Перебазировать от слова «разбазарить»?

Главная \ Редакция \ Екатерина ПОШИВАЛОВА \ Статьи Екатерины ПОШИВАЛОВОЙ \ Перебазировать от слова «разбазарить»?
« Назад

Перебазировать от слова «разбазарить»? 03.08.2018 17:39

Монинка Алина Тихоновна МОСКАЛЁВА позвонила в редакцию и сказала, что у неё есть новости, касаемые перевода Центрального музея ВВС из Монина в парк «Патриот».

IMG_3930-копияЯ незамедлительно отправилась к ней. Газету «Впрямь» в Монине встречают всегда хлебосольно. За чаем Алина Тихоновна стала рассказывать:

«Вы же были на собрании ветеранов. Я там выступала. Услышав поддержку, решила действовать. Сообща оно, конечно, хорошо, но я начала наносить точечные удары. Пока написала письмо президенту России, руководителю фракции КПРФ, ну и, разумеется, в само Министерство обороны. Получила ответы от всех трёх адресатов».

Президент перенаправил обращение, как того и следовало ожидать, в Министерство обороны, оставив вопрос на личном контроле.

Зюганов не стал ничего отвечать лично Алине Тихоновне, а прислал ей копию письма, которое послал министру обороны Сергею Шойгу:

«Сергей Кужугетович! Присоединяюсь к просьбе жителей Монина – сохранить Центральный музей ВВС».

А из Министерства обороны России письмо пришло за подписью временно исполняющего обязанности директора департамента культуры С. Фральцева:

«Ваше обращение по вопросу сохранения Центрального музея ВВС, поступившее из Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан, рассмотрено. Выраженная Вами забота о сохранении культурного наследия, артефактов военно-технической истории России заслуживает внимания и одобрения. Вместе с тем источник информации о предполагаемом перемещении экспонатов Центрального музея Военно-Воздушных Сил Вами не указан, без чего всестороннее и объективное рассмотрение поднятого вопроса не представляется возможным».

Нормально поговорили!

***

«Так этот Фральцев вральцевым оказался? – огорчилась Алина Тихоновна. – Мы с трудом оправились от уничтожения Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина. У меня невестка – Мила Михайловна – работала начальником одного из отделов кафедры русского языка академии. Преподавала русский иностранцам и вот в 2011­м прислали машину из Воронежа и велели все методические пособия передать туда. Своим интеллектуальным трудом ни один преподаватель делиться не стал. Уже позже Миле стали звонить слушатели: “Мила Михайловна! Это ужас какой-то: первый и второй курсы разъехались. Иностранцы этого не выдержали”. А ведь сколько их у нас здесь было! Мы сорок лет дружим с болгарской семьёй.

Для нас Монино, армия и родина – не просто слова. Это наша жизнь. Родители моего мужа посвятили себя службе: отец – участник Великой Оте­чественной войны, полковник, мать – майор КГБ. Мой отец – Тихон Терентьевич Попов – до войны был замминистра угольной промышленности СССР.

Муж тоже участник войны. Сначала он был в школе младших специалистов, а потом кончил Подольское авиационное училище. Служил радистом. Отправили на фронт. По приезде оставили его в землянке. И начался обстрел. Муж выскочил – и бежать. Ему вслед кричали, мол, куда ты, убьют. Когда же всё кончилось, оказалось, что мой Володя живой, а землянки нет.

В последние дни войны связь с Берлином пропала, и когда муж наладил её, то первым услышал о Победе…

Десятки лет мой Владимир Леонидович служил в академии. Когда он работал начальником лаборатории, заведующий кафедрой Пётр Иванович каждый вечер ему звонил:

– Володь, сходи к генералу Самохину: у него телевизор полетел… Сходи к генералу такому­то: у него то-то случилось… Сходи к Красовскому…

– Пётр Иваныч, – пре­рвала я однажды их разговор, – никуда Володю не пущу: у нас самих месяц телевизор не работает.

Помимо того, что он прекрасный радист, у него ещё и руки золотые.

Но я отвлеклась. Монино – это наша жизнь. Музея мы не отдадим. У нас не так много осталось. Академию перевели, а по факту разбазарили. А теперь (слово-то какое нашли!) перебазируют музей. Но тоже всё на разбазаривание похоже».

***

Пока мы с Алиной Тихоновной беседовали, пришла новость, что в этот же день – четвёртого июля – в музее работала комиссия. Об этом на своей странице в социальной сети сообщил известный журналист-монинец Александр Сладков:

«Сегодня Монинский музей ВВС опять атаковала комиссия Минобороны, для переброски экспонатов в “Патриот”!!!»

***

IMG_3936Затронули мы в разговоре с Алиной Тихоновной и тему строительства в Монине сизо. Об этом она просто не смогла говорить.

Уходя, я оглянулась на её подъезд. На нём три мемориальные доски:

«В этом доме жил с 1970 по 1990 год Герой Советского Союза Григорий Устинович Чернецов»; «В этом доме жил с 1969 по 2008 год Герой Советского Союза Николай Иванович Гапеёнок»; «В этом доме жил с 1971 по 1990 год Герой Советского Союза Владимир Ефимович Шапара».

На соседнем подъезде то же:

«В этом доме жил с 1969 по 1993 год Герой Советского Союза Виктор Александрович Кумсков»; «В этом доме жил с 1884 по 1988 год Герой Советского Союза Николай Иванович Фомин»; «В этом доме жил с 1975 по 1998 Герой Советского Союза Семён Андрианович Лебедев». 

Другие два дома прошла,  низко опустив голову. Эх!..

Екатерина КОЛМАКОВА,
корр. «Впрямь».
Монино.