Вымололась

« Назад

Вымололась 26.08.2019 14:47

Называющая себя гражданской активисткой биокомбинатовка Галина МОЛЧАНОВА не постыдилась написать в апелляционной жалобе, что её аккаунты в соцсетях создают и ведут журналисты газеты «Впрямь».

 

Редакция не раз уже объяснялась перед читателями, что набралась долгого дыхания, так необходимого, чтобы выстоять в противостоянии с силой, обретающейся близ вирусологических лабораторий Биокомбината и именующей себя политической. Нам надо, мы поставлены, чтобы найти ответ на извечный, главный русский вопрос. Он не «Кто виноват?» и не «Что делать?». Вопрос этот – «За что?». За что на район наш и личные наши головы послана сила сильная и куча кучная: Галина тьма Леонидовна Молчанова?

А потому мы готовы были, что Молчанова примется уничтожать нас. Но что она почнёт уничтожать себя самоё…

«Специалисты газеты “Впрямь”, занимающиеся вёрсткой газеты – способны создать и фейковый аккаунт – Галины Молчановой, затем через своего нотариуса его зафиксировать и удалить его, чтобы я не заметила подмены», – сообщает она суду. Нету чести признать перед судом своими все оценки, розданные ею в глубоко противоречащей званию гражданского активиста языковой форме.

А ведь посередь переполненной маршрутки она числит себя Коперником, когда кричит: «Эта любовница! А тот пособник международного террориста! А за этой гоняется полиция!» Просит в щёлковском отделении КПРФ политического убежища – и оно ей его предоставляет: прячет от суда в звенигородской гнойной хирургии.

«Кроме того, судом не доказано, что в оспариваемых фразах, приписываемых Молчановой Г. Л. – речь идёт о Чёрненьковой А. И., а не о другом человеке с другой фамилией (неизвестной мне)», – словно эфа на сковородке вертится «гражданская активистка». Так врёт только шпана: это писала не я – о своей тетрадке, это не об этой тёте – о подписи, оставленной под её фотографией. «Также не доказано, что именно я оставляла комментарий (у меня другая аватарка, которую я неизменно использую с 2009 года)».

На этой неизменной аватарке единственный молчановский сын. Ему через полгода восемнадцать, и сейчас мать прикрывается им как несовершеннолетним.  А тогда, в 2009-­м, он заснят на митинге – кричащим, размахивающим листовкой на передовой. Того, которого сейчас оберегает от разговоров о результатах ЕГЭ, десять лет назад она уже таскала по акциям протеста под дубинки и слезоточивый газ ОМОНа.

Эта неизменная карточка появилась на её странице 25 июля в 17:41. «Контакт» всё фиксирует. Надо же так врать! Мы­-то думали, она к отшумевшим акциям на Сахарова из закромов вытряхнута, а тут всё гаже: Молчанова просто готовится лгать в суде, что писанное ею написано кем-то другим.

***

Когда активист действительно гражданский, первое, что он делает, – стремится, чтобы как можно большее число людей присутствовало рядом в момент, когда над ним станут вершить правосудие. Для этого на акции приглашается общество, а в залы суда – пресса. А когда активист гажденский, он полошится: «Сделайте заседания закрытыми! Не разглашайте!»

Когда активист гражданский, он и на суде признаёт: «И всё-таки она вертится». Когда активист гажденский, он отправляет московским мантиям бабские забобоны: «Не доказано, что именно я… у меня другая аватарка».

Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
корр. «Впрямь».