Дотрёпка нервов

« Назад

Дотрёпка нервов 23.11.2017 21:07

Оболдинские обалдевания

 Из села Оболдина с населением в триста двадцать человек стало проливаться беспокойство: в малоэтажном квартале жить по­человечески всё труднее. А выживать – милости просим! И это на Радужной­то улице.

Жители малоэтажной застройки жалуются главе Щёлковского района Алексею Валову на странности в ведении дел их управляющей компании «Комфорт». Глава отвечает интеллигентно:

«В вашем частном посёлке действительно сложилась непростая ситуация».

Но в том­то и суть, что посёлок не частный. Даже если отстроила его негосударственная компания (государственных компаний на строительном рынке сейчас нет), он находится в ведении администрации городского поселения Загорянский. А спросить, почему так вышло, что жилые дома принимаются на баланс поселения без коммуникаций, оказывается, не с кого.

Жители Радужной улицы сигнализируют, что УК «Комфорт» заходит управлять домами, не спрашивая ничьего согласия. На номинальных собраниях по её выбору присутствует два­три собственника жилья.

«Проблемы с ужасной железистой водой, парковкой, освещением не решаются годами, а только проводятся пустые совещания в администрации Загорянки. Сначала это было под руководством Назарова, теперь новая дама: Перемышленникова», – по­народному жалуются они.

Терпение оболдинцев с Радужной лопнуло, когда стало известно, что единственную парковку близ их домов УК «Комфорт» собралась переоборудовать в платную.

«Именно администрацией Загорянки когда­то был принят проект застройки малоэтажки на Радужной, в котором чёрным по белому было написано, что эта парковка станет частью нашего посёлка. Теперь Загорянка пытается распорядиться этой землёй не для решения проблем жителей, а для очередного обогащения чьего­то кармана», – удивляются граждане.

«Боюсь, что единственный выход, – судебные инстанции. Свяжусь с местной администрацией дополнительно для разъяснения», – отвечает им аккаунт Алексея Валова соцсети «В контакте».

Оболдинцы обалдевают: администрация большого района вот так вот запросто предлагает им судиться с администрацией поселения, в котором им довелось жить. Маленького человека вынуждает сражаться с административной машиной. Надо же, как по­разному людьми и чиновниками понимается первый из семи принципов губернатора Воробьёва: «Житель всегда прав». Такое впечатление, что у чиновников в кабинетах повешен вариант с припискою: «Прав? А теперь иди и докажи это в суде!»

Люди по простоте душевной ведь как думают: есть администрация высокая, а есть пониже. Высокая потому так называется, что её задача – следить, как на местах справляются её меньшие братья­администрации, и помогать, коли что, направлять, содействовать, не допускать, контролировать… А на деле выходит, что эта самая большая­высокая власть берёт и говорит: а идите­ка вы в суд отстаивать своё право на то, чт€о любая администрация обещает вам на каждых выборах.

«У нас плохая вода, – жалуются оболдинцы. – Из­за отсутствия освещения этим летом в нашем маленьком посёлке произошло убийство и несколько краж. К нам не ездит МЧС, потому как боится, что если нечаянно испортит или вскроет наши коммуникации, принадлежащие “Комфорту”, то получит за это судебный иск. В результате в экстренной ситуации помощи нам нет».

«К сожалению, жители так стремятся купить квартиры по низким ценам, что не смотрят всю документацию, – отвечает им аккаунт главы. – Сейчас мы ведём работу по признанию сетей бесхозными для последующей передачи на наш уровень. Аналогично с освещением».

И это такая грустная грусть, что увы и ах! Оказывается, на что ни обрати её внимание, у власти нынче один ответ: сами дураки, гоняетесь за дешевизной. И творится дотрёпка людских нервов.

«Я данный объект не принимал, и если у вас есть иная информация – представьте. Всё зависит от желания изучать объект, в котором вы приобретаете жильё», – от таких ответов людей при полномочиях выключается свет в государстве.

То есть власть позволяет частным предпринимателям возводить жилые кварталы, в которые предлагает народу заселиться, а когда тот смеет сказать, мол, кое­­что тут не по уму, парирует: Я данный объект не принимала… А кто его принимал? Ах, батенька N!.. Дык мы ему уже жалились, он сказал, не знает, чьё это, переделывать не собирается, поэтому мы – к вам. А вы нас в заработанное и приобретённое – носом: дешёвку купили, нитки, которыми шито, плохо рассматривали.

Люди же искренне думают, что нитки и прочие важные скрепы власть сама проверяет при таком­то количестве комитетов. Не станет же она разрешать шить рваниной, чтобы потом всучить это своему народу: потребляйте, земляки, не брезговайте! А власти всё над нами, дураками, хохо­чется: почему не проверили, чьи под вашим домом сети?

Да мысли нет проверять это потому что! Ведь это всё равно что пациенту пломбировочный материал из рук стоматолога брать и нести на экспертизу, а потом уж решать, позволять ли им кариес залечивать. Нету мысли проверять за властью крепкой, высоконравственной и уважающей народ России, уточняла ли она, по чьим трубам потечёт вода, перед тем, как оставить граждан с этими трубами один на один. Неужели ж власть у нас на то, чтобы вместо строго контроля и ориентированности во всём мы от неё слышали: «Я это не принимала. Всё зависит от желания изучать объект»?!

Ох, за границей об этом не рассказывайте. Право слово, за державу неловко.

 Дешевле – но без охраны

 И главное, все эти доводы про низкую цену и неразборчивость в покупательских связях говорит та самая власть, которая тоже связана по рукам и ногам обязанностью выбирать, где дешевле. Я говорю про 44­й федеральный закон «О госзакупках», по которому ремонтировать подъезд и крыть крышу будет та организация, чьи услуги на аукционе окажутся дешевле, кормить школяров будет тот ИП, чьи поставки не влетят в копеечку, и среди застройщиков власть выберет того, который за работу спросит меньше всех. Даже если мост, возведённый им, рухнет!

Фрязинские школы, например, в этом учебном году остались без охраны. Там, в наукограде, ЧОПы (частные охранные предприятия) повыигрывали тендеры, а первого января – в ежегодный день смены исполнителя услуги по аукциону – выходить на работу оказалось некому. Вскрылась картина: тендер повсешкольно достался тем, у кого ни сотрудников, ни обмундирования, ни зарплатного капитала в достаточном количестве – только красная цена на аукционе. Теперь весь календарный год директора ходят совещаться в администрацию города, мол, выбрать ЧОП, сотрудников которого мы знали, доверяли им, с которым сработались, мы не могли, потому что новый вдруг взял и заявился на три рубля дешевле.  И мы обязаны выбрать его, не считаясь с его профессиональной подготовкой и готовностью оказывать услуги. Как так получилось­то?

Власть разводит руками. Новый аукционный срок на носу. Кто выиграет право охранять ребятишек? А тот, кто выиграет, придёт ли охранять?

***

Так власть, по закону выбирая дешёвое, даже не взглянув, качественное ли оно, без стеснения корит народ, и впрямь иногда покупающий не самое дорогое просто потому, что на дорогое у народа нет денег. В таких реалиях до взаимопонимания как до Луны и обратно, до взаимопомощи – не ближе. 

Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
корр. «Впрямь».
Оболдино Фрязино.