ЦУ от парксовета

« Назад

ЦУ от парксовета 16.09.2019 13:53

Исполняющий обязанности главы городского округа Щёлково Сергей ГОРЕЛОВ созвал воронковцев на встречу. Назначил её в Щёлковском городском парке. А парктакое место: ждёшь одних, а приходят все.

Вопросы всех в отведённое время не поместились. Отдержав вскинутой вверх руку больше часа, некоторые так и ушли невыслушанными. А те, которым повезло завладеть микрофоном, спрашивали вот о чём. 
Сроки, завтраки,
госэкспертиза

Дороги не чищены, улицы не метёны, мусорные площадки благоухают, дворы в сухих кустах. Кто, кто у нас отвечает за благоустройство?

– А я вам сейчас покажу, – примирительно докладывал ИО главы и вызывал в серёдку круга служащих окружной администрации: Татьяну Кузьмину, Олега Филатова, Елену Галаганову. Выкликал и Аркадия Собенникова, своего зама по ЖКХ, да тот не пришёл.

Татьяна Кузьмина из Службы озеленения и благоустройства ответила, что её ведомство занимается только титульным списком объектов. То есть крупными общегородскими площадями, узлами, развязками. Метла для мелких дворовых улиц хранится не у неё.

«Если у кого территория откадастрирована, а почти у всех не откадастрирована, то убирает её УК», – объяснили щелковчанам.

– А платформу «Воронок» кто убирает? – прозвучало из собрания.

– Это неразграниченная территория, она убирается отдельно, – сказал замначальника Управления дорожного хозяйства и благоустройства О. Филатов.

Он же пояснил, что Первомайская улица находится в ведении Мосавтодора. К нему, если что, и претензии.

– А Пионерская?

– И Пионерская.

Пояснившему жителям Филатову пояснения дал Горелов:

– Если ссылаетесь на Мосавтодор, работайте с ним.

2019-34-2 Десятый дом на улице Пушкина жаловался: начальник «ДЕЗ ЖКУ» Александр Табатадзе в третьем квартале обещал ремонт крыши. Кормит завтраками. В присутствии Горелова ДЕЗу пришлось назвать дату выхода на объект: десятого сентября, вторник.

Дом № 1/16 этой же улицы спросил, нельзя ли и ему детскую площадку, а то у него вместо неё мусорная.

Администрация ответила: на следующей неделе опубликует список дворов, в которых установит площадки. Если вашего двора нет, ждите на следующий год.

«Что со школой на улице Шмидта? – спрашивали жители. – Будет? Новая?»

За строительство всего нового в Щёлкове отвечает замглавы по строительству Никита Никулин. Загранично загорелый, он ответил выученное к прошлому собранию: «Мы в госэкспертизе. Как из неё выйдем, сразу войдём в конкурсные процедуры».

– Никита Алексаныч, сроки называйте. Вас о них спросили, – направил Горелов.

– Четырнадцать – шестнадцать месяцев со дня выхода на площадку, – сказал Никулин.

Когда наступит этот самый день, осталось непрояснённым.

ЦУР и инертные материалы

– Вчера вы торжественно открывали ЦУР, – прозвучал вопрос, расширяющий рамки встречи с проблем Воронка до общерайонных. –  ЦУР есть, а ни телефона, ни адреса у него нет. Когда начнёте работу?

Горелов огорчился: если я его открывал, значит, он уже работает. И поручил своему первому заму Наталье Тамбовой организовать экскурсии в ЦУР для всех интересующихся. Та подтвердила, что желающих своими глазами увидеть цветовую карту проблем округа, на которой отмечено, сколько в нём тревожных точек, какие заявки взяты в работу, какие выполнены, какие отложены, действительно много. Экскурсии будут. Приходите в администрацию на площадь Ленина, 2, записывайтесь.

– А если мы против ЦУРа?! – прокричали из зад­них рядов.

– Как вы можете быть против, если он открыт на базе администрации без увеличения численности её сотрудников? – спросил Горелов.

Лариса Захаровна с Центральной, 45 спросила про Жегаловское кладбище. Дорога на нём совсем не дорога. Кто чем может, тот тем к могилам родных тропку и прокладывает. Общую насыпную дорогу сделать можно?

Начальник Управления потребительского рынка окружной администрации Тарас Эйсмонт отчитался: «Это участок частной собственности». То есть нельзя. Нельзя администрации помочь щелковчанам с дорогой внутри кладбищенской ограды: она в частных руках.

ИО главы даже ничего не сказал. Просто посмотрел на Эйсмонта. Тот спохватился:

– Когда ситуация становится критической, мы подсыпаем инертные материалы.

– Когда в следующий раз подсыплете?

– Сейчас нет свободных. Когда инертные материалы освободятся, подсыплем.

– А вы ему не подсказывайте! – засмеялись жители.

– Буду, – серьёзно ответил Горелов. – Я его начальник.

Дом на набережной

Женщину с девочкой в жёлтом платье волновало, что́ будет с «Домом на набережной».

«Вы дольщица?» – уточнил Горелов. Спрашивающая сказалась знакомой.

Исполняющий обязанности главы ответил: вкладчики вступили в правоотношения с застройщиком, который не администрация. Но коли вопросы всё равно задают ей, то она докладывает: дом находится в конкурсной массе за долги предыдущего владельца. Кто и для чего его выкупит, если выкупит, администрации пока неизвестно.

И зачем-то добавил: «А подруге вы передайте, что жильё надо покупать в уже построенном доме».

Среди успешных, даже работящих, даже незлобивых людей много таких, кто думает созвучно Горелову. Им всякий раз напоминаю, что общество состоит не только из них, а и из людей с ограниченными возможностями. С ограниченными возможностями вложения денег. На готовое жильё им не накопить. А на участие в долевом строительстве одобренной им ипотеки хватит. И сказать им «а вы передайте, что надо было» всё равно, что инвалиду-колясочнику, сбитому на пешеходном переходе при зелёном сигнале светофора, сказать: «Надо было подземным переходом воспользоваться». Он не может при своих ограниченных возможностях здоровья спуститься в этот переход и подняться, а потому выбирает светофор и зебру. И дольщики, не скрывая своих ограниченных платёжных возможностей, но и не требуя от государства дать им жильё бесплатно, вкладывают деньги, думая, что они защищены 214-­м федеральным законом, то есть идут по зебре. И на зелёный, потому что во всех местных администрациях и столичных минстроях застройщику даются и про­длеваются разрешения на все виды работ. Даются и про­длеваются, продлеваются и даются – годами. И дольщики идут годами по этой зебре и на зелёный, чтобы услышать устыжающее «а надо было»…

Будем проситься

Олег Черенков из Хомутова поблагодарил администрацию за дорогу. Сергей Горелов сразу смекнул, что за похвалой может крыться досада. Уточнил: «Теперь гоняют?» Угадал. Так и есть: гоняют все.

– Как-то раз проехал даже танк, – сказал Черенков.

– Дорога-то выдержала? Значит, отличная, – ответил Горелов и распорядился вынести вопрос на комиссию по безопасности дорожного движения.

Владимир Петин из Верхнего Потапова развёл руками: «Наш частный сектор налоги платит как в городе, а в первую школу дети ходят в сапогах: после дождя не пройти. Свет всё лето включали в восемь, а темнело в одиннадцать. Никакой экономии! Сухостой вдоль дороги – отдельная скрипучая песня».

С ливневой канализацией остро стоит вопрос во всём округе, доложил С. Горелов. Чтобы приступить к его решению, надо войти в областную программу. Будем проситься. В систему умного освещения уже попросились и в следующем году будем приняты. На столбах появятся энергосберегающие светильники и датчики, которые будут указывать, где и что перегорело. «А то сейчас, пока жители не скажут, мы и не знаем, что перегорела лампочка», – выглядел своим среди своих С. Горелов. Свет люди просят не только у домов, но и у лыжни – те, кто готовит сани летом. Начал готовить вовремя – будет тебе свет.

– А сухостой? Пятнадцать деревьев на Чернышевского.

Сухостоя быть не должно. «Пилим в плановом режиме», – доложил Филатов.

«Если сухое дерево в пяти метрах от домовладения, спилить его должен собственник», – пояснила тонкость Т. Кузьмина.

Да весь город
смывает джинсы!

Пятнадцатый дом улицы Пушкина был вынужден пожаловаться вслух: запах фекалий в подвале извёл, умучил, сил нет терпеть и справляться.

Администрация сразу согласилась помочь: откачаем на следующей неделе.

Да откачиваете вы регулярно, вздохнул дом, только всё повторяется.

К микрофону вышел «Водоканал». Канализационные сети не мусорные ящики, напомнил. Пока жители не перестанут смывать в туалет наполнитель из кошачьего лотка, полиэтиленовые пакеты и джинсы, – трудно будет им помочь раз и навсегда. А на Дальнем Воронке, помимо прочего, износ сетей – 90 процентов, промывать их опасно.

Дом № 15 возразил доходчиво: да весь город смывает джинсы, а пахнет только у нас!

С похожей жалобой выступил крупно разменявший четвёртый десяток Виктор. «Я, – сказал, – зашёл случайно: меня мама встречала с Воронка. Иду в парке, а на моих глазах собака делает свои дела. Представляете?»

А тут кстати и глава округа. Виктор, не будь дурак, – засвидетельствовать.

– Вы замечание сделали? – спросил С. Горелов.

– Да! Но это уже не первый раз.

– Значит, она вам на зло.

Все – к зампотылу

До того разные вопросы возникают у щелковчан, что если их встречу с главой не остановить волевым усилием, она будет длиться до скончания дней и ночей. Оболдинцам надо успеть напомнить, что их новый, но уже перенаселённый посёлок расположен в десяти минутах от Щёлкова и в десяти же от Королёва, а добраться ни туда, ни туда нет лёгкой возможности: транспорт ходит редко и ненадёжно.

Душоновский житель тоже просил об автобусах. Что он делает на встрече в центральном городском парке? А живёт поблизости, на Воронке в ветхом фонде. То есть там, где жить нельзя. Потому и переехал на дачу в Душоново. А к главе заглянул не нового жилья взамен аварийного требовать, а всего лишь пустить автобус из города к тому отдалённому месту, откуда ему теперь и на работу ездить, и детей в школу водить.

Расписав жалобы заместителям, Горелов раскланялся и убыл. Пояснил, что обижаться тут не на что: заместители на то и придуманы, чтобы сразу несколько вопросов снимать. Кто дюже горюет, что на личный приём к главе не попасть: всё замам отписывает, – пусть это неблаговидное дело бросит и доверится специально обученным людям. С заместителями всё равно быстрее, чем без них.

Если бы ещё эти самые заместители, принимая граждан, не жалились, будто им недостаёт полномочий.

Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.
6 сентября.