Моралисты дружат против

« Назад

Моралисты дружат против 17.06.2019 14:25

Коллегия по жалобам на прессу, узнав, что газету «Моя страна» выпускают анонимы, используя имя умершего полтора года назад главного редактора, месяц думала и наконец прислала ответ: ну и что?

 

Сокрушительная история о том, как можно выпускать «свободную прессу», не сообщив читателям о смерти главреда, рассказана мной в восемнадцатом номере «Впрямь» в статье «Крушила». Сейчас понимаю, что назвать её следовало «Крушилы» – по числу портретов этих самых крушил, в статье приведённых: биокомбинатовки Галины Молчановой, покойного Алексея Суслова (взявшего псевдоним Александр Афонасьев) из смоленской Сычёвки и его смоленской вдовы из деревни Соколино 73-­летней Аллы Сёминой (тоже псевдонимящей как Александра Сковородкина). Крушили сычёвые смоляне-соколяне доверие к власти в посёлке Биокомбината подмосковного Лосино-Петровского. А топор и секиру брали у Молчановой.

Руководствуясь Кодексом профессиональной этики Союза журналистов России, согласно которому журналист обязан разоблачать неэтичную практику со стороны журналистов и СМИ, я попросила Коллегию дать оценку работе редакции общероссийской газеты «Моя страна».

И получила ответ: «Коллегия, как Вам известно, не занимается самостоятельными расследованиями и не проверяет СМИ… на соответствие российскому законодательству». Нет, этого мне известно не было и стало новостью: на соответствие законодательству проверки в Коллегии нет. А на что же она проверяет? Исключительно на вшивость?

Так о ней я тоже посигналила. Обратившаяся в Коллегию Молчанова лжёт, что не судима. Она судима и освобождена от наказания по амнистии, тогда как единственным достойным выходом из уголовного преследования является короткое «оправдана». Лжёт она и об остальных, менее значимых в сравнении с этим обстоятельствах. 

На ложь Молчановой опирается эксперт Коллегии Светлана Шайхитдинова. В соответствии с законодательством решение, основанное на лживых измышлениях, считается ничтожным и подлежит вычёркиванию из реестров. В соответствии с здравым смыслом, замечу особо, вообще-то, происходит всё то же.

Но Коллегия отвечает: ну подписывает умерший главный редактор номер в печать – и чего? Мы всё уже решили. Так не так – перетакивать не будем.

В этом вся цена установленным ею же моральным принципам и медиаэтическим стандартам.

***

Потому и сами обращанты туда ведут себя похоже.

Вот набившая оскомину Молчанова (простите, читатели, но тратить печатное место на неё пока будем – иначе она «пустит нас в расход» «по всем правилам войны и науки»*)) подписывает моральное обязательство не использовать в суде и иных органах государственной власти материалы, добытые при рассмотрении спора в Коллегии. И тут же рассылает их по всем министерствам и ведомствам.

Моральными обязательствами перед Коллегией пренебрегла и загорянская 80-­летняя артистка Тамара Селезнёва. Она готовно явилась в щёлковский суд по приглашению незнакомой ей Светланы Дробышевой (см. в прошлом номере «На щите и вернулась». – Ред.), чтобы свидетельствовать по делу, её не касающемуся. В качестве свидетельницы суд Селезнёву не принял, потому что по закону оскорбиться за Дробышеву может только Дробышева, но не Селезнёва. Неталантливо отсидела она в коридоре суда: и Дробышевой, о которой до той поры не слыхивала, не помогла, и в своём легкомысленном отношении к моральным обязательствам расписалась. Вот что делает с артистками жажда дружить против.

Коллегия, как я теперь понимаю, в одном из пунктов своего соглашения с сторонами просит их нигде не использовать её выводов, а вторым указывает, что сами по себе они не влекут дисциплинарной и любой другой ответственности, потому что не занимается она «соответствием российскому законодательству».  То есть знает цену своим прибауткам.

«То, что́ Вы написали о газете “Моя страна”… нельзя истолковать иначе, как информацию, по принадлежности относящуюся к Роскомнадзору. Куда Вам <…> и есть резон с вопросами (правовыми, не этическими) обратиться», – посоветовал мне Ю. Казаков, сопредседатель.

Ну, в Роскомнадзор – значит, в Роскомнадзор. Вот славы-то Сковородкиной будет! От Москвы до самой до Сычёвки.

Не то что у Селезнёвой. Подумаешь, эка беда: вся Загорянка узнает, как она моральные обязательства сначала даёт, а потом делает вид, что, как давала, не помнит. Зато цель-то какая: досадить главному редактору «Впрямь»!

Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
корр. «Впрямь».
_______________________
*) Цитаты из писем и статей, присылаемых Молчановой в редакцию.