Без маски-­шоу

« Назад

Без маски-­шоу 12.04.2019 19:55

Разослала приглашения на круглый стол «Грех пополам или вседолампочество?». Скажете, тема накалённо сформулирована? Так, чтобы потрындеть о пустом, стоит ли собираться?

Администраторы – повально анонимные – заоткликивались: с какой целью собираете реально? Как будто у газеты может быть цель более реальная, чем репортаж с мероприятия. Но запросилось уточнение: это что же, у самих админов, помимо реальной, целей целиковый набор?IMG_3112

И они, администраторы, пришли. Иллюстрацией к сцене из спектакля по пьесе Константина Сергиенко «До свидания, овраг!», когда вожак собачьей статьи просит своих одноплеменников построиться перед важным броском и командует: «На первый-второй рассчитайсь!» И те готовно рассчитываются: «Второй! Вторая! Второй! Вторая! Второй!» Первых-то, оказывается, и нет…

А у нас, среди щёлковских контактовских администраторов, обнаружились. И пришли. Сергей Говоруха («Pro Щёлково»), Денис Александров («Щёлково Пиплы») и Полина Медянкова («Типичное Фрязино»).

***

«Не хватает ещё, чтобы газета написала, как активист с Бахчиванджи испугался поговорить не из-за монитора компьютера, – характерный раскатистый принципал-бас Говорухи зарокотал в редакции в строго назначенное время. – Группа есть, а человека, лица, голоса нет? О, это не “Pro Щёлково”!»

Это правда: от рупора, если он заслуживает доверия, не одного голоса ждёшь. Ждёшь лица. Обращается неравнодушный в газету и знает, что в ней есть Вельможин, есть Пошивалова, есть Видяпина, теперь – остроглазая Ныркова.  Обращается неравнодушный в соцсеть, а там его встречает… Кондотьер Апачи.

IMG_3103 И обращения в результате получаются разные. Кому надо разобраться, поразвыяснить, идут в одну сторону –  кому пошаманить, маски на глазки и тоже – к своим.

Их, маски, и раздаю участникам. Денис примеривает: неудобно. «Меня вы нашли сразу», – скажет он, откладывая святочную харю, и поведёт разговор глаза в глаза.

«Давайте хотя бы с прорезями», – запросит Полина. Она в свободное от «Контакта» время ищет себя в юридической профессии. Она и на круглый стол пришла скорее чтобы посмотреть: видеосъёмка в её телефоне не выключалась, что не могло не отразиться на активности её участия в диалоге.

К масочной игре админы примеряются с опаской. Человеку в маске тяжело. Не только нам с ним, но и ему самому, как я вижу.

***

И принялись мы обсуждать необсуждаемое и выводить невыведенное.

Можно ли говорить о тех, кого с нами нет? Конечно, соцсети всегда это делают. Сейчас нет – завтра заглянет: «Где тут моя порция адреналина?»

IMG_3098 Делюсь редакционной выручающей формулой: когда Господь хочет наказать главного редактора, он отнимает разум – у тех, кто звонит в редакцию. «Вам в таких случаях какие знаки приходят?» –  спрашиваю.

«Мне – никаких знаков, – честен Говоруха. – Мне откровенно пишут, чего от меня хотят. Кто, и почём, и какую желает разместить-стереть информацию».

«Большая часть всяких бесед и разговоров между людьми – это, в первую очередь, обмен энергиями, а не информацией, – это нам в прямом эфире приходит сообщение, и открыть его достаётся Д. Александрову. – Комментарии и обсуждения в соцсетях тому подтверждением.

Кто-­то приходит подоминировать и показать, как он лучше всех разбирается в вопросе. Кто-­то – покрасоваться и потешить своё честолюбие. Кто-то сбросить агрессию.

Люди вступают в полемику, подсознательно выискивая каких-то питательных вещей либо самоутверждаясь за чужой счёт. Многие буквально провоцируют ответную реакцию в виде энергетического фастфуда. Безусловно, кто-то старается поддержать собеседника (и заручиться ответной поддержкой), согласиться, восхититься, похвалить. Постараться понять и просигналить. Мол, я на твоей стороне. Это своего рода добровольный обмен энергией, когда не жалко или когда избыток».

– Денис, вы предпочитаете большие письма, которые в Интернете принято обсмеивать недалёким «очень многа букав»?

– Предпочитаю, чтоб в письме было письмо, а у письма – вес.

– Ответьте пользователю.

– Тут вопроса нет. Не надо отвечать на вопросы, которые перед вами ещё не поставлены.

– Энергетические сигналы, которые шлют вам те, чьи высказывания вы не поддержали, как звучат?

– Энергетические? – Денис отвечает так, будто знает тайну. – Они не звучат. Я над ними.

***

Переписку с читателями мы ведём только на страницах газеты. Это я объясняюсь с участниками, которых числю подогревателями всяческих переписок. Потому что если уйти в сетевое поле, можно забыться и потерять лицо, веру в людей, настрой, можно натворить неточностей, в конце концов. Но там никогда нельзя найти конструктива. Объясните мне, что я не права, прошу.

И выясняется, С. Говоруха тоже сторонится участвовать в переписках на странице, где он модератор. Пишет только у товарищей. А конструктив, объясняет он, найти можно. И ему в пандан в эфире СМС: «Навязчивость в сети – невостребованность в реале». Не соглашается: «Я знаю человека, он достал меня просьбами выложить ту или иную информацию! На “Единую Россию” наезжает. Но как специалист, то есть в реале, он востребован. Востребован, а вот это своё узкое мировоззрение всё равно в Интернет вставить надо. С ним веду диспуты в личной переписке».

***

Завожу новую тему:

– Для мечтающих войти в число тех, чьи посты опубликуют в соцсети на странице «Эха Москвы», радиостанция сформулировала правила. Главное среди них – лимит строго ограничен: не более одного выступления в сутки от пользователя.

Говоруха подхватывает:

– Потому что умный пост создают единицы. Из-под конвейера такого не выходит. Если про погоду – это у многих такой конвейер. Критический пост тем более формировать, а не штамповать надо.

В день тринадцать жалоб на дюжину шлют никакие не продвинутые блогеры – скорее маньяки. Тут и я с редакторами «Эха» согласна. Помните же: если Господь хочет наказать главного редактора…

– Газету можно положить на стол чиновнику. Посты в соцсетях нельзя, – провоцирую участников признать, что мы, печатные СМИ, надёжнее, выручательнее, важнее.

– Посты в соцсетях можно дорепостить до страницы первого ответственного чиновника, – не поддаётся Говоруха. – Это не на стол. Это в телефон, то есть в портфель, в карман.

Весомо?

– «Эхо Москвы» отклоняет открытые письма как жанр. Нельзя предложить их странице открытое письмо Познеру, Рошалю, Трампу…

Денис Александров разгадывает их игру:

– У них страница в соцсети, чтобы себя доносить, а не народ слушать. Они читают письма, в том числе открытые, и проводят аналитику, составляют статистику. И используют самые звучные темы для создания своих самых громких материалов.

– Рекомендованы к отклонению также посты, написанные не специалистами или и не очевидцами, – продолжаю разбор эховских установок. – О землетрясении, стало быть, может писать только сейсмолог, о детских пустышках – педиатр.

Говоруха просит расслабиться: столь строгий отбор ни к чему: «Если не бред, опубликуем».

– Как вы бред-то распознаёте?

И вот тут Говоруха красив особенно:

– Да разные у нас бредонометры. Неисправные тоже бывают.

П. Медянкова не поддакивает: у неё бредонометр рабочий, сбоев – во всяком случае, она – не фиксировала. Д. Александров неисправность шкалы, помогающей ему определять адекватность обратившегося с новостью, признаёт без готовности, но вздыхает. Бывает всякое. Главное, чтобы не повторялось.

И в воздухе – все почуяли – уже носится мысль: отстегать, отстебать, высмеять… Как решаются конфликты с не чувствующими границ шутниками, сейчас буду спрашивать. У нас в редакции правило: шутка – это когда смешно не только тебе.

– Как вы сам встретили интернет-голосование, станет ли щёлковский Говоруха лидером по количеству отправленных за час обращений в «Добродел»? – спрашиваю Сергея Николаевича.

В вольном пересказе его ответ выглядит убедительно: да пускай хоть обшутятся, но работать на исправление заявленных в жалобах недостатков им всё равно придётся.

***

Дом на Бахчиванджи – единственный, которому удалось в судебном порядке добиться снижения тарифов от «Теплосети». Причиной тому в том числе накалённая добела проблема в группе «Pro Щёлково» в Интернете. Посты о ней изменили коммунальную судьбу жителей посёлка. Интернету быть. Группа Говорухи работает.

Посты о пропавших без вести очень важны. Группа, приславшая своей представительницей Медянкову, ратует за них. В остальном интернет-сидение, сказала Полина, скорее хобби.

Тротуары чище, мусор спрессованнее там, где держат руку на пульсе соцсети, считает Д. Александров. Глядишь, и пенсионный возраст подрихтуем. Потому как мусор и пенсия – самые темы для пиплов Щёлкова.

***

Не что иное, как шахматы на троих все эти трёхсторонние соглашения между человеком, написавшим пост, человеком, решающим, быть ли ему и в каком ключе опубликованным, и человеком, которому этот самый пост посвящён.

– Вы в роли вот этого третьего, не который распространяет информацию, а о котором она распространяется, бывали?

– Постоянно!

И уточнять не требуется, чей это ответ: Сергея Николаича! Ясное дело, Говорухи.

Для Полины опыт, когда пост будет о ней, кажется, вот сейчас, после круглого стола в газете, будет первый.

И с Денисом мы друг друга поняли.

Говоруха сказал, что играет белыми. Медянкова своим цветом называет чёрный. «Я в шахматы на троих не играл», – держит дипломатию Александров.

– Шахматы на столе вижу, – в своей традиции выступает С. Говоруха. – А продолжение?

Продолжение – в следующем челлендже. Ставьте лайки. Подписывайтесь на канал. Всем хорошего дня!

Эту языковую ниочёмицу постановили отвергнуть и дружить пабликами. Задумываемся о шахматах на семерых.

Юлия ВЕЛЬМОЖИНА,
корр. «Впрямь».
Щёлково.