Кучка не собрание, или Кавалькада «Каскада»

Главная \ Редакция \ Юлия ВЕЛЬМОЖИНА \ Статьи Юлии ВЕЛЬМОЖИНОЙ \ Кучка не собрание, или Кавалькада «Каскада»
« Назад

Кучка не собрание, или Кавалькада «Каскада» 24.06.2019 15:15

Предприниматели Виталий ОЛЬКИН и Дмитрий БОБРОВИЦКИЙ, специализирующиеся на открытии управляющих компаний для обслуживания десятиподъездного десятиэтажного дома на Центральной, 9 в Щёлкове, не смогли доказать в суде, что проведённое ими по собственным же выборам собрание жильцов законно.

 

Не умеют или не хотят граждане-предприниматели работать так, чтобы о них не было повода рассказывать прессе неприглядное. Время от времени внутри-управляшкины дела то тут, то там завыпрашиваются наружу. То УК «Продвижение-регион» чего-нибудь отчубучит, то УК «Каскад» проведёт собрание, не влезающее ни в какие рамки… закона. И ваше счастье, уважаемые читатели, если с первых слов не понимаете каламбура. Дело в том, что в «Продвижении-регион» и «Каскаде» одно и то же руководство. Когда «Продвижение» банкротнулось и девятый дом на Центральной остался беспризорным, – вскорости заявился проситься управлять им «Каскад», открытый теми же бизнесменами, что только-только пережили ликвидацию, в смысле смерть, своего предпринимательского детища. Оно загибло из-за долгов жителей по квартплате, утверждали начальники. Дом большущий, платят единицы и не в число, «Продвижение» ждало-ждало взносов, но  дальше дела о банкротстве не продвинулось. А его руководители Олькин с Бобровицким не придумали ничего уместнее, чем открыть новую УК и зайти с нею к тем же самым жильцам, которые обрекли их прежнюю УК на банкротство.

Это как если бы муж развёлся с женой не по той причине, что она его не устраивает, а потому что отношения с тестем и тещёй у мужичка не сложились. Развёлся… а через три месяца явился свататься к их второй дочери: «Возьмите меня опять в семью, а? Мне у вас шибко нравится, а что вы денег за квартиру не платите, я об такой ерунде уже и не помню».

***

Шутки шутками, но когда по осени газета «Впрямь» рассказала эту душещипательную историю, в которой Олькин с Бобровицким, создавая УК, не мыслят своего существования без девятого дома (см. № 42/2018: «Узкое место длинного дома». – Ред.), то получила судебный иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. В нём Бобровицкий с Олькиным пожаловались на бессонницу и спросили миллион рублей с меня, нашей газеты и двух жилиц: Татьяны Белухиной и Елены Сакуновой. Пытались объяснить суду, что не спится им не потому, что у них предприятия одно за другим открываются и загибаются, а потому, что газета об этом пишет. Щёлковский городской суд умаления их чести и тем более достоинства не обнаружил. В удовлетворении требований отказал*). И приступил к другой судебной истории, спровоцированной «Каскадом».

***

Щелковчанка Елена Николаевна Сакунова попросила суд помочь выяснить, что за собрание провёл «Каскад» в их доме, легитимно ли оно, справедливо ли, что дом опять под Олькиным с Бобровицким. И суд разобрался.

Согласно Жилищному кодексу, общедомовое собрание не развлечение на досуге, а режимное мероприятие, орган по управлению общедомовым имуществом. Как совет директоров в госкорпорации. Его решения – дело непустяковое. Документ! И чтобы он считался действительным, согласовать его должен 51 процент от собственников жилья. Не нанимателей, не ещё каких постояльцев, а именно собственников.

Е. Сакунова получила в Госжилинспекции протокол того собрания. Оно было очно-заочным, проводилось с двадцать седьмого апреля по восьмое мая, а девятнадцатого мая протокол был составлен и отправлен в Госжилинспекцию. Однако решение по нём ГЖИ вынесла аж первого ноября. Сообщила жителям, что их управляющая компания – «Каскад». Для многих, видевших в те майские праздники, что собрания никакого не состоялось, так, потолклись у подъезда, перетёрли, что Олькина с Бобровицким пускать на дом снова как-то не комильфо, – появление «Каскала», записанного в платёжке как управляющая компания, стало сюрпризом. Держали бы тогда в управоготовности «Продвижение». Чего было мудрить с «Каскадом»? Жили до ноября в спокое, а теперь получили платёжки, в которых русским по белому: «Здрасти! Поздравим нас друг с другом».

Жильцы, пропустившие, как это Олькин с Бобровицким стали их новыми старыми боссами, делегировали Сакунову в суд. Иск был подан к организаторам собрания – жильцам дома Юрию Лаврёнову, Татьяне Рахмановой и к самой УК «Каскад».

Эх, надо ли будет ещё что-то добавлять к тому, что от лица «Каскада» выступал в суде Олькин, а от лица жильца Лаврёнова… тоже Олькин? Житель дома оформил доверенность на руководителя управляющей компании, протокол которой его соседи пришли оспаривать. Такие высокие отношения. Отметим для подробности, что Рахманова в суд не являлась. А вот заверять общедомовые протоколы она приходит всегда. В качестве самой на доме старшей.

***

В ходе исследования материалов дела стало очевидным: протокол составлен с недопустимыми нарушениями. Перечислю некоторые: в голосовании принимали участие не те люди, которые значатся собственниками помещений; площадь квартир указывали большую, чем есть на самом деле, ведь по ней считается процент голосов; голосовали дважды от своего имени или от имени не достигшего совершеннолетия ребёнка; голосовали «за» по всем вопросам повестки, даже взаимоисключающим, – и такие голоса были засчитаны «Каскадом» в пользу «Каскада»; прикладывали даже протоколы от других собраний с отметками «да, согласен». Всё свалили в кучу. ГЖИ всё понравилось. Но суд разобрался.

И какую проделал работу! Всё-всё при взвешивании обстоятельств дела перечислил: вот голосует Анна Ехина, а должна бы Татьяна Невзорова; вот голосует Гусева, а должна бы Бурцева; вот Андреева, а должен бы Михайлов… Вот квартира голосует «за» целиком как трёхкомнатная, но у собственника в праве лишь одна четвёртая. Остальные не участвовали, но посчитаны как согласные на «Каскад». И таких квартир не три ли десятка. Вот квартира ставит галочки во всех возможных бюллетеневых окошках: «за», «против», «воздержался». Но подсчитана как согласившаяся. И таких – несколько. Вот голосуют девочка Лиза и девочка Соня. Лет им столько, что они пока могут выбирать только фею Винкс, а поди ж ты: выбирают «Каскад» на общем собрании дома. Восемьдесят две квартиры повели себя подобным образом. Суд, изучив все листы протокола, разглядел и подтасовки. Как при таком собрании отказать жильцам в удовлетворении требований признать собрание нелегитимным?

От своего имени и от имени Лаврёнова Олькин смог найти только одно возражение: а вообще-то, Сакунова опоздала, упустила процессуальные сроки. И нечего теперь пересчитывать решённое. Он считал их с два­дцать седьмого апреля. А суд – с первого ноября, дня регистрации УК в путевом листе дома № 9 Центральной улицы, что составляет Госжилинспекция. И полгода на обжалование к весне ещё не вышло.

Решение собрания, очно-заочно проведённого Лаврёновым и Рахмановой, признано недействительным. Это значит, не выбирали жители УК «Каскад». Она сама пришла. Глядишь, не задержится.

Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.

___________________________

*) См. «Впрямь» № 4/2019: «Уточнения – каскадом»; № 7/2019: «Истцы-беглецы»; № 9/2019: «Разглядывание кроссвордов завершено».