Сохраним демонтируя

« Назад

Сохраним демонтируя 27.04.2019 16:23

В одном из знаменитых майских указов президента (в 204­-м, если быть точной) обнаруживается распоряжение В. Путина сделать так, чтобы количество рядовых граждан, обычных людей, влияющих на решения по благоустройству городов и посёлков, выросло до 30-­ти процентов. Взамен нынешним пяти… девяти… в общем, малому количеству граждан, которые собираются и возвышают голос за или против того или иного способа благоустройства места, где расположено их жилище. Реже слышится «за» – чаще гневливое «против».

Вот и актив улицы Пушкина в городе Щёлкове двадцать первого апреля собрал митинг в городском парке, чтобы заострить внимание власти на своём несогласии с предложенным ею вариантом благоустройства.

Неравнодушные щелковчане Иван Чернявский, Ирина Довгаль, Светлана Левина, Наталья Ульянова и другие давно и беспрерывно добиваются, чтобы их голос был услышан Советом депутатов и администрацией (прежде районной, теперь городского округа), – с того самого момента, как в сквере перед районным Дворцом культуры были вырублены ели.

Общественные слушания по благоустройству парка прошли при деятельном участии активистов. Следом потянулась череда встреч и обсуждений, взваленная на плечи комитета по культуре и туризму щёлковской администрации в лице Натальи Чуйченко. В воскресенье второго сентября Н. Чуйченко даже выходила в парк на рабочую прогулку с жителями, чтобы увидеть, какие места не нуждаются в облагораживании.

То ли прогулка не помогла, то ли ещё что углядели, – активисты позвали общественность на митинг. Говорят, были на нём даже те самые пионеры, которые сажали деревья вдоль улицы Шмидта, из-за которых это место стало зваться Пи­онерским парком.

***

Их, активистов в защиту зелёных насаждений, прозвали в Интернете кучкой ретроградов, противящихся всему новому. А им досадно, что о них надумывают, будто им деревья дороже детей. Они пришли во всеуслышание объясниться и привлечь единомышленников. Однако ровного доклада не получилось. Мнения разделились, но к микрофону допускались только прошедшие через организаторский фильтр.

Мембраны настраивал Иван Чернявский. Говорил безэмоционально и долго. Очень долго.

«Строгий архитектурный ансамбль улицы Пушкина построен неглупыми людьми»; «Он, как и Парковая, потеряет градостроительный смысл»; «Дети по пути в седьмую школу будут переходить интенсивную дорогу»; «Погибшие яблони и вишни на Пушкина надо заменить на молодые деревья, а не на торговые павильоны»; «Ярмарочные палатки жителям улицы Пушкина не нужны: у них и так первые этажи отобрали под магазины»…

Стоп! Вот как приходит понимание, откуда у доброй, в общем-то, идеи сохранить исторический облик улицы находятся состязатели-антагонисты. «Жителям улицы Пушкина не нужны»… Но проект-то разрабатывается в интересах жителей всего города, а не отдельной улицы! Вот почему даже неотбиваемые на первый взгляд аргументы встречали не всеобщую, а кучковатую поддержку.

Берём первые этажи, якобы отобранные под магазины. Но для насельников этих самых первых этажей – дело благое! Неспокойно человеку жить на первом этаже, а бывает, и скверно, и тягостно. Да к тому же решётки, как в тюрьме.  Это я как семь лет жившая на первом говорю. Все уличные ротозеи в твоих окнах. Никакие кустарники-палисадники не спасают. Ни форточку не распахнуть, отлучаясь на полдня, ни в неглиже в жаркий день не остаться. Хочешь не хочешь  – ходи в майке и шортах. Но даже в летние солнечные дни на первых этажах обычно холодно. И смеркается рано. В новостройках первые этажи позиционируются как нежилые помещения. Если и в старых домах есть возможность сделать так же, этому лучше радоваться, чем осуждать.

***

И так – по многим пунктам программы защитников улицы Пушкина и Пионерского парка.

– Пионерский парк в нашей семье зовут шмидтовским лугом, – говорит И. Чернявский. – Зимой там снежная горка. Летом шашлыки. Дети гуляют.

– Сейчас я шла на собрание именно сквозь Пионерский парк, – скажет допущенная к микрофону самим и. о. главы городского округа Сергеем Гореловым щелковчанка Екатерина Агеева. – Нет там детей. Там шприцы и наркоманы. Шашлычники давно не вызывают всеобщего одобрения. Школа, возведённая на этом месте, положения не ухудшит. Будет обихоженная территория, а не то, что мы видим сейчас под ногами.

– Под ногами каждый видит то, чем наполнен его внутренний мир, – ответит Ирина Довгаль.

Жаль, что я это услышала.

Агееву, повторюсь, к микрофону пригласил сам глава. А остальные желающие высказаться в разрез с лозунгами повестки к микрофону не допускались. Вот и выясняется: мы горазды ругать администрацию за то и за это, за стёртые комментарии и заблокированные вопросы, но случись нам, народным представителям, оказаться у руля мероприятия, так ведём себя один в один административно.

– Школа, которую планируют возвести на месте Пионерского парка, будет деревенского размера: 275 мест, – объясняет И. Чернявский. – Она не решит проблемы переполненности седьмого лицея. И проблему не исчерпаем, и деревья погубим. У меня у самого двое детей, и учатся они в разные смены.

– Мазохист? – слышится из толпы.

– Улица Пушкина – это одно, но школа до восьми вечера – это другое, – раздаётся ещё. – Школа-то нужна.

– Я очень хочу выйти на работу, но не могу: у меня дети учатся в разные смены.

Слышат ли это организаторы? Я, корреспондентка, слышу. И считаю неправильным отразить только гринписовскую позицию, умолчав о тех, кто согласен, по совету бывшего главы Алексея Валова, привыкать к новой логистике. И даже не просто согласен, а хочет этого.

– Школу надо строить в Жегалове, в Щёлкове-­7, на Дальнем Воронке, – советуют организаторы.

– Но я не поведу своего ребёнка на Воронок, если живу на Шмидта, – пытается парировать щелковчанин Александр Воеводин.

– Туда поведут своих детей воронковские. Вашим детям место автоматически высвободится.

– А вы не допускаете мысли, что я вожу ребёнка в лицей не потому, что он ближе к дому, а потому, что он лицей? И если мне на Воронке возведут школу под окнами, всё равно поведу ребёнка в седьмую, – подправляет мысль уже другой щелковчанин.

Жители хотят школу в центре города.

И команда Чернявского предлагает:

– Давайте построим школу на месте «Дома на набережной». Этот недострой уродует город. Он стоит десять лет, и всем понятно, что достроен не будет. Никакой инвестор на него не придёт. А если придёт, то ему нужно будет в благодарность подарить полгорода. Согласны мы на такое? Нет! Так что недострой надо снести и выстроить на его месте не сельскую школу, а настоящую: на тысячу учеников. Дом творчества поставить рядом, а в нём открыть кружок робототехники.

«Да, это радикальное решение, ­ накаляет обстановку Чернявский, – но время полумер прошло. Если мы хотим благоустраивать, надо думать радикально».

– Благоустройство – от слова «благо», – будут говорить две Ирины: Довгаль и Милованова.

С отринутым ими же благом для жителей первых этажей вроде разобрались. Но нависла другая угроза. Защитники лип и ясеней её совсем не чувствуют.

А я как обманутая дольщица ЖК «Литвиново-сити» в Трубинском сельском поселении стою записываю ход митинга и уже предвижу собрание: берут мои земляки – всё коренные, с болящими за природу душами щелковчане-литвиновцы – колонки-микрофоны, рисуют правильные плакаты, заручаются поддержкой КПРФ в виде повязанного красным лоскутом на локте депутата Сергея Варгузова и на полном серьёзе предлагают: «Давайте недострой “Литвиново-сити”, который занимает больше площади, чем “Дом на набережной”, снесём и на его месте выстроим бассейн. Мы же понимаем, что никакой инвестор на ЖК не придёт. Недострой пять лет уродует Фряновское шоссе, по которому сам Воробьёв, глядишь, поедет во Фряново, а Медведев – во Владимирскую область. Мы же понимаем: чтобы его достроить, надо будет подарить инвестору полрайона. Хотим мы этого? Нет! Поэтому снесём, построим бассейн, теннисный корт и – о! – сноубордическую трассу! И рабочие места, и приток туристов-лыжников. Время полумер прошло. Пора принимать кардинальные».

Я понимаю, что ЖК «Литвиново-сити» достроен не будет.

Но я не умею понять, как можно восьмистам обманутым дольщикам объявить, что недострой лучше уже снести и отдать территорию под другую, пусть и социальную застройку.

Вот и с «Домом на набережной», у которого тоже есть дольщики и степень готовности куда выше литвиновской, такая же картина. Дом – это не только зияющие окна. Это обездоленные люди, которым и высказаться-то не дают: тема обманутых дольщиков замалчивается, публикации об их мытарствах отменяются, митинги блокируются внезапным проведением на их месте парада любителей фантиков.

Организаторы митинга словно забыли, что дома – это людские судьбы. Ведь про свои­-то дома, что на Пушкина, они именно так и говорят. Чему же тогда удивляются, не встречая безусловной поддержки?

***

Да, собравшиеся аплодировали, когда в микрофон доносилось: «Нам не нужны инвесторы! Нам нужны трава и деревья!» Ещё бы, ведь только что было оглашено, что в порубочном билете значатся 1 690 американских клёнов, сгубленных вдоль новой набережной по Шмидта.

Но народ аплодировал, и когда услышал от С. Горелова, что одиннадцатого  мая в рамках акции «Лес Победы» подготовлены к высадке вдоль этой самой набережной  3 300 саженцев.

«Мы придём всей семьёй! Мы за! Мы посадим!» – волновался парк.

Вдобавок и. о. главы уточнил, что ростки диаметром четыре сантиметра в порубочном билете значатся как деревья. Отсюда пугающее число: 1 690. Но взрослых-то деревьев там было менее полусотни.

– Вырубят Пионерский парк, и получится ещё одно плиточное пространство, которое, как и набережная вдоль Шмидта, никому не нужно, – усиливал микрофон.

Раньше вдоль берега тянулись разноствольные заросли, кустарниковые, непроглядные, бездорожные. Там было страшно. И потому безлюдно. А теперь набережная в любой день и час – с гуляющими.

***

И меркнут доводы защитников.

Мне и самой жаль, что это так. Куда приятнее написать материал в поддержку и получать, пусть и редкие, похлопыванья по плечу, мол, мы рады, что митингуем не только в парке, но и на ваших страницах. Потому как оно, когда в прессе-то, навсегда остаётся.

Но я не могу позволить себе не заметить массы людей, которая пришла заявить, что набережную сделали отлично, и школа просится быть возведённой, и улицу Пушкина улучшить можно – пусть и по-французски, с лоточниками.

Развяжут по уму скопление транспорта у платформы «Воронок» и высадят деревья в школьном саду. А киоски на богатом народом пути пусть будут. Только бы с разными товарами.

Но митингующие хотят лавочек, фонарей и лип.

Липы, заверил С. Горелов, высадят. Лавочки поставят. Фонари засветят. Плитку обновят.

Всё обсуждаемое – пока проект, Главархитектурой ещё не утверждённый. Администрация вольна сказать инвестору, что передумала привлекать его, что станет искать средства из налоговых поступлений. То есть дело не сдвинется никогда.

Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.