Истцы-беглецы

« Назад

Истцы-беглецы 05.03.2019 18:28

С ноября прошлого года в производстве Щёлковского городского суда находится дело по взысканию с газеты «Впрямь» компенсации морального вреда. О ней, а также о защите своих чести и достоинства суд попросили предприниматели Виталий Олькин и Дмитрий Бобровицкий, когда-то руководители управляющей компании «Продвижение-регион», а нынче первые лица в УК «Каскад». Но истёк февраль года нового, а приступить к разбору дела по существу суд так и не смог, потому что истец В. Олькин из заседания в заседание является не на судебные прения, а чтобы уточнить исковое заявление.  Всё уточняет и уточняет: детализирует, конкретизирует, прецизирует, специфицирует, рассыпает точки над i…

***

Трёх месяцев и письменных возражений газеты, которыми руководствуется Олькин, пока хватило, например, на такие уточнения: вместо «наши честь и достоинство, на которые я имею право» теперь читаем «наши честь и достоинство, на которые мы имею право». Что ж, ещё одно заседание – и, глядишь, уточнение с правами уточнится окончательно.IMG-20190227-WA0011_

«14.11.2020 года, – приступали истцы к изложению своей правовой позиции спервоначалу, в ноябре, – в еженедельной районной газете “Впрямь” была опубликована…» Двадцатого года? Притом, что в день подачи иска на дворе был восемнадцатый.

Теперь принесли в суд поправленное: «18.11.2019-­го…» Оно, восемнадцатое-то ноября, в девятнадцатом году тоже вроде как ещё не наступило. Зато на следующем заседании опять есть повод приносить уточнения.

Удивительно, на что иные истцы тратят золотое процессуальное время! Сами погрузили газету в судебную тяжбу, и сами же медлят распутать узел противоречий. Согласитесь, подобный стиль поведения – оттягивание разбирательства под незначительным предлогом – характерен скорее для насквозь виноватых ответчиков. Но никак не для истцов, которые «испытали физические и моральные страдания в форме бессонницы», оцениваемые ими на первой странице иска в десять миллионов рублей, а на последней по-прежнему в один. Да-да, технических, как они говорят, ошибок Олькин с Бобровицким нароняли столько, что науточняются ещё всласть.

***

В то время как редакции куда важнее уточнить совсем другое. «Я хотела просить суд проверить, – рассказывала я читателям в четвёртом номере «Впрямь» о ходе этого резонансного дела, – действительно ли у Олькина с Бобровицким есть дети – ученики местных школ и в том ли они возрасте, когда интересно обсуждать статьи в общественно-политических газетах, ведь именно необходимостью оправдываться перед их одноклассниками и учителями обоснована ими величина компенсации». И надо же: в уточнённом исковом заявлении строка «высказывания ответчиков стали достоянием наших детей, которым сообщили в школе одноклассники» – исчезла.

Зато появились в качестве приложения выписки из Единого госреестра юридических лиц о фирмах, которые сути спора не составляют. Олькин с Бобровицким оскорбились статьёй «Узкое место длинного дома», посвящённой деятельности созданных ими УК «Продвижение-регион» и УК «Каскад», а в суд теперь носят распечатки хода ликвидации других своих контор: ООО «Долг реал», ООО «ДЕЗ-сервис», ООО «Фуд-машпром». Зачем-то просят суд учесть, что «все организации прекратили свою существование, не действующие». «Никакого банкротства и неоплаченных долгов за организациями нет», – пишут они.

Притом, что «ДЕЗ-сервис» ликвидирован по заявлению конкурсного управляющего, а без банкротства, как известно, конкурсные управляющие не появляются.

Но дело не в них, фирмах, ликвидированных без долгов.

Дело по-прежнему в УК «Продвижение-регион», которая вовсю банкротится. Шесть исполнительных производств с непогашенной задолженностью в два с половиной миллиона рублей числятся за ней и не делают чести своим руководителям. Сами долги не делают чести. Но Олькин с Бобровицким считают, что не долги, а публикация о них в СМИ.

Похожие процессы у газетчиков не редкость: то и дело судебная практика пополняется сообщениями типа «Писатель N воровал чужие тексты, а теперь спрашивает 400 тысяч с газеты, которая об этом написала».

В наших краях пятьсот тысяч с газеты спрашивают Олькин и Бобровицкий, собственноручно подавшие заявление на банкротство своей первой УК, а во второй тоже успевшие накопить полмиллиона рублей долгу, – за то, что газета об этом написала.

***

Хотят того Бобровицкий с Олькиным или очень хотят, но от заседания к заседанию даже при их пассивном, противоестественном для истцов поведении всё равно вскрываются всё новые подробности.

Так, за те же четыре месяца, что мы в Щёлковском суде никак не можем подойти к началу заседаний, в Арбитражном суде Московской области успели разверстаться куда более динамичные события. Поясню: двенадцатого февраля Щёлковский водоканал, в октябре отсудивший у УК «Каскад» 920 тысяч рублей за неисполнение обязательств, вдруг вышел с отказом от иска и просьбой отменить решение суда, которое было в его пользу. Производство по делу прекращено. Взыскивать долг, который суд счёл обоснованным и законным, Водоканал с «Каскада» не будет.

Размер долга в связи с этим отказом у «Каскада», конечно, стал меньше, но он всё равно есть – как и в прошлый раз подозрительно похожий на тот, что предприниматели придумали взыскать с газеты.

Заметим, с четырнадцатого февраля у «Каскада» новый директор: Александр Зудов. Может быть, он добавит в «Руспрофайл» сведения о лицензии организации, а то портал рапортует, что таких сведений у него нет. Между тем организации два года. Впрочем, о чём я? УК «Продвижение-регион» уже ступила на путь ликвидации, а сведений о её лицензии на ведущем госпортале юридических лиц так и нет.

Другим занимается руководство.

***

Из заседания в заседание я прихожу в суд говорить о том же, о чём писала: о долгах контор Олькина и Бобровицкого. Они же представляют суду на изучение выписки о том, где у них долгов нет, делая вид, что не понимают: ООО «Фуд-машпром» и оставшиеся не подспорье для спасения репутации «Продвижения» и «Каскада».

Попытка очередного заседания назначена на двенадцатое марта.

Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
корр. «Впрямь».