Уточнения – «Каскадом»

« Назад

Уточнения – «Каскадом» 08.02.2019 18:36

Газету «Впрямь» погрузили в судебный процесс. Статья «Узкое место длинного дома» произвела такое впечатление на руководителей управляющей компании «Каскад» Виталия Олькина и Дмитрия Бобровицкого, что они потеряли сон, испытали нервный срыв и вошли в затяжную депрессию. Свою бессонницу оценили в миллион рублей и вознамерились взыскать его с меня, корреспондентки газеты «Впрямь», а также жительниц девятого дома Центральной улицы города Щёлкова Татьяны Белухиной и Елены Сакуновой.

Почём будет не спать в 2020-­м?

К составлению иска Олькин и Бобровицкий подошли очень серьёзно.

«14.11.2020 года, – приступают они к изложению своей правовой позиции, – в еженедельной районной газете “Впрямь” была опубликована…» Двадцатого года? При том, что иск принят к рассмотрению в 2018-­м, а заседания по нему, судя по неспешности, с какой в него вносятся изменения, будут идти весь девятнадцатый.

«Статья посвящена нашей незаконной деятельности и… преднамеренное банкротство… под нашим руководством», – жалуются суду истцы. И не то вызывает улыбку, что не знают обидевшиеся падежов, не склоняют слова в перечислительном ряду. Но что же они сами себя-то так склоняют? «Статья посвящена нашей незаконной деятельности…» Это что же, Олькин с Бобровицким признаю́т, что деятельность у них незаконная? Считай они иначе, претензия выписалась бы отчётливей: «Статья посвящена нашей деятельности, которую ответчики представляют как незаконную».

«Наши честь и достоинство, на которые я имею право...», «к уголовной ответственности никто из истцов не привлекалась», – выражают недовольство Олькин и Бобровицкий.

К третьей, заключительной, странице иска дата выхода газеты из четырнадцатого превращается в восемнадцатое ноября. Да что там дата выхода и женский род глагола при том, что оба оскорбившихся мужчины!  Даже размер исковых требований неодинаков: заявленные в шапке документа десять миллионов к концу иска превращаются в один. Бессонница дешевеет на глазах.

Долги растут как УК после Олькина и Бобровицкого

Первое заседание я пропустила: редакция всем составом уходила в отпуск, и Почте России некому было доставить повестку. А на второе по звонку моих соответчиц пришла, чтобы пояснить суду, что, вопреки утверждению Олькина и Бобровицкого, в своей статье я не выдвигала никому никаких обвинений. 

Спорная статья, которую Бобровицкий с Олькиным даже не приложили к иску, представляет собой разговор с жильцами дома № 9 Центральной улицы города Щёлкова о работе управляющих компаний.

Тогда, ещё по осени, жильцы рассказали, что их дом отдан в обслуживание УК «Каскад». И отметили, что прежде дом обслуживала УК «Продвижение-­регион». Обслуживала – пока не ушла в банкротство. Поводом для обращения в газету стал тот факт, что проводить собрания жителей от имени УК «Каскад» стали те же Бобровицкий Д. В. и Олькин В. В. – руководители бывшей УК «Продвижение-регион». Жители посчитали нужным придать широкой общественной огласке, что для Бобровицкого и Олькина как руководителей серьёзного, пусть и частного, предприятия, зона ответственности которого – коммунальное благополучие десятиподъездного десятиэтажного дома, предпочтительнее начинать банкротство одной управляющей компании и открывать новую, чем выполнять свою работу под логотипом одного ООО.

Я как журналистка должна была проверить рассказанное и проверила. Глобальная справочная система по российским юридическим лицам и предпринимателям «Руспрофайл» по запросу ООО УК «Продвижение-регион», в частности, показала, что её генеральным директором является Олькин Виталий Вячеславович, а также открыла сведения об участии организации в двух арбитражных процессах: одного в качестве истца и одного в качестве ответчика. Общая сумма исковых требований к организации составляет 13 604 978 рублей.

Система показала информацию о шести исполнительных производствах в отношении ООО УК «Продвижение-регион». Остаток непогашенной задолженности оказался 2 481 463 рубля.

Эта же система открывает, что Бобровицкий Дмитрий Владимирович является генеральным директором и учредителем трёх предприятий: ООО «Ареал», ООО УК «Подмосковье», ООО «Долг реал» (ликвидирована).

Предприниматель Олькин Виталий Вячеславович, по данным системы, руководит двумя компаниями: ООО УК «Продвижение-регион» и ООО «Фуд-машпром» – и в двух компаниях является учредителем (к ООО «Фуд-машпром» добавляется ООО «ДЕЗ-Сервис»). «ДЕЗ-Сервис» ликвидирована по заявлению конкурсного управляющего, то есть через банкротство. «Фуд-машпром» ликвидирован тоже.

Таким образом, данные «Рус-профайла» полностью подтвердили рассказанное обратившимися в редакцию гражданами и наделили меня как журналистку не только моральным правом, но и обязанностью сообщить жителям города, что в профессиональном портфолио первых лиц УК «Каскад» есть или уже вынесенные арбитражным судом решения по банкротству предприятий, которыми они руководили, или длящиеся в настоящее время банкротные процедуры. Я сделала это в допустимой, корректной форме. Оскорбительной и унизительной лексики не использовала. Просто отразила на страницах газеты то, что свободно отражает Интернет по запросу Олькин, Бобровицкий, УК «Продвижение­регион».

Новый долг лучше старых двух

Я собиралась пояснить суду, что, прилагая к иску заявление с просьбой признать банкротом собственную управляющую компанию, Олькин с Бобровицким сами же и подтверждают, что возглавляемые ими ООО время от времени банкротятся.

Как удостоверяют и остальное из того, что́ просят опроверг­нуть. Так, утверждение статьи о незаконном отъёме у жителей нежилых помещений (колясочных) с целью использовать по своему усмотрению называют лживым и вдруг оправдываются: «Действительно, одна из колясочных использовалась…»

Намеревалась пояснить также, что Олькин с Бобровицким ввели суд в заблуждение, когда заявили, что мой якобы отказ удалить статью из Сети привёл их к нервному срыву. Не обращались они ни ко мне, ни в редакцию за правом на ответ, данным им законом о средствах массовой информации. Не звонили, не писали – ни электронно, ни бумажно.

Учитывая, что они уже позволили себе быть в иске нечестными, хотела просить суд проверить, действительно ли у Олькина с Бобровицким есть дети – ученики местных школ и в том ли они возрасте, когда интересно обсуждать статьи в общественно-политических газетах, ведь именно необходимостью оправдываться перед их одноклассниками и учителями обоснована ими величина компенсации.

Планировала задаться вопросом: допустим, Бобровицкий с Олькиным и вправду физически и нравственно страдали бессонницей, но почему суд должен поверить, что виной тому – публикация во «Впрямь», а не иные причины, которые вполне могут быть у руководителей нескольких ООО? У ООО УК «Каскад», например, та же справочная система «Руспрофайл» обнаруживает 1 397 126 рублей долга. Он, накопленный уже новой УК, в которой у руля Бобровицкий с Олькиным, тоже мог стать причиной бессонницы. Да и была ли она? Никаких медицинских документов в деле нет. Зато размер компенсации, который предприниматели задумали взыскать с меня и моих соответчиц, подозрительно похож на свеженакопленный долг.

***

Но до судебных прений дело не дошло. Виталий Олькин предъ­явил нам уточнённое исковое заявление и, как только суд приобщил его к материалам дела, попросил об отложении судебного заседания в связи с тем, что ему необходимо внести... уточнения в исковое заявление.

Дмитрий Бобровицкий на суды не ходит, он передоверил представлять свои интересы Олькину.

Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.