Коровин при службе озеленения и передержки

Главная \ Редакция \ Юлия ВЕЛЬМОЖИНА \ Статьи Юлии ВЕЛЬМОЖИНОЙ \ Коровин при службе озеленения и передержки
« Назад

Коровин при службе озеленения и передержки 23.03.2018 18:37

«Когда ДЕЗ ЖКХ банкротили, то мы забрали эту технику, чтобы она не ушла за долги, и передали её в Службу озеленения и благоустройства. Теперь отдаём другой муниципальной управляющей компании: ДЕЗ ЖКУ», – сказал  Коровин на сороковом заседании Совета (см. в прошлом номере «Совет дел». – Ю. В.). И поразил меня. В самое сердце.

IMG_1604-13-03-18-03-30Он вслух как о верном высказался о том пути решения, которое в приличном обществе, в правовом государстве нельзя считать допустимым. Высказался ни много ни мало на Совете депутатов; иными словами, предложил поступать так каждому, кто столкнётся с проблемой банкротства.

Поясним.

Банкротами становятся предприятия, которые перестают платить по счетам. У них вдруг не оказывается денег, чтобы выплатить зарплату сотрудникам, рассчитаться за коммунальные услуги, провести налоговые платежи. А денег на необходимое, общеизвестно, чаще всего недостаёт тем, кто нецелево, направо и налево, как своими, распоряжался ими.

И накрывают их долги, долги, долги. Четырёхтомный словарь русского языка даёт простое и понятное толкование: долг – 1) обязанность перед кем­то; 2) то, что взято заимообразно. То, что требуется отдать.

Значит, долг предприятия – это заработанные, но не полученные его служащими деньги. Это истраченные на подогрев рабочих мест тепло и свет, доставленная в них вода и исправная, простите за по­дробности, канализация, но и за них предприятие не расплатилось.

И вот муниципальное госучреждение (не частная лавочка, сколоченная ради кривой прибыли) ДЕЗ ЖКХ накопило долгов. То есть долго не оплачивало коммунальные услуги (и хорошо, если свои, а если наши, деньги за которые щелковчане доверили перевести в ресурсоснабжающие организации?). Возможно, оно утаило от государства налоги – и такое меж банкротами случается. А главное – долго не платило работникам зарплату и их семьи терпели нужду. Но, живя стеснённо, пока работодателю трудно, всё ж таки уповали на начальство, которое выкрутится, сдюжит, – и предприятие окрепнет и расплатится.

И начальство выкрутилось. Вместо того чтобы собрать все имущественные крохи и любыми способами выручить денег для покрытия долгов перед народом и городом, а уж потом с бездолговой совестью самоликвидироваться, ДЕЗ ЖКХ, оказывается, спрятала технику, «чтобы она не ушла за долги». Спрятала в Службе озеленения и благоустройства. И когда живым людям объявили, что о неполученных деньгах надо забыть, потому что спросить их по закону с момента оглашения банкротства не с кого, – Коровин технику достал и возвернул.Под молчаливое одобрение остальных депутатов горсовета. Никто из них не произнёс, что стыдно прятать имущество, выручкой от реализации которого можно было рассчитаться с обманутыми сотрудниками или поставщиками. Помогая муниципальному учреждению спрятаться от долгов, а не расплатиться по ним, горсовет и себе нанёс имиджевое ранение.

Не удивлюсь, если ДЕЗ ЖКУ, возникшая на подмену банкроту ДЕЗ ЖКХ, тоже забудет о долгах (читай по словарю – об обязанностях) и масштабы забывания окажутся внушительнее. Накопив невыплаченного, дез­директор пригонит технику к депутату Коровину на передержку. А тот воодушевлённо расскажет, как помог гражданину руководителю госпредприятия оставить простаков­сотрудников без денег и чуток недодать налоговой.

Если об этом, не получая ни прикорота, ни хотя бы осуждения, на Совете депутатов докладывать, чем тогда отличается народно избранный слуга законодательных норм и правил от мошенника, затевающего пирамиду не ради строительства, а лишь разрушения – и жизни человеческой, и веры в человека? Морально­этическое банкротство депутата Коровина всё очевиднее с каждым сроком его депутатского переизбрания.

 Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
 корр. «Впрямь».
Щёлково.