сегодня этот извините подонок даже не ответил на моё предложение исправить ошибку и извиниться».

О второй громкой теме в письме не упоминается. Видимо, мысль от Дробышевой ушла. Но её настойчивые письма той поры бывшему главе Фрязина, ныне арестованному за превышение полномочий И. Сергееву, и остальным мало-мальски власть имущим позволяют предположить, что ею мог стать редактор премерзкой «Вкривь-вкось», он же редактор «Впрями» (Дробышева это наречие склоняет) Вельможин, серию измышлений о котором она всё никак не найдёт, за чьи деньги и в каком издании опубликовать. День-деньски и ночь-ноченски рыщет, на добычу источников финансирования для столь общественно полезного издания стремится.

Ждём суда и просим перекур

Даже в суде Дробышева просит насчитать в её пользу сто пятьдесят тысяч рублей и взыскать их… а вот с самого Вельможина и взыскать. На этот раз в счёт понесённых страданий «из-за публикации крайне неудачного фото».

В привычном стиле, пренебрегая необходимостью перейти на процессуальный язык, Дробышева составляет новый иск: «7 июня 2019 года истец обнаружил, что на странице 3 № 20 газеты “Впрямь” находится его фотография (она всегда говорит о себе в третьем лице и мужском роде. – Ю. В.) с унижающей честь, достоинство и деловую репутацию подписью Светлана Дробышева ждёт суда.

Вспоминается история о конкурсе красавиц города Кызыла – столицы Республики Тыва. Конкурс широко освещался в местной прессе. Журналисты брали интервью, фотокорреспонденты делали снимки. Устав от всей этой суеты, красавица Алевтина Куулар вышла в коридор покурить, села на подоконник. Здесь её запечатлел один из журналистов. Между тем Куулар стала «Мисс скромность», и газета «Центр Азии» по этому поводу поместила небольшую заметку с фотографией курящей Алевтины. Снимок сопровождала подпись «Очаровательной “Мисс скромность” тоже нужен перекур».

Девушке публикация не понравилась. Она обратилась к газете с иском о защите чести и достоинства, потребовав компенсации морального вреда в размере десяти тысяч рублей.

Суд первой инстанции иск удовлетворил. Вторая инстанция решение подтвердила.

Но вот Верховный суд Тывы принял иную позицию. Оснований «опровергать» очевидный факт курения в общественном месте нет, а следовательно, нет и оснований для подачи иска. Верховный суд Республики Тыва принял решение в иске отказать, а решения предыдущих инстанций отменить. Дело было в январе двухтысячного. То есть уже 19 лет нижестоящим судам известно, что просьбы опровергать бывшее в реальности подлежат отклонению.

Алевтина, не впадай в амбицию! 
Я со всей душой, а ты в Верховный суд

Если бы Дробышева не только писала, но иногда и почитывала хоть что-­то… Необязательно монографию А. Власова «Особенности судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации», в которой пояснена важность различения «порочащих» сведений и «позорящих»: позорящие сведения если и направлены на умаление чести и достоинства, то в них, в отличие от порочащих, нет признака ложности. Они не подлежат ни опровержению, ни удалению, ни иному правовому вмешательству.

Вот Дробышева подала иск в суд, вот назначили заседание, вот она пришла, села в коридоре и ждёт суда. А виновата газета, которая это показала.

Но Дробышева всё пишет: то приватные деловые письма главам, то статьи под псевдонимом о том, как хоронила отца. Её возмущения, как нужны моргам чистенькие туалеты для близких умерших и как несправедливо дорог транспорт до кладбища в сравнении с грузовым такси (а ведь это в один конец!), – мы ещё почитаем.

Если бы Дробышева не только писала, она не выглядела бы в иске так, как выглядит:

«Личные данные с изображением истца как человека публичного, изложенные умышленно в негативном свете, сознательно были выданы для дискредитации репутации невинного человека хамски-разнузданным СМИ. В связи с этим истец испытывает нравственные и физические страдания за незащищённость своей персоны, которая совершенно бездоказательно уже в четвёртый раз попирается газетой-помойкой “Впрямь”».

На основании вышеизложенного Дробышева просит суд привлечь редакцию к ответственности по статье 1102 Гражданского кодекса. Её суть – неосновательное обогащение. А вот и фото, опубликовав которое, «Впрямь», по мнению Дробышевой, неосновательно обогатилась. Как газета сделала это, каков размер обогащения и почему это оно неосновательное, суд станет слушать пятна­дцатого июля. Интересно, к магазинам зеркал и иных отражающих поверхностей Дробышева ещё претензий не предъявляла? В связи с обнародованием её личного изображения в демонстрационных залах в моменты скопления покупателей, на что она согласия не давала.

 Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
 корр. «Впрямь».