Матяшно­молнаровская полоса душевной пустоты

Главная \ Редакция \ Екатерина ПОШИВАЛОВА \ Статьи Екатерины ПОШИВАЛОВОЙ \ Матяшно­молнаровская полоса душевной пустоты
« Назад

Матяшно­молнаровская полоса душевной пустоты 26.06.2018 00:31

Год назад по просьбе жителей я писала о том, что они хотят внести ясность: кому же всё­-таки установлен памятник*).

Нина Николаевна Зайцева (в девичестве Белкина) вспоминала своего дядьку Василия Ивановича Белкина. Он погиб в сорок втором и похоронен в Калужской области.

Она сказала:

 – Мы всё смотрим­смотрим, рассуждаем­рассуждаем. Кто тут перечислен? Те, кто погиб далеко от дома, или просто участники войны? Тогда несправедливо не вписан другой мой дядька Валентин Иванович Белкин. Он воевал, был серьёзно ранен, но пришёл с войны. Что это: разногласия или недогляд? По моему мнению, на памятнике должны быть имена тех, кто погиб именно в боях за Родину.

Владимир Николаевич Сарычев поддержал соседку:

– Правильно Нина Николаевна говорит! Мой отец Николай Михайлович самый старший из пяти братьев в семье. Он участник не только Великой Отечественной, но и Финской войны. Умер шесть лет назад в почтенном возрасте. Прожил долгую жизнь. Я не посчитал нужным просить вписывать сюда его имя. Это ни к чему. У меня три дядьки погибли на войне. А вот мой двоюродный брат очень хотел, чтобы имя его отца – дяди Васи – было на плите. А Василий Михайлович вообще не участник войны: он труженик тыла. Статус памятника надо соблюдать. Он тем, кто не вернулся! Без ошибок и в именах моих родственников не обошлось. Мой дядька – Леонид Михайлович, а тут “П.М.” Хотя на старом памятнике было всё правильно».

Старый памятник делали сами жители и, как видим сейчас, отнеслись к памяти своих родственников более бережно, нежели теперешние власти. После установки памятника на всеобщее обозрение были выставлены фотографии, где руководитель свердловской администрации Сергей Молнар и глава городского поселения Свердловский Александр Матяш обхаживали памятник: вот­де мы какие деятельные!

Их надутость оказалось пшиком. Двенадцать месяцев им со всех трибун долдонили: исправьте, исправьте!

Активист свердловчанин Алексей Скворцов рассказал:

«По архивам я искал тех, чьих имён ещё нет на памятнике, и дополнил список двадцатью тремя фамилиями. Один из нынче нанесённых на памятник вообще вызывает большие сомнения. По рассказам местных жителей, он приехал после войны. В военных архивах он не числился. Говорят, после войны женщины, которые работали здесь, узнали в нём надсмоторщика из конц­лагеря… Его фамилия тоже написана с ошибкой. Степан Кривошея на самом деле Кривошеев. Все эти данные я отправил Матяшу, но, как видите, ничего не изменилось.

Писал я в администрацию письма об установке памятника в деревне Савинки, там я нашёл четырёх погибших».

Кстати отметить, памятники погибшим в годы Великой Отечественной войны находятся под особой охраной, но вот документов на то, чтобы сменить памятник, по сию пору никто не видел. Никакого контракта на работы никто ни с кем не заключал. Так и выходит, что претензии предъявить некому. Однако, по рассказам жителей, в одном из разговоров Матяш пролился, что памятник делал его сын.

Восьмого мая Матяш на своей странице в соцсети отчитывается:

«В г. п. Свердловский: д. Митянино, д. Корпуса, д. Осеево, д. Орловка – состоялись митинги, посвящённые 73­й годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне. С Днём Победы вас, свердловчане! Мирного неба и счастья в семьях. А о погибших героях скорбим и помним».

Александр Петрович! Что вы вкладываете в слова скорбим и помним? Неужели лишь звуки? Вот и выходит, что у вас на двоих с Молнаром полоса душевной пустоты.

Екатерина КОЛМАКОВА,
корр. «Впрямь».

_________________________________________________

*) См. № 29/2017: «Корпуса неполной памяти».