В память рождения Наследника Цесаревича

Главная \ Редакция \ Екатерина ПОШИВАЛОВА \ Статьи Екатерины ПОШИВАЛОВОЙ \ В память рождения Наследника Цесаревича
« Назад

В память рождения Наследника Цесаревича 13.07.2018 15:36

Щёлково – посад

Началом истории Троицкого собора в Щёлкове можно считать 31 августа 1909 года, когда жители быстро разраставшейся Щёлковской слободы обратились с прошением к митрополиту Московскому и Коломенскому Владимиру (Богоявленскому), члену Священного Синода (будущему священномученику), испрашивая благословения на постройку нового каменного храма во имя Святой Троицы и разрешения выделиться из прихода Никольской церкви села Жегалова в самостоятельный приход. В прошении указывалось, что ранее жители слободы молились в Никольском храме, отстоявшем от слободы в трёх километрах, что в случае непогоды дорога к нему была затруднена, «почему многие остаются без удовлетворения религиозных потребностей».

Причиной создания нового храма также могла послужить нестабильная обстановка, увеличение беспорядков после революционных событий 1905 – 1907 годов и общее падение нравственности среди населения, о чём красноречиво свидетельствует то, что инициатором строительства стал полицейский урядник Павел Васильевич Стрижёв. Необходимость строительства храма в прошении к Владыке обосновывалась и так:

IMG_8226

«В наш век безверия отсутствие храма и священника в нашем торгово-фабричном районе пагубно отзывается на нравственной стороне населения, да кроме того, мы окружены раскольниками. Всё это побудило нас иметь у себя опору и утешение в храме Божием».

Тогда же организовали Строительный комитет из семнадцати человек, председателем которого стал владелец щёлковской суконной фабрики Александр Иванович Синицын. В число членов Строительного комитета был включён священник Никольской церкви села Жегалова Николай Любимов.

В дальнейшем Комитет по постройке собора во имя Святой Троицы в Щёлкове обратился к благочинному 3-го церковного округа Богородского уезда священнику Владимиру Разумовскому с заявлением, в котором обосновывал необходимость строительства именно нового храма, а не расширение старого в Жегалове. В прошении подчёркивалось, что из-за быстрорастущего населения местечко Щёлково, возможно, вскоре переименуют в посад, «а посад без церкви – всё равно что семья без родителей». В связи с началом сооружения храма и окончанием земляных работ в Щёлкове 4 октября 1909 года была совершена торжественная служба. Вот что писал об этом 7 ноября того же года журнал «Московские церковные ведомости»:

IMG_9594

 

Икона святого Отрока-страстотерпца Цесаревича-мученика Алексия - благословение митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия в память о богослужении с участием свободного детского хора Московской епархии в 100-летие со дня освещения Троицкого собора города Щёлкова. 2016 год.

«4 октября 1909 года в местечке Щёлково Богородского уезда с торжественностью было совершено молебствие перед началом работы по сооружению храма. Местечко Щёлково заселено торговым и фабричным людом.

На торжество собралась масса богомольцев, не только местных жителей, но и окружных селений. Среди этой массы заметны были и старообрядцы».

Многие приняли участие в создании храма добровольными пожертвованиями. Сохранившийся «Общий подписной лист» включает имена около полусотни жертвователей. Первым в списке стоит имя А. И. Синицына, пожертвовавшего под строительство собора собственные земли. Вклады остальных обозначены суммами от тысячи до пяти тысяч рублей. Некоторые готовы были помочь материалами, например, чугуном и камнем, а также работой – столярной и плотницкой. Всего же сумма собранных денег на октябрь 1909 года составила 35 227 рублей.

Четвёртый проект

Несмотря на то, что инициаторы создания храма действовали с воодушевлением, вопрос о его внешнем облике был решён не сразу. Проект собора разрабатывал московский архитектор Сергей Михайлович Гончаров – дальний родственник Н. Н. Гончаровой, жены А. С. Пушкина, потомок знаменитого парусного купца-фабриканта А. А. Гончарова, устроителя многих храмов, в том числе Спасского храма в селе Каблукове на щёлковской земле.

Троицкий собор – единственная храмовая постройка Гончарова. Из других работ архитектора известны московские особняки и доходные дома. Согласно ранним архитектурным проектам, храмовое здание должно было сочетать в себе характерные черты средневековой западной архитектуры. Строительное отделение Московского губернского правления, куда обращалась Московская Духовная Консистория с просьбой рассмотреть проект церкви, созданный Гончаровым, не сразу утвердило его. Отказ обосновывался тем, что проект был составлен «в стиле, схожем более с готическим или романским стилем, приличным только для лютеранских храмов или других иностранных исповеданий». Утверждение получил лишь четвёртый проект Гончарова, изменённый и согласованный со Строительным отделением.

«Счастлив объявить Комитету по постройке храма»

В 1912 году произошло важное событие в истории собора. Тридцать первого мая перед Государем Николаем Вторым, находившимся тогда в Москве, предстала депутация из Щёлкова. В её составе были председатель комитета по постройке храма фабрикант А. И. Синицын, а также жители слободы – Иван Кулаков, Пётр Матвейцев, Михаил Юсов и почётный гражданин Алексей Селезнёв. На встрече присутствовал и архитектор Сергей Гончаров. Депутация ходатайствовала перед Императором, чтобы он разрешил наименовать строящийся в Щёлкове храм «В память рождения Наследника Цесаревича Алексия». Делегаты преподнесли в дар Цесаревичу икону и заявили, что один из престолов строящегося храма будет освящён в честь святителя Алексия, митрополита Московского, чьё имя носит Наследник Цесаревич.

По прошествии полутора месяцев в Щёлково пришло уведомление из канцелярии московского губернатора от
7 июля 1912 года:

«Комитету по постройке храма во имя Св. Троицы в местечке Щёлково.

Государь Император в
31 день мая сего года при представлении Его Величеству депутации от Комитета по постройке храма во имя
Св. Троицы в местечке Щёлково, Богородского уезда, Всемилостивейше соизволил на присвоение строящемуся храму наименования “В память рождения Наследника Цесаревича”. О вышеизложенном счастлив объявить Комитету по постройке храма.

Подлинное подписано:

Свиты его Величества генерал-майор Джунковский.

Управляющий канцелярией камер-юнкер Высочайшего Двора Степанов».

Из этого следует, что Троицкий собор – единственный храм в России, посвящённый страстотерпцу-мученику Цесаревичу Алексию, возведённый и освящённый ещё при жизни самого святого отрока.

Собор во имя Пресвятой Троицы в местечке Щёлково строился в очень непростой исторический период, во время политических нестроений.

Никто не знал тогда, что высочайшим одобрением этого решения храму будет дарован ещё один особый покровитель, чья кончина символизирует собой мученичество всей России.

Уроки веры

Единственного сына Императора Николая, дарованного Богом в ответ на долгую, усердную родительскую молитву, наверное, без преувеличения можно назвать самой притягательной и самой неразгаданной детской фигурой в русской истории. Игумен Серафим (Кузнецов) вспоминал о том, что во время крещения с младенцем произошёл удивительный случай: когда новорождённого Цесаревича помазывали святым миром, он поднял ручку и простёр пальчики, как бы благословляя присутствующих.

Клавдия Михайловна Битнер, дававшая Наследнику уроки в Тобольске, оставила о юном Алексее Николаевиче самые тёплые воспоминания. В них она называла его умным, наблюдательным и восприимчивым мальчиком, весёлым и жизнерадостным, несмотря на его тяжёлое болезненное состояние, дисциплинированным и требовательным к себе. Он не любил придворного этикета, а ещё – не переносил лжи и был мальчиком волевым, не склонным поддаваться чужому влиянию.

Цесаревич не был гордым ребёнком, хотя мысль, что он будущий Царь, наполняла всё его существо ясным пониманием своего высшего предназначения. Когда он бывал в обществе знатных и приближённых к Государю лиц, у него появлялось сознание своей царственности.

Цесаревич обожал отца; и Государь в счастливые дни мечтал о том, чтобы самому заняться воспитанием сына. Но по ряду причин это было невозможно. Впоследствии, когда обстоятельства изменились, Государю удалось осуществить своё желание. Он давал уроки Цесаревичу в мрачном доме в Тобольске. Уроки продолжались и в екатеринбургском заточении. Но, пожалуй, самым важным уроком, который извлекли Наследник и остальные члены Семьи, был урок веры.

Именно вера в Бога поддержала их и давала силы в ту пору, когда друзья покинули их, когда они оказались преданными той самой страной, важнее которой для них не существовало ничего на свете.

Первое освящение

В 1916 году собор, воздвигнутый во имя Пресвятой Троицы и в память рождения Наследника Цесаревича Алексия, был готов к освящению.

Освящение главного престола состоялось 13 ноября (26 ноября по новому стилю) 1916 года. Его совершил преосвященный епископ Верейский Модест (Никитин). На освящение заблаговременно был приглашён московский губернатор. Об этом торжественном событии было доложено митрополиту Московскому Макарию и доведено до сведения Его Императорского Величества Николая Второго, который начертал на деле знак рассмотрения.

Собор состоял из нижнего и верхнего храмов. Верхний имел три алтаря: главный – во имя Святой Троицы, правый – во имя Успения Пресвятой Богородицы, а левый – в честь святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси. Нижний храм был посвящён мученицам Вере, Надежде, Любови и матери их Софии.

Выбор посвящения приделов делался храмоздателями. Он обоснован: имя святителя Алексия издавна связано с щёлковской землёй. Землями у будущего села Анискина владели дворяне Плещеевы, из рода которых происходил и сам митрополит, здесь позднее построен был храм с приделом святителя Алексия. Митрополиту принадлежало и село Душёное (ныне – Душоново), полученное им на молитвенную память «за душу».

Оборвалась так же, как и жизнь Цесаревича

Во время лихолетья в 1929 году богослужебная жизнь Троицкого собора оборвалась, просуществовав лишь 13 лет, точно так же, как оборвалась земная жизнь страстотерпца-мученика Цесаревича Алексия в тринадцатилетнем возрасте.

Сначала храм переоборудовали в городской театр. Позже театр был преобразован в клуб, но впоследствии и он был закрыт. Во время Великой Отечественной войны в соборе организовали литейных цех Опытного завода химического машиностроения. Здесь изготавливали гранаты-лимонки. Купол и два верхних яруса были разобраны. После собор перевели в ведение завода Ниихиммаш. Руководство планировало создать там физкультурно-оздоровительный центр. Но с открытием в 80-е годы Нового моста глумление над храмом стало сходить на нет.

Душевно лёгкие девяностые

В октябре 1990 года Троицкий собор был передан верующим. Предшествовало этому событию ходатайство щелковчан – инициаторов возрождения храма. Они стали первой общиной собора Пресвятой Троицы, а собрал и сплотил их протоиерей Василий Решетняк (1936 – 2010), бывший зачинателем возрождения многих храмов Щёлковского благочиния. Отец Василий помог организовать церковную двадцатку, взявшую на себя первые заботы по восстановлению Троицкого собора.

В конце 1990 года благочинный церквей Щёлковского округа протоиерей Иоанн Монаршек писал в рапорте правящему архиерею Московской епархии митрополиту Коломенскому и Крутицкому Ювеналию:

«23.10 с. г. я встретился с жителями города Щёлкова и убедился, что они имеют глубокую веру в Бога и большое желание, чтобы Свято-Троицкий собор был открыт. Свято-Троицкий собор большой, но он в плохом, разрушенном состоянии. Прямо в соборе есть разные достройки и станки. Разрушены окна, двери и пол. Нет колокольни и куполов. Разрушена крыша. Весь собор в запустении. При том он находится на территории завода.

Вместе с собором отдан и большой трёхэтажный дом, но без окон, дверей и полов. Одни стены, хотя под крышей.

Двадцатка ведёт переговоры с администрацией завода и решает вопрос об открытии ворот к собору, очистки от мусора, ограждении и ремонте его. Всё это не под силу простым людям. Кроме того, во избежание смут и опасности захвата собора неизвестными лицами я прошу благословения Вашего Преосвященства назначить им молодого, активного пастыря, который мог бы быть хорошим духовным отцом, а также сумел поднять людей и организовать ремонт Свято-Троицкого собора города Щёлкова».

Тридцатого октября 1990 года владыка Ювеналий назначил в Троицкий собор первого настоятеля: им стал священник Александр Семёнов (1950 – 2013). Отцу настоятелю пришлось нелегко. Первые шаги, как известно, самые трудные. На долю отца Александра выпало начать грандиозное дело восстановления собора, которому суждено было впоследствии стать главным храмом благочиния. «Собор был в ужасном состоянии, – вспоминал протоиерей Александр Семёнов. – Кроме мостового крана в центральном храме, различных металлоконструкций и мусора, здесь лежало множество мраморных плит. Стали расчищать. Немощные старушки своими руками переносили каменные плиты».

Работали самоотверженно. В те нелёгкие 90-е годы и настоятель, и его помощники хорошо понимали, что народу нужен храм.

Семь иконостасов –наш самый

Шло восстановление, менялись настоятели. Одним из главных событий в новой жизни собора можно назвать возведение уникального, необыкновенной красоты фаянсового иконостаса работы екатеринбургских мастеров.

Тогдашний глава Щёлковского района Леонид Твердохлебов (2006 год), находясь в Екатеринбурге, посетил Храм-на-Крови, построенный на месте расстрела святых Царственных мучеников, и увидел иконостас. Теперь такой и в Щёлкове. На сегодня в России их всего семь, наш щёлковский – самый большой.

Пятого декабря 2010 года в торжественный праздник десятилетия прославления Царской Семьи в лике святых митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий совершил великое освящение четырёх престолов Троицкого собора. В этот год праздновалось и двадцатилетие возобновления храмового служения.

А в 2011 году щелковчане радостно встречали в нашем городе Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Подготовила
Екатерина ПОШИВАЛОВА,
корр. «Впрямь».