Сила и слабости Медвежьих Озёр

« Назад

Сила и слабости Медвежьих Озёр 15.12.2018 23:18

Ответы раньше вопросов

Приветствовал всех глава сельского поселения Медвежье-Озёрское Владимир Канахин, многие (и я тоже), поглядев на порядок в его поселении, расшироко улыбались ему. Всё-таки в Щёлковском районе есть где отдохнуть глазу от коммунальных неурядиц. В Медвежках жизнь идёт словно бы по-иному: красивее, чище, удобнее. 

Вопреки всем законам и положениям, для разъяснения ситуации с объединением Канахин встречался с жителями не в третий ли раз. Для кого-то оказалось непонятно и с третьего раза.

Канахин зачитал решения и законы и, предвосхищая вопрос, сразу дал ответ по кадастровой стоимости земли:

IMG_3160 «Все участки, не только в сельских поселениях, но и в Московской области, пересмотрены и в среднем они стали оцениваться на 20 процентов ниже. Из-за этого поселение потеряет и 20 процентов бюджета».

Заместитель главы Щёлковского района Юрий Радионов тоже пришёл с готовыми ответами на вопросы, которые услышал от селян неделей раньше. Главным был о правомерности выхода главы района с такой инициативой. Жителей также интересовало, почему объединение не выносится на референдум. Здесь Радионов подробно сослался на 131-й закон и его формулировки:

«Инициатива может исходить не только от органов местного самоуправления»; «Издания специальных правовых актов не требуется»; «Объединение сельского поселения с другими поселениями, не влекущее изменения границ, осуществляется с согласия населения, выраженного Советом депутатов».

И сделал вывод:

«Объединение территории не входит в круг референдуемых вопросов. Важно понять, что мы просто обсуждаем другую форму административного управления территорией.

На наших встречах не раз оглашалось письмо из Государственной Думы Комитета по федеративному устройству и местному самоуправлению, в котором определена роль 131-го федерального закона. Были высказаны опасения, что действия администрации противоречат ему. Я скажу о главных моментах. Тут полезно ознакомиться с статьёй 13-й 131-го закона. Первая часть так и гласит: Преобразованием муниципальных образований является объединение муниципальных образований.

В законе действительно не предусмотрен порядок прямого преобразования в городской округ, однако предусмотрен такой вид преобразования, как объединение поселений, и это очень важно.

Во всех случаях требуется согласие населения. Но формы выражения для разных видов преобразования предусмотрены разные. При объ­единении согласие выражается представительным органом каждого поселения».

– Это ложь! – кричали из зала.

– У нас что, «лохи» на лбу написано?

Выступающего пытались заглушить хлопаньем, но Радионов был невозмутим (откуда столько терпения?) и продолжал:

«Городской округ должен формироваться на базе городских, а не сельских поселений, связанных между собой социально-экономическим и инфраструктурным единством. В городской округ могут входить любые населённые пункты. Наименования их сохранятся.

Скажу и об экономических аспектах. У нас достаточно хорошо развит институт перераспределения полномочий. Вы знаете, что из 16-ти полномочий поселения на сего­дня уже пять осуществляются Щёлковским районом.

Говорить о том, что завтра здесь будет безвластие, это неверно и нечестно».

В зале опять заголосили:

– Время!

– Регламент!

В общем-то после двадцатиминутного рассказа Радионова публичные слушания можно было и закрывать, потому как ответы были даны уже и на те вопросы, которых не задавали. Но охочие прокричать стали заводить маховик внутреннего настроя: «А Баба Яга против».

 

«Я не сижу, а работаю!»

Первой всё же удалось выступить директору Медвежье-Озёрской школы искусств Тамаре Зобковой:

– Прошу меня выслушать! В 2015 году наша школа попала в программу реорганизации путём присоединения учреждений. Мне было страшно и непонятно на тот момент, что́ же будет дальше, но сейчас мы увидели все плюсы. Улучшилась финансово-хозяйственная деятельность: смогли купить очень-очень достойные инструменты и аппаратуру. Мы начинали работать ещё при совхозе, но время не стоит на месте… Если так бояться преобразований, то надо было ещё в совхозе оставаться.  Да с таким руководителем, как Владимир Николаевич, ничего не страшно.

Её освистали…

– Вы выступаете как чиновница!

– По деревням проедьтесь! Что там делается? Ни школ, ни медпунктов…

В это время среди зала стала назойливо заметна женщина в красной кофте – активистка Наталья Лесных. Тут пошепчет, там прокомментирует, следом выкрикнет что-нибудь призывающее к порядку. А он, этот порядок, как раз-таки и был бы, если б не её суета.

Выступил житель поселения Сергей Ветров:

– Я против объединения! Законом № 60 Московской области аннулирована возможность выбирать главу городского округа. Кроме того, надо учитывать статью № 5 Европейской хартии самоуправления. Там чётко написано, что нужно считаться с мнением населения. Методичка, которую раздали сейчас слушателям, это не официальный документ. Никаких гарантий она не даёт. Адреса меняться будут. Документы менять надо. Не сейчас, не сию секунду, но любой человек столкнётся с этой проблемой. То, что тарифы не поменяются, гарантию мне может дать только одно: это сохранение сельского поселения в нынешних границах.

Сначала Ветрову ответил Радионов:

– Слава Богу, что ваше сельское поселение не попало в такую ситуацию, когда избранного народом главу в течение всего срока содержания под стражей нельзя было отстранить от власти. (Кто-то в зале махнул рукой, дескать, да замолчи ты! – Е. К.) Махать рукой можно, но работать невозможно. Поэтому был принят такой закон. Сколько же говорить по поводу адресов? Да и границы поселения никто не меняет. Терминами не вводите людей в заблуждение.

Теперь отвечу я. Европейцы нас кроют на все лады, санкции нам чинят, а мы им: ах какая прекрасная у вас хартия! Дудки!

Воспитательница детского сада Наталья Минеева поддержала главу Канахина и задумалась о том, что, наверное, это перемены к лучшему.

В ответ от какой-то сварливой бабки из зала, которая не могла усидеть на месте, будто у неё свербит, получила:

– Замолчи, овца!

– Давайте договоримся так, – сказал Канахин. – Мне похвала не нужна. Мою работу видно, и мне за неё не стыдно. Мне стыдно перед нашими гостями, что некоторые медвежьеозёрцы ведут себя как на базаре…

Житель деревни Шевёлкино начал с того, что эта деревня входила во владения князя Меншикова, а кончил тем, что местные власти хотят лишить Шевёлкино уникальности. И добавил:

– За прошедшие годы деревня разрослась. Много новых улиц. Мы категорически против такого решения!

Ну и всё в этом духе.

Радионов поблагодарил за вступления и ответил:

– Кто лишает деревню статуса? Никто! По льготам вы тоже не услышали… Если так деревня растёт, то как она будет обеспечена социальными объектами?

– Налоги! – спроста ответили ему жители.

– Налоги с первого января ещё будут уменьшены для вас. Может быть, вы и имеете право оценивать власть, но Медвежьи Озёра не могут своими налоговыми и неналоговыми доходами участвовать ни в одной федеральной и областной программе ни по одному капитальному вложению. Ваших доходов ничтожно мало.  Вы за счёт своих доходов можете содержать только свою администрацию, убирать улицы и чуть содержать дома… А мы говорим о том, что поселение должно развиваться… За счёт чего?

– Заберите у него микрофон! – никто не хотел слушать реальной действительности.

Канахин не выдержал:

– За счёт софинансирования в посёлке переложили все теплотрассы, поменяли весь асфальт, все пешеходные дорожки, на 17 миллионов установили уличного освещения, смонтировали игровые и спортивные площадки… Есть ещё проблемы… Новому городку стыдно обижаться.

– Вы на это там и сидите! – выкрикнули из зала.

– Я не сижу, а работаю! – ответил Канахин.

 

Назначенные языки

Жительница Медвежьих Озёр Ирина Ионова заявила:

– Выступаю с точки зрения юридических аспектов. То, что вы во всём этом разбираетесь, ваша заслуга как чиновника. Люди хотят отстоять свои права, и это тоже надо уважать. Приходя к нам в гости и диктуя своё, вы должны думать о том, что правовое государство – это там, где права есть у всех.

И пошла-поехала читать ответы писем, разосланных во всевозможные инстанции:

«В настоящее время наблюдается тенденция к сокращению поселенческого звена. Комитет неоднократно высказывал мнение, что это противоречит конституционно-правовой доктрине и принципу доступности местного самоуправления для населения…»

В общем, всё это кончилось тем, что письмо из Госдумы (по достоверным сведениям) опротестовано судом. Упёрлась Ионова и в голосование:

– Вы обязаны по итогам публичных слушаний вынести мотивированный отказ о проведении голосования.

Вот те раз: снова здорово!

Радионов ответил:

– Вы по закону всё сказали – мы по закону всё ответили. Мы действуем в правовом поле, и вы это сами подтвердили. Никакого голосования по итогам публичных слушаний не требуется.

Несколько человек опять выступили «за». Их закидали бранными словами.

Канахин вступился за граждан:

– Какие же вы все, а… Значит, говорить можно только тому, кто у вас язык назначенный? Хорошо было бы всем крикунам перед публичными слушаниями лопаты раздать, пусть бы снежок почистили, а то пылу, ну просто закачайся, а дела – ноль. А, по общему моему замечанию, жить мы стали очень хорошо… Все умные, образованные… Законы читаем, вникаем. А ведь совсем недавно деревня жила иначе. Вот мой любимый писатель Михаил Алексеев рассказывает в книге «Хлеб – имя существительное», как ребятишки не любили зиму, потому что надеть было нечего. Вообще нечего! А у взрослых пара валенок на всех. Хлеб сажали, огороды растили, землю любили… А мы теперь только митингуем, времени свободного ну просто завались!

 

С юридической точки зрения, хотя я не юрист

Наконец выступила самая главная зачинщица «против» Наталья Лесных. Она сказала:

– Я жительница посёлка Новый городок с 1981 года. С 2002 года возглавляю общественное движение «В защиту Подмосковья». Не указан конечный результат объединения. Это только здесь на картинках всё написано. Во что мы объединяемся? Я считаю, эти публичные слушания с юридической точки зрения, хотя я не юрист, несостоятельны… Здесь получается подрыв основ местного самоуправления. Поднимите плакаты!

Лесных сдала в президиум три тысячи подписей тех, кто против. Как она их собрала, что говорила людям на улицах, осталось за кадром. Надо отметить, что несколько выступающих публично отозвали свои подписи.

– Вы отактовали всё так, как вы хотели! – пояснил Радионов.

Завершил публичные слушания депутат Московской областной Думы Владимир Шапкин:

– Как говорят, два юриста – три мнения. Здесь критерием истины должна стать практика. Сегодня нет необходимости приближать власть к народу, как это было в 2006 году. Третий год мы занимаемся реорганизацией территории. Те, что уже состоялись как городской округ, по выполнению областных программ в верхней строчке благодаря тому, что удаётся избежать многоступенчатых согласований. Мы хотим одного: дальше решать проблемы во всех социальных сферах.

Екатерина КОЛМАКОВА,
корр. «Впрямь».
Медвежьи Озёра.