Неясный свет, или «Витаминам» нужны антибиотики

Главная \ Редакция \ Екатерина ПОШИВАЛОВА \ Статьи Екатерины ПОШИВАЛОВОЙ \ Неясный свет, или «Витаминам» нужны антибиотики
« Назад

Неясный свет, или «Витаминам» нужны антибиотики 10.08.2018 17:34

СНТ «Витамины» находится рядом с деревней Орлово в сельском поселении Трубинское. Участки там стали давать ещё в девяностые годы работникам витаминного завода, оттого и пошло название. Выглядит СНТ не бедняцкой деревней, а вполне себе респектабельным посёлком с добротными домами. Вход на территорию предваряют автоматические ворота, которые не каждое садоводческое товарищество может себе позволить.

Несанкционированному собранию предшествовало заседание правления, на котором разбирали письмо с просьбой представить все документы хозяйственной деятельности СНТ. Некоторые пункты этого запроса IMG_0631вызывали одобрительное качание головой членов правления, некоторые – смех.

Возбудительницей спокойствия стала Наталья Столярская, а точнее – её зять Павел Александров, подошедший к выяснению положения финансовых дел со всей юридической грамотностью. Так, не будучи членом СНТ, он заручился от тёщи нотариальной доверенностью, согласно которой и задавал вопросы.

В целом правление сочло его письмо списанным с какого-то важного бухгалтерского запроса; на двадцать вопросов из тридцати члены правления ответить не смогли.

Во время разбора председательница задала Столярской один вопрос:

– Наталья Борисовна, в связи с чем всё это возникло?

– После нашего собрания. Меня вообще здесь не было. Я уезжала. Был мой зять: Павел Юрьевич. Он юридически разбирается. Ко мне вообще никаких вопросов. Я просто дала ему доверенность как собственница участка, чтобы он всем этим занимался. Он хочет узнать, куда расходуются наши деньги, которые мы сдаём. Паша сказал, что на собрании объявили, что с первого октября будет отключено электричество. Это с какого? Мы ставим дом, чтобы жить здесь зимой! – распалилась Столярская.

– Почему тогда должники не платят за электричество? – наивно спросила Грачёва.

– Собери десять мужиков и скажи: пошли выбивать долги! – предложила Столярская.

В разговор вмешалась бывшая председательница «Витаминов» Людмила Кузьмичёва:

– Мы все друг друга тут знаем. Зимой здесь живёт семья с двумя детьми, и Грачёва поступила по-человечески, не отключив свет. 

– По закону мы не имеем права отключать, можем только ограничить и всё. Закон выше устава, – поспешила пояснить Грачёва. 

– В мою бытность председателем мы отключили свет одному члену, а потом его сын пришёл ко мне с пистолетом. Вот тебе и электричество! – сказала Кузьмичёва.

Все стали говорить одновременно, и слух улавливал лишь отдельные фразы:

– Хоть на одного неплательщика подали в суд?

– Электричество? Мусор? Сколько раз зимой вывозили мусор?

– Всё одно и то же каждый год! Сколько можно?!

Собрание превратилось в балаган. Грачёвой удалось успокоить всех, вернувшись к письму.

Правление было единогласным лишь в том, что Грачёва работает хорошо и нечего приводить в смущение граждан. На том и разошлись.

Надо бить добрее

Собрание инициативной группы едва ли насчитывало десяток человек. Его предводитель Владимир Луньков был приветлив и с удовольствием делился своим недовольством правлением. Правда, его монолог постоянно прерывали проходящие мимо соседи. Луньков для пущей убедительности старался ответить каждому.

– Вы какой год народ баламутите? Вы же были уже в ревизионной комиссии… – кинул реплику прохожий.

– Был! Работал! Но при чём здесь «сейчас» и «тогда»? – отвечал вопросом Луньков и продолжал: – У нас председатель пятый год проводит собрания в одном ключе. Детский лепет! Никто даже не отчитывается.

У Лунькова нашлись поддержатели:

– Деньги уходят в никуда. Нам не представляют документов. Вот у нас тут парень есть, он написал очень грамотное письмо в правление. Мы все его подписали. Куда деваются наши деньги? Фонари не зажигают, постоянно ссылаются на то, что денег нет даже на лампочки. Главная наша претензия заключается в том, что председатель не представляет отчётности.

– Целый семейный грачёвский бизнес. У председателя все члены семьи тут оформлены на работу. Списывают деньги на работников, – кажется, безосновательно заявил Луньков.

–  Володя, ты тут вообще никто! Хватит уже распинаться! – опять оговорили оратора.

– Я никто? На мой участок у меня договор купли-продажи. Я его ещё оформляю в собственность, – обидчиво оправдывался Луньков.

– Ага! Пятый год…

***

Напомнили Лунькову и его старые дела. Некогда Владимир был председателем гаражного кооператива «Авангард». Об этом писала общественно-политическая газета Щёлковского района «Щелковчанка» (см. № 47/2013):

«Вот в ГСК “Авангард” (этот кооператив раскинул свои владенья недалеко от ДРСУ) некому заступиться за его членов. Некому предостеречь автолюбителей от надвигающегося надувательства. Нам рассказала об этом его бывший бухгалтер Нина Волянская. Она честно служила своему кооперативу, членом которого является с 1989 года, с первого дня его основания. Но однажды на должность председателя кооператива взобрался некто В. Луньков. Как утверждает Нина Ивановна, сделал он это по-бандитски, вероломно взяв власть в свои руки.

IMG_3957Первое, что сотворил новоявленный босс, – так это отгрыз телефонную связь: видимо, боялся, что члены кооператива позвонят, чтобы попросить помощи. А после этого пустился убирать законного бухгалтера. Безапелляционно пробовал отстранить её от работы за якобы хищение денежных средств, присвоение зарплаты. Когда это не подтвердилось, Луньков привёл какого-то милиционера и заставил Нину Ивановну при страже порядка отдать все деньги из сейфа ему. Милиционер не представился, а колоритно играл роль свадебного генерала: раздувал щёки до погон.

Забрав ключи от сейфа и бумаги, В. Луньков нынче сам заправляет всем. И что́ он творит в “Авангарде”, известно только ему. А Нина Ивановна ходит безрезультатно в прокуратуру, в суд. Её делом никто не желает заниматься.

– А что вы хотите от редакции? – спросили мы. – Вряд ли ваш обидчик Луньков ответит нам, откуда он взял милиционера и как того зовут. Бороться с нашей прокуратурой бесполезно: она крупными делами вертит, а тут, подумаешь, какой-то сейф с документами и деньгами конфисковали у беззащитной женщины в присутствии доблестной милиции.

– Я хочу, – ответила Нина Ивановна, – чтобы вы донесли через газету правду нашим членам ГСК о том, какой сомнительной чистоплотности человек теперь у руля “Авангарда”. “Щелковчанку” увидят наши 800 членов кооператива и, возможно, примут решение. Не то поздно будет...

Всё это к вопросу о том, что члены кооператива не интересуются, кто у них сегодня в ГСК первый человек. На следующее утро, обнаружив, что у них нет бухгалтера, никто из них не поднял бучу, не заступился за Нину Ивановну, не навёл порядка в своём кооперативе. “Нам-то что, – рассуждают некоторые. – Мы взносы платим регулярно!” А что с ними будет завтра, им дела нет. Пока».

***

Вот это всё Лунькову и припомнили. Не иголкой в стоге сена оказались такие дела на щёлковском миру.

Луньков тараторил:

– Мои кончились полномочия, я ушёл. Бухгалтер со мной пять лет работал. Бухгалтер сейчас там работает. Ну не может быть так, чтобы председатель воровал, а бухгалтер был чистым. Сплетни…

Зная все эти дела Владимира Константиновича, председатель Грачёва вызвала на собрание полицию.

Инициативная группа высказала единственную и главную претензию:

«Мы хотим знать, куда уходят наши деньги! Кооперативу почти тридцать лет, а ещё не сделано межевание земли, не лицензирована вод­ная скважина…»

В общем, претензий к председателю набралось много, правда, от меньшинства.

Три фазы дали мощности

Павел Александров, приславший письмо в правление СНТ «Витамины», пожелал его прокомментировать.

Началась эта история с того, что он решил построить на даче дом для круглогодичного проживания. И стал вникать в дела СНТ. Для него стало новостью, что разрешённая мощность потребления в «Витаминах» составляет всего 5 КВт. Для большого дома это ничто. Тогда Александров подумал, что единственная возможность не прослабить дом с электроснабжением – подключить три фазы. Посоветовавшись с местным электриком, Павел отправился на общее собрание, которое проводила Грачёва.

Он рассказывает:

«Мне абсолютно ничего не нужно от СНТ, кроме порядка. Я не имею никаких притязаний, кроме как организации комфорта для моей семьи. Меня отождествляют с Луньковым, хотя я никакого отношения к нему не имею. Про собрание надо сказать отдельно, я впервые был на нём. Из председателя сделали вождя и царя, которого нужно только хвалить и кланяться ему. Вся система правления опаздывает лет на сорок. В большинстве своём люди перестали ходить на собрание. Хотя на этом были несколько человек, которые стали задавать неудобные вопросы. И как только их произносили, то в тему тут же включались прихлебатели и начинали орать. И тему просто закрывали.

Кроме всего прочего, на собрании объявили, что поскольку много должников за электричество, то с первого октября по первое апреля во всём СНТ отключат свет. Вот это поворот! Прямое нарушение федерального законодательства.

Попытался задать вопрос и я, но получил ту же самую реакцию толпы. Тогда ко мне подошла женщина и сказала, мол, я вижу, что вы грамотно рассуждаете, и предложила написать председателю заявление со всеми нашими вопросами. Тут же нашёлся листок, ручка, стол и стул и люди буквально стали мне диктовать…

Ответом на все наши вопросы была справка, в которой не было ничего отражено.

Я спрашивал у председателя и документы по задолженности. Она ответила, что никаких документов давать не будет. В общем, со светом вопрос остался неясным.

Если все деньги в СНТ идут правильно и расходуются целево, то что тогда председателю скрывать? Что человеку бояться? Когда я написал ещё одно письмо, под которым подписались уже сорок семей, мне стали звонить какие-то непонятные люди, как­то стали умасливать меня. Грачёва до сих пор не ответила нам. Теперь мы подготовили обращение в прокуратуру.

Вопрос с тремя фазами для нашего дома так и не решился, хотя сложности никакой в этом нет».

Скрывать нечего!

Грачёва завершила:

«Мне непонятно, откуда взялись все эти домыслы и нападки. Моя семья не работает здесь и, соответственно, не получает никакой зарплаты. Иногда со мной в правлении сидит моя внучка, но она просто помогает.

Ходит слух, что в СНТ крутятся миллионы. О чём вы? Все взносы составляют около миллиона рублей, из которого мы платим за электричество, за вывоз мусора и налоги… Постоянно возникает недоплата, которую приходится перекрывать членскими взносами. Вопреки представлениям, не все сдают деньги.

Кроме того, отмечу, что у нашего СНТ нет ни перед кем задолженности. Это принципиально важно. Мы справляемся.

Теперь к СНТ ведёт асфальтированная дорога, которую я добивалась с 2015 года. Все это приняли как само собой разумеющееся. Лицензирование скважины – это не так просто, как кажется, и тот, кто с этим не сталкивался, пусть не возводит напраслины. Идёт у нас и межевание земель общего пользования. Что ещё народу надо?

Что касается личных дел семьи Столярских-Александровых, то при чём здесь моё одобрение или согласие на что-то? Об увеличении мощности они должны были обратиться в правление.

И чтобы не быть голо­словной, теперь в бытовке висят таблицы доходов и расходов СНТ по годам. Вывесила даже этот год. Смотрите, пожалуйста! Мне скрывать нечего!»

***

К сожалению, не одно СНТ погубил вопрос электричества. Некоторые члены СНТ не платят за потреблённую электроэнергию, а общий счёт на оплату выставляют на всех. Так копятся долги садоводческих товариществ.

Некоторые председатели, решив избавиться от проблемы недосбора за электро­энергию, уже давно написали заявление в Московскую объединённую электросетевую компанию (МОЭСК) и перевели каждый участок на индивидуальные договора. То есть теперь каждый домовладелец платит за свет по своему лицевому счёту, как в квартире. Конечно, всему предшествовало разрешение технических условий, но, как показала практика, нерешаемых ситуаций с МОЭСКом не бывает. Были бы возможности у председателя. А пока СНТ «Витамины» сильно болеет и помочь ему, кажется, могут только антибиотики – в виде толковых умов. 

Екатерина КОЛМАКОВА,
корр. «Впрямь».