Увечное увековечение, или Притомлённая культура

Главная \ Редакция \ Екатерина ПОШИВАЛОВА \ Статьи Екатерины ПОШИВАЛОВОЙ \ Увечное увековечение, или Притомлённая культура
« Назад

Увечное увековечение, или Притомлённая культура 28.05.2019 19:29

В этом году отдел культуры городского округа Щёлково в празднование Дня Победы выглядел особенно уставшим. А самоуверенный культработник Александр БОРИСОВ задал обескураживающий вопрос.

 

Ещё ничего не началось, а все культработники уже заранее выдохшиеся. Чуйченко, Борисов, Пенькова… Рации в руках, ажиотаж, управление колонной людей (как будто мы не знаем, что идём к аллее Памяти), раздача зонтиков ветеранам, дежурные вопросы «Как вы себя чувствуете?». В общем, ничего нового. Те же речи-встречи… Тоска.

Ещё при подготовке к празднованию Юрий Радионов докладал, что город будет украшен… это, собственно, единственное, что и запомнилось. Огромные кубики «9 мая». Вроде красиво, впечатляюще, но и здесь не обошлось без ошибки. Надо ведь «9 Мая», то есть большую букву.

Как-то я обратилась к Юрию Николаевичу с просьбой. Мол, ветераны не всегда могут на мероприятия приехать сами, как бы организовать их доставку. Он, стоя вполоборота, ответил: «Обычно родственники сами доставляют, а нам не доверяют».

Так на параде в Щёлкове и не оказалось самого видного воина Великой Отечественной войны Петра Константиновича Византийского, настоящего героя. Культура решила, что ей не доверяют.

Какими же делами отметился комитет перед празднованием Дня Победы? Перелистывая страницы соцсетей видишь, что основное внимание уделили подготовке памятников и мемориалов: красили, чистили – одним словом, марафетили… Совершенно не вдумываясь в содержание.

Год назад в своей публикации «Беспамятство» я писала о том, что мемориал «Отдавшим жизнь за нашу Советскую Родину» с «МиГом­-21» и Вечным огнём в посёлке Чкаловском нынче представляет собой безразборный список фамилий.

Мне нетрудно, я повторюсь. На мемориальных плитах высечено: «1941 – 1945 год». В общем-то, всё говорит о том, что этот мемориальный комплекс создан для того, чтобы увековечить память авиаторов, погибших на войне. Но в действительности всё не совсем так.

Начать, к сожалению, придётся с самого неприятного: с допущенных от небрежения ошибок.

Воин Николай Александрович Видянин с лёгкой руки гравёра превращён в Н. А. Видяпина. По «Книге Памяти» о Николае Александровиче  есть информация, что он красноармеец 1923 года рождения. Пропал без вести в марте 1942 года.

Л. И. Клименон – это Леонид Иванович Клименок. Вот краткая справка о нём:

«Лейтенант 1319 сп 185 сд. 1924 г. рождения, ст. Чкаловская Щёлковского рна Московской обл. Призван Щёлковским РВК. Умер от ран 6 января 1944 года в 155 МСБ. Похоронен: д. Мечушино Невельского рна Псковской обл.».

Воина под фамилией «В. И. Колеунков» не было в рядах Красной Армии, а был Василий Иванович Колдунков, призывался тоже Щёлковским военкоматом, погиб 4 апреля 1942 года.

Красноармеец Николай Фролович Торбаев оказался на памятнике Торбеевым. Он умер в 1943 году. Информация из медицинского документа гласит: «От ран».

Воину Алексею Петровичу Макарову поставили инициалы «А. Ф». Из донесения о безвозвратных потерях: «Рядовой. 23 Гв. мотострел. Бр. Убит. Дата выбытия между 14.07.1943 и 04.12.1943».

Мемориал, как его изначально представляли, посвящён всем «отдавшим жизнь за нашу Советскую Родину», погибшим в различных войнах и в испытательных полётах. Сейчас на плите в алфавитном порядке перечислены авиаторы Государственного Краснознамённого НИИ ВВС, те воины, кто призывался из посёлка у железнодорожной станции Томская (нынче посёлок Чкаловский) и погиб в годы войны. Есть и имена великих лётчиков, которые никакого отношения к службе на Чкаловском аэродроме вообще не имели. Погибли они спустя десятилетия после войны.

Из шестидесяти шести имён только 19 человек служили в ГК НИИ ВВС. Да и, к большому сожалению, в этом списке совсем нет тех, кто погиб до Великой Отечественной войны. Например, в войне в Испании, в Монголии, в Китае, наконец, в незнаменитой Финской войне.

Следует отдельно сказать и о тех, кем мы особенно гордимся.  Имя участника Великой Отечественной войны дважды Героя Советского Союза лётчика Султана Амет-Хана высечено на плите вторым.

Амет-Хан родился в Алупке. Он выпускник 1-­й Качинской военной авиационной школы. В годы Великой Отечественной войны прошёл путь от лётчика до командира эскадрильи 9-­го гвардейского истребительного авиационного полка. Участвовал в Сталинградской битве, в ходе которой зарекомендовал себя асом. Последний свой воздушный бой провёл 29 апреля 1945 года над находящимся в черте Берлина аэродромом «Темпельхоф», сбив «Фокке-Вульф 190». Это была его тридцатая одиночная воздушная победа. После войны он – лётчик-испытатель Лётно-исследовательского института в Жуковском. Погиб при испытании самолёта 1 февраля 1971 года. Но к Чкаловскому ГК НИИ ВВС Амет-Хан имел разве что дружественное отношение.

***

После выхода этой информации в свет мне позвонила Ирина Коврижных из отдела по сохранению культурного наследия и туризму. Она и помогла немного крутануть эту тему. За что ей большое спасибо.

Оказалось, что через определённые промежутки времени собирается комиссия по увековечению памяти выдающихся граждан и значимых событий городского поселения Щёлково (в составе девяти, что ли, человек) и решает, как бы ещё помочь нашему городу, ну а теперь округу, облагородиться. Вот на такое заседание меня и позвали.

Волновалась я изрядно. Вместе со мной в коридоре в ожидании сидела Татьяна Борисовна Ершова, директор Театрально-концертного центра; она пришла защищать проект нового сквера перед зданием на Фабричной улице, а в связи с этим и перенос памятника «Скорбящая мать». Прошла первой, слушали её недолго.

На моём вопросе Радионову (председателю этой комиссии) срочно куда-то занадобилось и он покинул кабинет. На его место воссел заместитель Александр Борисов и важно задал обескураживающий вопрос: «Откуда вы знаете, что это ошибки?» При подготовке моей публикации мне очень помог Юрий Анатольевич Какадий – щелковчанин, автор книги об авиаторах Государственного Краснознамённого НИИ ВВС. Его сведения не могут подвергаться никаким сомнениям, потому что собраны из самых компетентных источников, включая и Архив Министерства обороны. Да и вообще, исходя из вопроса культурного комитетчика, получается, что книги памяти составляли дураки.

Поддержал меня тогда Рушан Гаярович Махмутов, он сразу сказал: «Это не дело! Надо исправлять!» А комиссия пошла бюрократической дорожкой и решила написать запрос в Центральный архив Министерства обороны.

В общем, письмо в архив писала тоже я, потому как комитет не мог правильно сформулировать. Ответа нет до сих пор, хотя запрос всё ж таки был подписан администрацией Щёлковского района.

В наш военкомат потрудилась ли обратиться администрация, мне неведомо. Знаю только, что в военкомате на газету «Впрямь» косятся за Чкаловское кладбище, мол, разворошили улей…

Когда я сказала Юрию Анатольевичу, что данные будут перепроверять, он сквозь лёгкую тень досады даже обрадовался. Проверять – это, конечно, хорошо, но сколько на это уйдёт времени!.. Какадий как в воду глядел. Год! События не развиваются. Зато город украсили «Мы помним, мы гордимся!»

***

Межу тем, историки сейчас сформировали вполне конкретное предложение: у мемориала в Чкаловском необходимо установить памятные доски: погибшим авиаторам НИИ ВВС до 22 июня 1941 года; погибшим авиаторам НИИ ВВС в годы Великой Отечественной войны; погибшим авиаторам НИИ ВВС после 1945 года; георгиевским кавалерам, служившим в разное время в НИИ ВВС; жителям посёлка Чкаловского, призванным щёлковским военкоматом и погибшим в войне; личному составу 126-го авиационного истребительного полка аэродрома Чкаловского, защищавшим небо Москвы и Щёлкова от фашистских стервятников; авиационным полкам, сформированным из лётчиков-испытателей в первые дни войны и героически сражавшимся с  1941 по 1945 год; авиаторам НИИ ВВС, погибшим в годы репрессий.

Сколько работы! Много и очень! Поиск сведений, денег на реконструкцию… Но разве мы не памятью о погибших оправдаемся? Для чего тогда мы становимся в Бессмертный полк?

Вот список авиаторов НИИ ВВС, погибших при выполнении боевого задания в войне с Финляндией 1939 – 1940 годов: Фёдор Иванович Воронин, Василий Петрович Калмыков, Алексей Николаевич Корчажкин, Александр Иванович Любавин, Алексей Иванович Митин, Александр Порфирьевич Рокогон, Владимир (отчество неизвестно) Раксюн, Владимир Михайлович Смирнов.

Как видите, их не так много.

А про сформированные во время войн полки следует сказать отдельно.

Двадцать третьего июня 1941 года С. П. Супрун как депутат Верховного Совета СССР смог попасть на приём к Ворошилову, Молотову и Калинину. От имени командования НИИ ВВС С. П. Супрун обратился к руководителям страны с предложением о формировании авиаполков, укомплектованных испытателями и вооружённых новейшими самолётами. Решение о формировании шести авиаполков было принято 27 июня. Предстояло сформировать три истребительных полка (401-­й, 402-­й, 403-­й), два полка пикирующих бомбардировщиков (410-­й и 411-­ й), полк тяжёлых бомбардировщиков (412-­ й, с августа 1941 года – 432-­й), полк штурмовиков (430-­й), а также разведывательную эскадрилью (38-­ю), три батальона аэродромного обслуживания (760-­й, 761­ -й, 762-­й). В состав этих частей и подразделений вошли 303 человека из числа лучших лётчиков, инженеров, техников и механиков института. Два­дцать девятого июня по вопросу о формировании полков И. В. Сталин вызвал П. М. Стефановского, С. П. Супруна и А. И. Кабанова.

Сталин дал на формирование шести полков трое суток. Тридцатого июня на фронт вылетели наполовину сформированные истребительные полки (на «МиГ-­3») под командованием С. П. Супруна и П. М. Стефановского, третьего июля – полк пикирующих бомбардировщиков «Пе­-2» под командованием А. И. Кабанова, пятого июля – штурмовой (на «Ил-­2») полк Н. И. Малышева.

Лучшие лётчики Чкаловского защищали небо Москвы и отстояли его. А мы – с таким небрежением к именам…

В прошлом году девятого мая президент России подписал указ № 211 о подготовке в 2020 году празднования 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Согласно ему, на российский организационный комитет «Победа» возложена обязанность «оказывать содействие органам местного самоуправления в приведении в порядок воинских захоронений и мемориальных комплексов». Надобно теперь туда обратиться.

Екатерина ПОШИВАЛОВА,
корр. «Впрямь».
Чкаловский.