Вооружена грязной напраслиной и очень опасна

Главная \ Редакция \ Юлия ВЕЛЬМОЖИНА \ Статьи Юлии ВЕЛЬМОЖИНОЙ \ Вооружена грязной напраслиной и очень опасна
« Назад

Вооружена грязной напраслиной и очень опасна 01.07.2019 15:13

Двадцать четвёртого июня Щёлковский городской суд признал сведения, распространяемые  Молчановой в отношении директора Дома культуры посёлка Биокомбината Анастасии Чёрненьковой, порочащими и не соответствующими действительности.

– Администратора не хотите привлечь? – спросила судья, потому что оспаривались посты, премного рассыпанные Молчановой по группам соцсетей в Интернете.

Нет. Привлекать к ответственности администратора мы не стали. Но этот раз был первым и последним, когда администратору соцсети удалось остаться незамеченным в деле об умалении чести, достоинства и деловой репутации.

Админы, конечно, думают, что надёжно защищены трусливо прикреплённой к хламным материалам сносочкой: «За содержание ответственности не несём». Однако Гражданский кодекс утверждает обратное: распространитель отвечает наравне с автором. И если соответствия действительности не докажет, исполнительный лист о компенсации морального вреда прилетит и ему.

***

Молчанова уже несколько лет держит посёлок Биокомбината в напряжении. Оно сродни моральному истязанию, потому что одни жители не знают, когда им в очередной раз придётся стать слушателями выступлений Молчановой, а другие – их героями. И то и другое положение одинаково скверно. Однако когда орут не просто тебе, а о тебе, всё же мучительнее.

Молчанова пишет рыхло­гнойные письма во все инстанции.  В них она раскрывает страшную правду о коррумпированности каждого, кто не согласен поддерживать её агитацию против всех, и на всякий случай о своей онкоинвалидности. Отправив заяву, Молчанова каждый раз объявляет, что по ней началось расследование.

«Полиция гоняется… за Юленькой – по статье клевета ч 5. (не от большого ума – Юленька сообщила что я споры сибирский язвы – почтой распространяю) Если полиция не найдет, прямо на суде – будет брать у «Кривулечки Юленьки «­ объяснения»*), – написала она обо мне, когда я стала представлять в суде интересы Анастасии Чёрненьковой.

На следующий суд не пришла не только полиция – за мной (что естественно), но и сама Молчанова не явилась защищать свою гражданскую позицию.

Сведения, факт распространения и содержание которых Чёрненькова заверила у нотариуса, Молчанова объявила подделкой. «Этого всего в Интернете нет, я этого не писала, это фейк», – сказала она в судебном заседании, на котором ещё была. Так «гражданская активистка» под протокол заявила, что она, вот те крест на активистской карьере, не писала того, что́ в момент сочинительства объявляла мнением избирателей, ей одной открытым.

«Мнение избирателей, которое я выражаю, сформировалось на основании прочтения ими газеты “Моя страна”, – говорила Молчанова. – Приобщите её к материалам дела». На несовпадении в том, что газета вышла двадцать восьмого ноября, а молчановский гнусный комментарий – двадцать второго, она не зацикливается.

Но было совершенно неожиданным, что Молчанова сама принесла в суд газету, по которой плачет Роскомнадзор в связи с безвременной кончиной её главного редактора А. Афонасьева: он почил за год и пять месяцев до того, как подписал в печать номер с статьями, на которые ссылается в суде Молчанова. Это уже известно широкой общественности, но у Молчановой такие закрученные отношения с редколлегией газеты, выходящей под именем мёртвого главреда, что останавливать колесо этой лжи она не намерена.

В том самом протоколе осмотра доказательств, что составил суть разбирательства по иску Чёрненьковой, обнаруживается запись Молчановой от середины ноября прошлого года: бойся, «Единая Россия», от КПРФ вышла газета «Моя страна». На заседании Коллегии по жалобам на прессу в январе года нынешнего Молчанова уже говорила: «Этой газеты я не знаю, но ко мне приехали её независимые корреспонденты от “Справедливой России”…» И дело даже не в том, что независимые корреспонденты потому и независимые, что не могут быть ни от КПРФ, ни от «Единой», ни от «Справедливой», а в том, что муж «гражданской активистки» Сергей Молчанов в своём письме «Дальше в лес – больше дров» заявляет:

«Насколько мне известно – никто не скрывает, что в газету “Моя страна” вошли антикоррупционные статьи Галины Молчановой, размещённые в Интернете и довольно известные в посёлке».

Это правда: не скрывает никто, кроме самой Молчановой. «Это статьи не мои, их автор неизвестен, – примерно так отпирается она теперь, – единственное что: я передала материалы…» Так говорила она и на заседании Коллегии, к обращению в которую приложила мужнино пишево:

«Я прошу опубликовать вместе с жалобой статью своего мужа, который объективно дал оценку ситуации, что сложилась в регионах».

Такое заявленьице, конечно, сподвигает повыяснять, а что там за эксперт в мужьях, который в пределах собственной спальни не способен вычислить, скрывает кто­то или, насколько ему известно, всё­таки не скрывает, что статьи в «Моей стране» писаны Молчановой, но зато на регионы у него что ни взгляд, то огульная объективность. Не вдаваясь в подробности, сообщим главное: в суд Молчанова приносит медицинские документы, в том числе из больницы Управления делами президента. Согласно им, она время от времени пребывает там на лечении как член семьи сотрудника. Других членов работоспособного возраста, кроме мужа, в семье Молчановой нет. Значит, Сергей Молчанов трудоустроен при президенте России, против которого его жена Галина тоже ведёт агрессивную письмо­ и шаржеполитику.

***

На Путина в судах ссылаться любят все.

«Путин не может решить проблему обманутых дольщиков. Вы что от Никулина хотите?» – считает тему закрытой адвокат зама главы городского округа Щёлково Никиты Никулина Эдуард Владимиров.

«Путин знает мой журнал», – приводит аргумент фрязинка Светлана Дробышева, не сумевшая документально подтвердить, что она является главным редактором журнала «Школа. Гимназия. Лицей».

«А вот Кабаева не обижается же, что везде пишут, что она любовница Путина. Чего тогда Чёрненькова за компенсацией морального вреда пришла?» – это Молчанова объясняет суду, что в приличном обществе от слова любовница млеют, а не обижаются.

Не исключено, что эти граждане сейчас сотрясают администраторов соцсетей (которые напрасно думают, будто ответственность их не нагонит) предложениями опубликовать их злободневную аналитику ситуации в Щёлковском городском суде. Он-­де выносит одно за другим решения в пользу газеты «Впрямь».

Вот и Молчанова, сдаётся нам, на последнее заседание суда не явилась, предвкушая, как обрушит на ничего не подозревающих пассажиров автобуса или более-­менее привыкших к её неостановимым спичам покупателей биокомбинатовских «Магнита» с «Авоськой»:

«Купленный суд! Коррупция! Нарушаются права инвалидов!»

Ответчица Молчанова прислала в суд ходатайство: уехала на лечение в санаторий имени Кончаловского, куда её пригласила первый секретарь щёлковского отделения КПРФ Елена Мокринская по проекту «Школа здоровья в Щёлкове», а потом полечу вступать в наследство в Калининград, вот купленные четыре месяца назад билеты; прошу не назначать судебных заседаний до второй половины июля.

Истице, согласившейся было подождать, судья ответила: у суда нет ещё половины дня на Молчанову. Список уважительных причин для отложения заседаний перечислен в Процессуальном кодексе, и он конечен. Больничный лист – причина уважительная. А вот санатории, самолёты, командировки в список не входят. Если гражданин не может явиться сам, пусть пришлёт представителя. Если не может прийти представитель, пусть пришлёт другого. Даже назначенные на одно и то же время два судебных заседания в разных судах не повод откладывать рассмотрение дела. Потому что ваше дело в судах не одно.

Документов об уважительности причины своего отсутствия Молчанова к ходатайству не приложила. И за то, что к ней применили ту же норму закона, что применили бы к остальным, оценивая их просьбу об отложении дела, вскорости объявит решение неправосудным.

Попросила Молчанова и о возмещении судебных расходов. Она-де ездила в суд и обратно на такси на четыре заседания, а потом ещё знакомиться с делом и отдельно возила жалобу. Яндекс-такси стоит столько же, сколько и Юбер. Возместите ей девять тысяч. Авиатакси, что ли, вызывала? А суд не возьмёт в толк, как слова «Я наездила на такси девять тысяч» могут стать подтверждающим факт оплаты документом. При том, что интернет-отчёт, без которого Молчанова жизни не мыслит, содержит и такую подробность:

«На обратном пути из Щёлковского суда в переполненной маршрутке (25) я рассказала… и все одобрительно ахнули».

А потом ахнули неодобрительно, и тоже все.

***

Лицезрея молчановский боевой настрой, мы и представить не могли, сколь сырой может становиться «гражданская активистка», когда её вызывают в суд. Первое дело в отношении лживых сведений, распространяемых ею, рассмотрено.

Решение суда гласит:

Признать сведения порочащими и не соответствующими действительности, обязать Молчанову удалить их со страницы «Лосино-­Петровский» соцсети «В контакте», компенсировать истице моральный вред и судебные расходы.

Ждём апелляцию, которую Молчанова, вероятнее всего, подаст. Нам любопытно узнать: в Мособлсуде она тоже станет заявлять отвод судье в связи с тем, что тот «представитель ОПГ Вершинина и сторонник политики Путина»?

Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.

*) Особенности молчановской орфографии и пунктуации сохраняем. Прим. ред.