Земляку Якову Вилимовичу Брюсу – 350 лет

Главная \ Редакция \ Екатерина ПОШИВАЛОВА \ Статьи Екатерины ПОШИВАЛОВОЙ \ Земляку Якову Вилимовичу Брюсу – 350 лет
« Назад

Земляку Якову Вилимовичу Брюсу – 350 лет 22.07.2019 20:55

В мае этого года торжественно во второй раз на территории усадьбы Глинки (бывший санаторий «Монино») открыли музей сподвижника Петра IЯкова Вилимовича БРЮСА. А ещё в нынешнем году исполняется 350 лет со дня его рождения.

 

Горит не мебель, а сердце

390 «Почему во второй раз?» – спросит читатель. Потому что уже в 1991 году стараниями щелковчанина-краеведа – исследователя жизни Брюса – Александра Филимона музей открывали. Тогда были приложены неимоверные усилия, чтобы гастроэнтерологический санаторий выделил флигель для музея. Да и собрать экспонаты дело-то не плёвое.

Спустя десять лет со дня открытия Филимон писал:

«В результате коллектив сотрудников в условиях рыночной экономики столкнулся с серьёзными проблемами, поставившими музей на грань закрытия. Музей существовал только благодаря усилиям энтузиастов-подвижников».

Помощь, говорят, тогда пришла со стороны администрации Щёлковского района. Да так, видно, и ушла. В 2009 году музей всё же был закрыт. Часть экспозиции была вывезена Щёлковским краеведческим музеем, и эти вещи до сих пор хранятся в запасниках. А мебель снесли в гараж санатория «Монино», где она и сгорела. Более трёхсот лет сохраняемая мебель – сго-ре-ла.

Нынче за восстановление усадьбы взялся Вячеслав Фомичёв, депутат Московской областной Думы. Но известен он не своими депутатскими делами (хотя и в этом набирает вес), а именно восстановлением и созданием музеев. Так, под его водительством был создан и до сих пор полнится экспонатами Военно-технический музей мужества, доблести и славы в Черноголовке. Но сегодня о Брюсе. Фомичёв не стал себя расхваливать, а тут же отправил меня на экскурсию. Как же хорошо: санаторий закрыли! Теперь везде – ремонт. Подготовка к большому открытию музея со всеми его распрекрасными зданиями, церковью, аллеями и прудами.

Александр Филимон тоже был в усадьбе в мой приезд. К сожалению, сам он экскурсии не проводит, потому что два с половиной года назад его настиг инсульт. Филимон уже хорошо говорит, но ходит ещё плоховато. В начале экскурсии к нему подошли его знакомые:

– Как? Разве не вы будете проводить экскурсию?

– Нет! Я в болезни. Но скоро надеюсь быть опять в строю.

Пусть это «скоро» случится как можно скорее, Александр Николаевич! Музей обретает новые силы, и вам их и желаю.

Чародей творил привычные нам вещи

IMG_8910 То, что сейчас имеется в музее, далеко от того, что было здесь ещё полтора десятка лет назад.

Будучи студенткой первого курса филологического факультета Московского государственного областного университета, я получила от историка профессора Михаила Васильевича Рубана задание посетить усадьбу Глинки, построенную сподвижником Петра Первого – Яковом Вилимовичем Брюсом. «Да где ж мне её искать?!» – изумилась я. «Она в вашем Щёлковском районе, недалеко от нынешнего Монина», – объяснил профессор.

Удивлению не было предела. Где Пётр Первый, а где Монино? Хотя Лосино-Петровский, расположенный рядом, многое объяснял.

IMG_8284 Тогда же я и написала доклад об усадьбе, выступала на межфакультетной конференции и мой скромный труд был опубликован в юбилейном сборнике статей к 75-летию вуза.

Брюс поглощает. Исследования его деятельности не помещаются даже в одну книгу. Яков Вилимович – потомок шотландских королей – Петру I был правой рукой. Он стал, по сути, научным консультантом Петра. Исследователи характеризуют сподвижника государя как первого учёного-ньютонианца в России, создателя первых российских школ, казённых обсерваторий и одного из создателей Санкт-Петербургской академии наук. 

Брюс стоял у истоков первых российских школ: математической, навигацкой, пушкарской, цифирной. Возглавлял в годы Северной вой­ны всю артиллерию России, практически создавая её заново. Был первым президентом Берг- и Мануфактур-коллегий, закладывая тем самым основы будущей тяжёлой промышленности России.

И всем этим заведовал один человек! Брюс, обладавший огромным количеством талантов, до последних дней своей жизни занимавшийся научными исследованиями, казался окружавшим его людям волшебником и чародеем. Ещё бы! Как по-другому можно было воспринимать человека (в лапотной-то России), который по ночам забирался в собственную построенную на крыше обсерваторию и смотрел в небо?

Глазам своим верил

Пожалуй, самая известная легенда о том, как Брюс замораживал летом пруд и катался на коньках. Якобы в знойном июле Брюс пригласил в гости многих знатных особ. Им были предложены всевозможные развлечения, в том числе катание на лодках. Потом всех позвали на обед. А после гости снова вышли в парк и стали наблюдать за праздничным фейерверком, при этом скользя на коньках по льду того же пруда, который за считанные часы превратился в каток. Вот такие чудеса, казалось бы, не имеющие отношения к реальности, творил волшебник Брюс. Однако в 1992 году в журнале «Наука и жизнь» появилась статья, автор которой Вячеслав Малахов попытался доказать, что Брюс действительно умел в разгар лета замораживать воду в пруду. По его приказу ещё в марте, ранней весной, лёд намораживали до солидной толщины, затем покрывали соломой, опилками, деревянными щитами. После этого накладывался слой глинистого грунта. Лёд укладывался на дно пруда, из которого предварительно была спущена вода. В назначенный срок она снова подавалась из верхнего пруда. Лёд освобождался от земли и опилок, а потом всплывал, и по нём уже можно было кататься на коньках. Конечно же, такое объяснение одной из проделок Брюса может показаться спорным.

Много легенд связано с именем Брюса, хотя исследователи настаивают на том, что он просто гений. Сам Яков Вилимович обладал скорее скептическим, чем мистическим складом ума. По свидетельству одного из современников, Брюс не верил ничему сверхъестественному.

Личная трагедия и своя усадьба

IMG_8292 Брюс вышел в отставку 6 июля 1726 года, через полтора года после смерти Петра I. Кончину государя он воспринял как личную трагедию. Продолжать быть при дворе, где расположился террариум друзей, он посчитал выше своих сил. Ему всё это было не по душе. Потому, наверное, более высвечено в истории имя Александра Меншикова, нежели Брюса.

Накануне отставки Брюсу был пожалован чин генерал-фельдмаршала – высшее воинское звание в России. Яков Вилимович выезжает из Санкт-Петербурга в Москву, а в апреле 1727 года покупает усадьбу в сорока верстах от Москвы: наши Глинки. С усадьбой связаны последние восемь лет жизни Якова Брюса. При её обустройстве Брюс проявил свойственные ему энергию и изобретательность. Все каменные здания, сохранившиеся до настоящего времени, были построены при нём. Напомню, что до 1728 года действовал указ Петра I о запрете каменного строительства в связи с застройкой новой столицы. Поэтому изобретательный Брюс строит на берегу Вори собственный кирпичный заводик и создаёт усадебный комплекс из своего кирпича. Были построены главный усадебный дом в парке, вдоль главной аллеи, с примыкавшими к нему жилыми помещениями.

Этот несохранившийся дом, по рассказам местных жителей, был довольно большим, гораздо больше обсерватории, которую сейчас называют главным домом усадьбы. Уникальность этому зданию придают маски, вырезанные по камню. Они украшают наличники окон. На первом этаже по периметру здания этих масок 57, одинаковых нет. Маски эти вызывали суеверный страх у местных жителей, считавших их колдовскими. Их называют карикатурами на вельмож того времени, масками скоморохов. Среди масок есть поющие, смеющиеся, показывающие язык. Есть даже маска, меняющая выражение лица.

Знаменита была усадьба Я. В. Брюса и библиотекой. Она насчитывала 1 579 томов, книги были на 14-ти языках по 20-ти научным дисциплинам.

 По описи 1825 года здесь сохранились 21 каменное и 12 деревянных зданий. В настоящее время уцелело около десятка.

Сокровища Брюса под усадьбой?

Усадьба, кстати сказать, берёт свое название от сельца Глинково, где она расположена. Первая версия определяет название Глинкова, исходя из пород почвы в этих местах. Но вторая версия завлекает больше… Она смелая, почти фантастическая, объединяющая название сельца с фамилией хозяйки этих земель, каковой, по мнению исследователей, была сама Елена Глинская – мать Ивана Грозного.

14 апреля 1991 года в «Народной газете» была опубликована статья Ю. Меренкова «Лабиринты Ивана Грозного». В ней были приведены результаты изучения усадьбы группой исследователей-лозоискателей. Выводы, к которым они пришли, сводятся к тому, что подземные ходы, о существовании которых рассказывает множество легенд, действительно существуют на территории усадьбы. При этом они не только соединяют здания между собой, но и выходят за пределы комплекса. Рассказами местных жителей подтверждается, что выходы подземных ходов оставались незамурованными до 60-х годов XX века и располагались как на территории парка, так и на берегу реки Вори в двухстах метрах от усадьбы, за прудом. Был ещё один выход подземных ходов за пределами усадьбы – в пяти километрах от неё, – на кладбище Николо-Берлюковской пустыни.

Лозоискатели утверждают, что в этом монастыре был выход подземных ходов и из другой старой подмосковной усадьбы: Гребнево. Как известно, с 1584 года Гребневом владел думный дьяк Ивана Грозного Б. Бельский. Исследовали считают, что таким образом через монастырь соединялись две крупнейшие усадьбы ближнего Подмосковья. Аналогично этому, по их утверждениям, все усадьбы этого места соединялись между собой подобными подземными ходами, образуя кольцо вокруг Москвы, служившее оборонительным целям: защите столицы. Такие сооружения создавались во времена Ивана Грозного.

Конечно, с этими подземельями связано большое количество легенд, повествующих о том, что в них сокрыты сокровища Брюса: его колдовские книги и невероятные богатства. На самом деле эти легенды никакой основы не имеют и в самих подземельях с материальной точки зрения ничего нет. Удивляет то обстоятельство, что эти подземелья никогда специалистами не обследовались.

***

Благодаря Якову Вилимовичу Брюсу Пётр I ввёл в обращение минутную стрелку. До этого её не было. И даже на часах Спасской башни имелась только часовая, а вместо чисел (кстати, числа в привычном нам виде появились тоже только при Петре I) были животные. Раз уже великий царь-преобразователь убыстрил наше время, пусть оно не сметает всё на своём пути, оставляя нам память и вещи из далёкого прошлого. И давайте научимся это ценить.

Усадьба Глинки ждёт гостей по субботам. Экскурсия начинается в 11 часов. Предварительно можно записаться по телефону 8 916 302 5008.

Екатерина ПОШИВАЛОВА,
корр. «Впрямь».